www.work-zilla.com

7 дней

От автора

На фоне творческого кризиса и сплошной чернухи у меня в голове неожиданно родилась такая вот светлая история. Рассказ писался быстро, пока муза не покинула меня. Простите заранее за ошибки (буду признателен, если вы укажете на ошибки в сообщении в ЛС.)

7 дней

Майку было 18, когда умерла его мама. Семья была очень богата, огромный дом, машины, прислуга, горничные.

Вскоре отец завел любовницу и как-то незаметно прошла и свадьба. Отцу было уже за 60, старшие дети разъехались, с отцом оставался только Майк, младший в семье.

Стояла теплая весна. Майк лежал на диване голый и смотрел что-то по телевизору. Он только вылез из бассейна и обтерся. Несмотря на то, что это не всем нравилось, он и при домашних плавал и ходил голый. Он был натурист и обнажался, как только представлялась возможность.

Раздался звонок. Майк неохотно поплелся открывать дверь. Он широко распахнул дверь.

— Вам кого?

За порогом стояла блондинка лет 25, не по погоде тепло одетая, но с идеальным телом, гладкой кожей и волнистыми волосами. Она не ожидала увидеть такое и невольно перевела взгляд на член, он не стоял, но и не был вялым, и был довольно приличного размера.

— О… Я… А… — девушка явно забыла как говорить.

— Не, не, нам ничего не надо, — Майк захлопнул дверь перед лицом девушки.

Через минуту она снова позвонила.

— Ну что? — раздраженно сказал Майк, открыв дверь.

— Я Мила, — выдавила сухо девушка.

— Поздравляю. Мне это ни о чем не говорит.

— Я жена Оливера.

— Какого Оли… Ааа, ты папина новая жена? Не думал, что ты такая молодая.

Мила стояла взмокшая от теплой одежды и пунцовая, то и дело косясь на член. Майк чисто брил себя, к тому же был в превосходной форме, девушке было на что посмотреть.

Мила часто сглатывала слюну и хоть и старалась не смотреть, все же бросала взгляды то на мускулистую грудь, то на рельефный живот, то на член.

— Ну привет, Мила, — Майк обнял стоящую столбом девушку и поцеловал в щеку.

От близости голого парня у Милы стала кружиться голова.

— Проходи, пойдем я покажу спальню. Там есть ванная, можешь принять душ, ты наверно вся мокрая.

При слове «мокрая» Мила почему-то прислушалась к ощущениям в своих трусиках, но потом до нее дошло, что имелся в виду пот от жары.

— Я отнесу твои сумки. Когда приведешь себя в порядок я покажу тебе дом и познакомлю с прислугой. Пошли.

Майк взял ее за руку и потащил. Мила опять ойкнула и поплелась следом, поглядывая на зад парня.

— Вот ваша с папой спальня. Он любит лежать слева. Гардеробная тут, а ванная тут. Там есть душевая кабинка и джакузи. О! Я же не представился. Я Майк.

— Я знаю, Оливер говорил.

— Отлично, я принесу сумки.

— Майк, — сказала Мила, — А,… а почему ты голый.

— Я в бассейне плавал, одеться не успел. А плавки я терпеть не могу. И вообще я люблю ходить голый, когда тепло.

— А что твой папа не против?, — спросила Мила стараясь не коситься на член.

— Нет, они с мамой как-то заставили меня одеваться, когда я пришел в трусах на званный ужин. После скандала я смылся в нудистский поселок во Францию. Тогда они разрешили мне ходить как хочу, только просили при гостях что-то одевать. Ладно я вниз.

Мила проводила его взглядом, уставившись на зад Майка. Затем закрыла дверь и зашла в ванную.

Встав под струи теплой воды она старалась расслабиться и успокоиться, но вид колыхающегося члена ее пасынка не выходил из головы.

Ей пришлось поласкать себя ручкой, чтобы избавиться от наваждения. Почему-то она представила как берет в рот у Майка и потом он берет ее сзади. Как она ни старалась убрать Майка из фантазий, он упорно возвращался и она так и кончила.

— Вот блин, что за напасть, — подумала Мила.

Она вышла из ванной вытирая волосы, положила полотенце и посмотрела на себя в зеркало, как вдруг дверь спальной распахнулась и вошел Майк с багажом.

