www.work-zilla.com

2510 лет спустя

«Здравствуй, брат! Пишу тебе впервые, хоть и обещал отписаться сразу. Как тебе известно, я на Венере уже не первый световой год. Тут у нас жарко. Так что ничего удивительного, что венерианки шастают в чем мать родила, треся своим троегрудием и вертя задницой. Ну а чтобы не случилось теплового удара, они носят защитные члемы. (это у Вас «шлемы», а наши по форме напоминают луну в форме залупы). Сам сижу в таком — принимаю сигнал с Земли. Это к вопросу о нравах, царящих на нашей планете.

Если кто из знакомых в гости приехать намеревается, то воспользуйтесь межпланетными дамбасами (Damb-bus).
А дезинформацию о том, что дамбасы по дороге взрывают — вы не воспринимайте всерьез, все это враки и происки украниянцев. Звездный путь чист — как мой анальный проход после наноклизмы (перед полетом обязательная процедура).

Ну а по поводу гостинцев — сам знаешь! Выращиваю тут по тихому топинамбур. Он у нас тут узаконен в отличии от вас. Так что высылаю тебе мешочек. Как попробуешь — сразу пиши мне. Расскажу как готовить чипсы с них. Но если не дойдет — считайте, что подбил спутник-шпион или прямо на почте (межпланетной) изъяли.

Целую! Обнимаю! Люблю! Твой младший брат Артем-ом.»

Видеосообщение было отправлено моему родному брату Олегу, а топинамбур слать я не стал от греха подальше. Пусть думает, что украниане покрали! И волки сыты и козы целые.

В видеописьме я опустил некоторые подробности своей здешней бытности, дабы прослушка не выявила диверсии. На самом же деле все обстояло куда хуже.

Меня уже пяток раз повязывали на полшишки из-за подозрительной внешности и диковатой пластики. Чтобы не «садится на кукан» (так у них называют большой срок), я давал согласие на «пососать», т. е. общественные работы по очистке полицейских члемов.

Пока я занимался зачисткой этих самых члемов, заключенные венерианцы (хотя среди них было полно черных афро-платонианцев) постоянно подтрунивали и улыбались надо мной.
Паханы говорили, что зачистка члемов — западло, лучше иконки выжигать для i-церкви.

Однажды произошел казус, который навсегда отпечатался в моем веществе и изменил мою треклятую жизнь.

Я как-то подошел за баландой слишком близко, забывшись от голода, и высунул язык (что не по-понятиям) и получил алюминиевой ложкой по носу… и залупой по губам. Все произошло так быстро, что я даже не понял как стал опущенцем. Теперь меня не пускали в общую кормушку, а если я переходил черту, то подцепляли за отверстие ануса спецальной заточкой из алюминиевой ложки.

Так не могло продолжаться до бесконечности и мое терпение уже было на исходе. Я был готов прооосто взорваться.

Почему всегда получалось всё так нелепо, я хотел для всех арестантов только самого лучшего. Но все что я делал оказывалось не так и не сяк. Я не понимал в чем я ошибаюсь. Конечно, моя самая большая ошибка в том, что некоторые наши зэки в курсе того, что я к Тюремной администрации испытываю страстные возвышенные чувства под названием ЛЮБОВЬ. Но с другой стороны, почему я должен скрывать самые замечательные чувства, которые дают крылья?! Со своей стороны я хотел чтобы об этом знал весь мир, как сильно я люблю, как Тюремная администрация мне дорога. Но для нее это было не мыслимо…

Последний наш конфликт (поножовщина), как оказалось стал апоГЕЕМ всей нашей тяжбы. Мы решили прекратить наше тюремное общение… навсегда!!! И я ушел с тюрьмы. Дело в том, что в наших венерианских тюрячках сидят по собственному желанию (только там можно заниматься содомией без страхов и упреков).

Когда я откинулся я стал как Дикий (сидел у нас такой парниша… на параше). Он рассказывал, что когда вышел, оказалось, прошло уже лет 25—10 или что-то типа того. Сказать что он охерел — не сказать ровным счетом ни-че-го! Он просто-на просто О-ХУ-ерел. Вся его семья давным-давно превратилась в звездную пыль, а дом отошел гос-ву.