— А тебе наверно нечего одеть. В какой сумке у тебя трусики? — Майк не принялся глазеть на ее тело, а только вопросительно посмотрел в глаза.

Мила в шоке смотрела широко распахнутыми глазами и пыталась сообразить, что ей делать.

— В красной, — выжала из себя Мила.

Майк положил чемоданы, раскрыл красную сумку и аккуратно выложил из нее вещи на кровать. Когда он нашел пакет с нижним бельем он разложил его содержимое на кровати и спросил

— Какие?

— Майк, может я сама?

— А, ну как хочешь. Я в бассейне или внизу.

Мила посмотрела на себя. Шикарная блондинка, ровный загар и бархатистая кожа, стоячая крупная грудь со вздернутыми сосками, гладко выбритая киска и лобок, гладкий плоский живот.

— Почему он не смотрел на меня? Он что гей? — подумала Мила и разглядывала себя в зеркало.

Когда она спустилась Майк сидел на диване спиной к ней.

Мила подошла сказать свое «фи» по поводу того, что он ворвался к ней в комнату, но подойдя ближе, она снова потеряла дар речи.

Майк лежал на диване, а между ног у него орудовала рыжая девичья головка, девушка лежала на животе выпятив голую попку и с усердием отсасывала, задерживаясь губами у лобка Майка.

— Мила, это моя подруга Кейт. — сказал Майк не отрываясь от телевизора.

— При… вет… Кейт, — еле выговорила Мила.

— Котенок, это Мила, папина новая жена.

Кейт не отрываясь от члена посмотрела на Милу, затем вынула член, взяла его в ручку и опустив голову ниже принялась лизать мошонку.

Мила уставилась на член и на то как девушка сладко лижет яйца Майку. Майк был совсем без волос и чертовски красив.

Кейт заметила заинтересованный взгляд.

— Ммм,… — промурчала Кейт и направила член к Миле как бы предлагая его. Ее совершенно не смущало, что она является, как бы, сменой мамы ее парня.

Мила чаще задышала стараясь сообразить, что делать.

— Хочешь? — спросила Кейт, облизывая ствол и вопросительно смотря на Милу.

— В другой раз, — наконец сказала Мила и поняв, что за глупость сморозила, поторопилась уйти.

— Черт, я чуть не поддалась. Что за фигня тут происходит? Блин, еще чуть чуть я бы встала на колени и взяла в рот. Вот дура. — думала Мила ругая себя.

Мила подглядывала из-за угла. Кейт насосавшись, привстала, оседлала Майка и направила член себе в пещерку. Поелозив немного она села полностью на член, выпустив сладкий стон и начала двигаться.

Майк гладил девушку за бедро, но продолжал что-то смотреть по телевизору.

Тут входная дверь отворилась и вошел мужчина лет 60-ти.

— Привет Майк, привет Кети. Я вернулся.

— Здравствуйте, дядя Оливер. Простите что мы тут, если мешаем мы уйдем. — раздался звонкий голосок Кейт.

— Нет, нет девочка, развлекайтесь, — ответил мужчина абсолютно спокойно.

— Привет па. Там твоя жена приехала.

— Хорошо. Вы познакомились?

— Да, она ничего. Только какая-то потерянная, еле языком ворочает.

— А вы так и встречали ее?

— Нет, Кейт только пришла. Я ее встретил.

— Странно, может с дороги утомилась.

Мила поторопилась в спальню.

— Привет, дорогая. Как доехала? Как себя чувствуешь? — поприветствовал седой мужчина свою жену.

— Здравствуй, любимый. Нормально.

— Эмм, Оливер, — добавила она, — а это у вас принято, что сын занимается сексом с девушкой в гостиной?

— Ох, Мила. Майк у меня младший и он такой, что лучше позволить ему делать, что хочет, не то хуже будет. К тому же я привык.

— Ну, а если гости придут.

— Гости должны стучаться или предупреждать заранее.

— А что такого Майк может сделать, что ему запретить нельзя. Ну хотя бы не в гостиной.

— Ой, Мила. Этот чудик как-то раз пришел не один, а в обнимку. Знаешь с кем?

— С кем?

— С парнем. Заявляется и спрашивает, вы не против если он у нас переночует. А сам его за зад трогает. А этот парень улыбается и обнимает Майка за шею. Меня чуть кондратий не хватил. Мы с Майком поговорили и он сказал, что как бы не против девушек, но ему как-то одинаково.

— Я не знаю, он эту сценку спланировал или на самом деле так. Но от греха подальше лучше пусть с девушками. И кстати Кейт замечательная девочка, приветливая, заботливая, пироги печет отменные, и родители у нее богатые и очень милые. Не знаю получатся ли у них долгие отношения, но я рад что они вместе.

— Понятно. Ну ладно.

— Кстати Майк не любит одежду, ты как-нибудь потерпи, потом привыкнешь. Майк приставать не будет, у него девушек как грязи, стоит ему свистнуть — сотня прибежит.

Кстати у него через неделю день рождения, он вечеринку устраивать будет. Нам придется куда-нибудь поехать, тут такое творится. Хотя ты молодая, может потанцевать останешься.

Затем задумался и добавил:

— Если останешься я оставлю охрану присмотреть, а то когда Майк устраивает вечеринку, ни одна девушка не может выйти из дома пока ее не отымеют 3 раза. Если девушка с парнем, то парень должен сделать это. За этим следят. А тем кто без пары приходится не сладко, — улыбнулся Оливер.

— Ты серьезно? — нахмурилась Мила.

— Да,… — задумчиво сказал Оливер, — у них еще правило есть: за каждый элемент одежды, что на тебе останется при входе нужно выпить 5 шотов виски. Нет, тебе наверно лучше не оставаться. Ну или у Майка попросить сделать исключение для тебя.

Мы как-то раз с Нелли остались, по всем правилам, — говорил Оливер, смотря куда-то и задумчиво улыбаясь., — мы с ней осилили только трусы. А вот за выход пришлось попотеть. Но игры у них классные, особенно в бассейне.

— А что-за игра в бассейне?

— Ну ты прыгаешь в бассейн, а там полно… Эээ, лучше спроси у Майка, я правила точно не знаю. Просто забавно было наблюдать.

Оливер повернулся к ванной

— Без исключений я тебя не пущу, а я там был, мне одного раза хватило.

Вечер прошел довольно прилично. За ужином Майк оделся и Кейт была в прекрасном платье. Ее мать, Вероника, пришла на ужин. На ней было платье без белья,

с глубоким широким декольте переходящим в разрез сбоку. Платье не совсем прилегало к телу и иногда оголялся сосок или даже вся грудь, а когда она вставала из-за стола,

оказалось разрез съехал и на несколько секунд все увидели ее бритые нижние губки. За столом все мило беседовали и шутили.

Прислуга накрывала на стол, разливала дорогое вино. Вокруг белоснежные скатерти, позолоченная посуда, серебряные приборы. Все как полагается. Мила получала истинное удовольствие и ее почти не тревожили мысли о своей корысти. Хотя обычно ее голова была занята одними деньгами.

— Что-то не так, — думала Мила, — я же должна получить удовольствие. Как будто чего-то не хватает.

И тут она перевела взгляд на Майка и в ее глазах возник вид его члена, мускулистого стройного тела. Она вспомнила как стояла голой перед ним и ее пещерка, в которой давно никого не было дала о себе знать.

Оливер не любит напрягаться, а Мила делала восхитительный минет. Это было пожалуй единственное что их объединяло. Мила сосала где только Оливер не пожелает, даже если бы он сейчас ей показал глазами, она бы полезла под стол за «вилкой» не задумываясь.

Она могла получить огромную сумму денег с помощью рта не произнеся ни слова. Это был ее талант.

— Я что влюбилась в этого малолетку? Или мне просто хочется трахаться? И почему он не смотрел на меня? — мысли роились у Милы в голове.

Ужин закончился и Оливер с Милой пошли в спальню для традиционного орального отдыха.

Мила увлеченно сосала, ка вдруг дверь спальни распахнулась и вошел… Майк. И опять голый.

— Что за хрень, — думала Мила отрываясь от члена.

— Продолжай, любовь моя. Это мой сын, — сказал Оливер и положил руку ей на голову. Лицо Милы вспыхнула краской. Она должна сосать при Майке?

У Милы исчезла вся размеренность и увлеченность. Она кое-как водила головой, постоянно косясь на Майка.

— Пап, мы помнишь, что у меня вечеринка через неделю?

— Конечно, сынок, как я мог забыть о твоем дне рождения.

— Хорошо. А вы останетесь?