Точно то же самое произошлои со мной. Я стоял поперек жизни и должен был выбрать: вертеться вочком-ом-ом или вертеться на хую. Я выбрал сначала второе (но не понравилось) и пришлось выбрать первое.

Побирался на улице, просил милостыню. Меня никто не воспринимал в серьез. Как же на самом деле это чертовски мучительно, когда твоя семья не переживает тебя, а ты её. Прошло уже чуть больше полу светового года моего бродяжничества, а она все не выходит у меня из головы. Чего только я не испытал: унижение & принуждение, золотой дождь, свингеры, в попку etc.

Я вспомнил о Карине, оставшейся дома, потому что боится летать. Как же мне хочется ощущать её присутствие рядом. Просто видеть её. Общаться с ней.
Похоже на одержимость? Возможно это так, но я не стесняюсь этого и готов признать, что у меня зависимость, имя ей… Олег. А вы кто думали. Карина вообще шлюха еще та. Спит со всеми подряд, и с Хвостиком, Алешкой и даже скотоложится с псом Чарликом. И все же, при всём вышеописанном — она остается моей главной движущей силой, моим де (рь) мотиватором.

В один ужасный день, когда я сидел на паперти в драных трикотажных брюках ко мне подошел сжимая табличку некто. На табличке была надпись:

РАК МОШОНКИ III-ей степени. (что на венерианском диалекте значит: Дiнь добрi! (в переводе с укранианского).

И мне была протянута рука — щупальце. Если бы мне вчера предложили такое, я бы отказался на отрез. Но сегодня я уже весь сотряссался от голода, холода и бесконечных ломок. Поэтому я с нетерпением протянул губы к самым щупальцам, готовясь отработать.

— Я не по этой части! — было ответом мне.

— Не по этой, так не по этой. — ответил я снимая трикотажные брюки, отклячивая попу.

— Артем-ом! Ты что? Не узнал меня? Я твой брат Олежа.

Я высунул свои окуляры и не мог поверить им. Мой родной брат видит меня не в самом лучшем свете, так еще и загнутым рачком. Теперь мне никогда не отмыться до бела.

Но это все пустяки по сравнению с тем… что у него тентакли за место рук!!!

— Олежа, что с тобой сделали эти кибер-готы. Ты же был такой пай-мальчик. Слюнки текли.

— Это все мода. — ответил Олег. — Ты тоже по молодости угорал по кальмаровым кольцам на залупе, так дай и мне поугорать по щупальце.

— Как ты меня нашел?

— По последним технологиям. Артем-ом, тебя разыскивают по всем 69-ти космо-штатам.

— Что инкреминирут, падлы?

— Ты сбежал из тюрмы! Что ты хочешь?

— Я думал можно. Там было не заперто и охранник спал… с другим охранником.
— Плохи дела твои, братиша.

— Что теперь со мной сбудется?

— Да за такое выжигание ануса и подушечек пальцев, как минимум.

— Да ладно!!

— Шутка! Вывозят в лес и кидают в прорубь.

— Как на матушке-Земле.

— Как на ней родимой.

Слезы выступили на наших густых ресницах. Мы уже во всю обжимались проявляя тепло.

— Полетели со мной в Россию-2, брат.

Я выпрямился и посмотрел Олегу прямо в глаза.

— Тогда прямо сейчас налей мне водки и улетай. Без меня.

— Но почему?

— По хуячу. Я лучше здесь члемы чистить буду собственным языком, чем в Россию-2.

— Но почему?

— Потому что я… по России-1 скучаю. Душа болит, Олежа, за Родину.

(Флешбэком у меня в голове пронесся взрыв, который стер с лица Земли СНГ (С Новым Годом!!!)))

P. S. Посвящается писателям моего детсва Станиславу Жижеку и Сатаниславу Члему, и моему покровителю метру жанра Йуре 2510

Читайте также...

Поезд

Мы едем в купе поезда и мы одни. Руками прижимаю твое тело к себе и …

39 queries in 0,294 seconds.