— Нееет, мы куда-нибудь съездим. Хотя Мила может и останется, если ты сделаешь для нее исключение из правил.

— Какой исключение?

— Ну, правила о тройке и выкуп одежды.

— Ааа. Хммм… Тройку я легко отменю, только мне придется быть следящим. Меня проверять не будут. А вот выкуп придется делать. Там специальные

люди на выкупе будут. На вечеринке никаких посторонних, только свои. А свои соблюдают правила. Ну 10 шотов и она будет в трусиках и майке, вполне невинно.

Мила усердно сосала, пытаясь восстановить технику.

— Нет, Майк, 10 шотов. Она один-то не осилит.

— Тогда никак, я свою репутацию портить не буду. У меня 300 человек собирается, вся элита города. Я даже справки беру с людей, чтобы все развлекались и не думали о последствиях. Тупые ножи, никакого оружия, охрана и то по правилам. Папа это серьезное мероприятие.

— Да, я понимаю. Ну тогда не пойдет. Хотя там все голые почти, если ты представишь ее как свою, то может пойти голой, если захочет.

Мила слушала и ее щеки краснели. Оторваться от члена она не решилась.

— Да, вполне.

— А как там с музыкой и танцами? Мила очень любит тусовки.

— Ооо, па. Это высший класс. У нас будут те, кого невозможно купить. За такой формат они бесплатно играть будут, но я не позволяю никому уйти неудовлетворенным. Будет мягкий танцпол, чтобы босиком удобно, лаунж, лучшие напитки, камера хранения для вещей, телефонов. Медсестра, если кто-то выпил лишку, а тусить еще хочется. Все будет классно, я специально на другие тусы не хожу за год, чтобы эту сделать идеальной.

— Молодец, сынок. А ты с этого прибыль имеешь?

— Да, я записываю все и беру разрешения потихоньку. Через лет десять, может раньше выпущу сериал. Записываю секс, отношения, ссоры — это будет бомба, па.

Миллионы заработаю. А пока несколько платных инвайтов продаю. Так же реклама, промоакции.

— Неплохо. Мила ты пойдешь?

Мила оторвалась от члена, тонкая полоска слюны повисла между ее губами и членом, грудь колыхалась касаясь сосками ног Оливера.

— Если Майк обещает, что никто меня пальцем не тронет, то пойду. Давно нигде не была, заинтриговали, — с трудом скрывая возбуждение Мила вернула член в рот и заглотила.

— А как тебе Мила? Хороше сосет? — спросил Майк.

Мила даже остановилась от такой наглости и вопросительно смотрела то на Майка, то на Оливера.

— Восхитительно. У твоей мамы была другая техника… Мила ты не обижайся, ты отлично делаешь минет, но моя жена была просто мастер. Когда она заглатывала полностью и посасывала, играла языком и 2—3 минуты не дышала… Боже как я скучаю по ней, — глаза Оливера увлажнились.

— Я думаю Мила сможет также, даже лучше, — добавил Оливер. — Она фанатка этого дела.

Мила поняв, что обсуждают ее минет и поймав на себе оценивающие взгляды двоих мужчин ярко покраснела.

— А можно мне ее?

— Ой, мама, — сказала Мила про себя. — Это если Оливер согласится я буду сосать этому красавцу.

Нижние губки Милы истекали соком. Она жадно ловила слова.

— Маайк, она же тебе будет как мама.

— Ну не мама же.

— Майк, нет, не может быть и речи.

Мила расстроено надула губки.

— Па, ну имей совесть. Кейт у тебя сосала, Ненси и Лика тоже. И мама Кейт…

— Майк, хватит, помолчи. Не стоило об этом сейчас.

Мила оторвалась от члена и картинно посмотрела на Оливера.

— Оливер! Ты мне изменял? — округлила глаза Мила

— Нет, девочка. Это Майк старался утешить своего папу, когда жены не стало. Поверь, никто из них даже близко не стоит рядом с тобой. Ты сосешь лучше всех.

— Мог бы сказать просто «ты лучше всех» — подумала Мила и неохотно продолжила сосать.

— Ну так мы договорились? — …спросил Майк.

— На день рождения, — тихо сказал Оливер.

— О, точно. Ты супер, па.

— Ладно, ладно. Иди, дай нам побыть наедине.

Мила понимала, что скоро ей придется отсосать и у Майка. Это новость одновременно возбуждала ее и злила. Ее то никто не спрашивал.

— Кстати, па, — добавил Майк у двери, — Кейт спрашивает ей дождаться тебя, или ты не хочешь ее ротик сегодня?

— Майк! — Оливер швырнул подушку в сына.

— Хаха, прости пап. Я пошутил. Шутка. Приятного траха и сновидений, — Майк вышел и закрыл за собой дверь.

— Вот развратник вырос, — сказал Оливер.

— Дорогой, ты что хочешь, чтобы я взяла в рот у твоего сына?

— Сладенькая, это же только минет. Ничего особенного. К тому же у Майка день рождения. У тебя есть что ему подарить?

— Нет.

— Вот и сделаешь ему подарок. Ничего искать и покупать не придется.

— Ааа, ладно. — меркантильность Милы сразу взяла свое.

— А мне придется искать и покупать. — грустно сказал Оливер и положив руки на голову Милы начал трахать ее в горло настолько глубоко насколько доставал.

***

— Мила, Мила! Просыпайся!

— Ааа? Что? Который час?

— Уже пол двенадцатого.

Мила открыла глаза, перед ней в полуметре сидел голый Майк, член торчал в ее сторону и сон Милы сразу выветрился.

— Боже, я так с ума сойду. О, черт. Я голая, — думала Мила.

— Слушай, ты очень понравилась Веронике, маме Кейт. Она предлагает сделать тебе куни или ани.

— Чтооо?

— Ну она хочет полизать тебе, если ты не против.

— Конечно я против, — возмутилась Мила, — я не лесбиянка, мне не нравятся женщины.

— Ок. Ладно. Я только спросить. У Тори чудный язычок, я решил, что надо хотя бы предложить.

— Нет. Нет. Ничего не надо. Слушай, а что такое ани?

— Анилингус. Это когда языком ласкают дырочку в попе.

— Фу, какая мерзость.

— Ты шутишь что-ли. Это классно.

— Ты что делал это?

— И делал и мне делали. Я специально для этого эпилирую анус. Тори, мама, мне лижет зад, а Кейи, ее дочь, сосет. Супер ощущения. Хочешь они обе тебе полижут?

— Пошел вон, извращенец. — прикрикнула Мила.

— А, кстати, если захочешь взять у меня в рот до дня рождения, пожалуйста. Я ем много фруктов, девочки обожают мою сперму. Ты должна попробовать.

— О, Господи. Прошу, уйди, оставь меня, — Мила накрылась подушкой.

— Да ладно тебе, — сказал Майк и перелезая через Милу направился к двери. Перелезая, он положил ладонь на промежность Милы и плотно сжал ее нижние губки стараясь помассировать клитор.

Мила дернулась и открыла глаза. Ножки и попка сами сжались, пытаясь задержать руку.

— Черт. Я попала в гнездо разврата. Либо я сбегу отсюда, либо трахну этого парня. Одно из двух, — думала Мила не зная, понимая, что уходить отсюда ей не хочется.

***
Майк приготовил Миле завтрак. Он любил готовить и пихал свою стряпню всем, кто мог открывать рот.

Надутая и злая спросони Мила села за стол. Майк нетерпеливо тараторил про блюда и подносил вилку. Мила лениво открывала рот и жевала.

— Ну как?

— Ммммумууммм… — неопределенно промычала Мила

Майк скрутил что-то в листе салата и пальцами отправил это в рот Миле касаясь ее губ. Мила начала нервничать, но не нашла слов, чтобы это остановить. Майк продолжал руками кормить ее и иногда стирал пальцем соус с ее губ.

Затем он налил ей чай и положил перед ней десерт. На этот раз он ложкой отправлял сладкое блюдо в рот своей новой маме.

— Скажи что-нибудь, — нетерпеливо произнес Майк.

— Майк, это самое вкусное, что я когда либо ела в жизни. Я потрясена.

Мила сказала это не задумываясь, частично потому что это была правда, частично потому что она хотела побыстрее избавиться от его навязчивого внимания.

— Мила! — восторженно воскликнул Майк и бросился к ней.

Схватив ее лицо двумя ладонями он жарко обнял губами губы девушки и немного всасывая держал так пару секунд. Затем поцеловал ее в лоб.

— Еще немного и я буду называть тебя мамой, — сказал он и быстро вышел из комнаты.

— Что это было? — вслух спросила Мила и тупо уставилась на дверь. Рука незаметно потянулась к трусикам и залезла под резинку.

— Мне нужно в душ, — подумала она и закрылась в ванной на 20 минут, пытаясь избавиться от нахлынувшей похоти.

Майк плавал в бассейне с какой-то девушкой и парнем.

— Майк!, — Мила подошла к бассейну и позвала пасынка, — Майк, мне нужно поговорить с тобой.

— Залезай сюда, тут поговорим.

Тут Мила заметила что парень и девушка обнажены, как и Майк. И что рука парня находится между ног у девушки.

— Вот черт, это что, местная Мекка извращенцев?, — думала Мила и старалась не смотреть туда.

— Майк, прошу, пойдем поговорим на пару минут.

Майк вылез из бассейна и встал перед дней. Мила косясь на член пыталась найти слова,

— Пойдем в дом, я хочу кое-что прояснить.

Тут Майк так посмотрел на нее, что Миле захотелось срочно бежать отсюда, но она не успела.

Майк дернул легкое платье без бретелек вниз, платье упало к ногам. Также быстро Майк сдернул вниз трусики. Затем подхватил девушку на руки и вместе с ней прыгнул в бассейн. Мила заметила, что член Майка плотно прижимается к ее ягодице и это место начало гореть.

Прохладная вода остудила ее и вымыла мысли о похоти.

— Майк, ты с ума сошел.

— Это всего лишь вода. Освежись.

Мила не нашла, что на это ответить. Кроме того, одежда осталась чистая и сухая, а на скамье стояла стопка чистых полотенец.

— Этот парень похоже родился без стыда. Он наверно мутант какой-нибудь, — подумала Мила и вдруг почувствовала руки обнимающие ее сзади. Майк плотно прижался к ней сзади, Мила почувствовала мускулистую грудь у себя на спине, твердый член уперся ей между ног и медленно скользил глубже.

— Нет, — резко сказала она и поплыла к лестнице.

— Мне нужно быть осторожной, — подумала Мила, — если так дальше пойдет скоро я сама прыгну на его член.

Она позвонила Оливеру и пожаловалась. Она сказала как он стянул с нее одежду и бросил в бассейн.

— Одежду бросил? — спросил Оливет

— Нет, меня, голую, — с обидой ответила Мила.

— Похоже ты ему нравишься

— И что мне с этим делать?

— Он будет провоцировать тебя.

— Оливер сделай что-нибудь, я ведь тоже не железная. Он схватил меня в воде и прижался членом. Я понимаю, он молодой, у него бурлит сексуальность. Меня тело тоже плохо слушается, он сильный, сексуальный. Я даже мокрая становлюсь от его провокаций. Но я как никак его мачеха, и нам нужно найти общий язык, стать друзьями. Если он меня трахнет, я не смогу быть по-настоящему твоей женой и не смогу заменить ему мать. Буду просто очередной его девкой.

— Ты права, дорогая. Я поговорю с ним. Прости, я не подумал, когда оставлял тебя с ним в одном доме. Ты умница, все правильно сделала. Целую.

— Целую, — Мила улыбнулась и довольная собой пошла в ванную успокоить свою изнывающую девочку.

***
Вечером как обычно Мила делала минет мужу. Дверь привычно распахнулась. Майк вошел и уставился на парочку.

— Ой, простите, не буду вам мешать, — Майк повернулся и шагнул к двери.

— Майк подожди, послушай меня, — не убирая руки с головы Милы, сказал Оливер.

— Пап, давай потом.

— Майк это мой дом, постой и послушай меня.

— Да, пап.

— Майк, я вижу тебе понравилась Мила. Да она очень сексуальная и соблазнительная, но это не дает тебе права провоцировать ее и склонять к сексу. Она живой человек и я не позволяю тебе с ней так обращаться. Еще одна провокация и ты съедешь из дома в свою квартиру. Это понятно?

— А что именно ты подразумеваешь под провокацией.

— При Миле ты прячешь свой член под одежду. Не касаешься ее, даже случайно. Не стаскиваешь с нее одежду, не врываешься когда она одна. Не целуешь ее. Только …в щеку. Щеку на лице, а не на попе.

Мила прыснула смехом.

— Все сексуальное поведение со своими девушками ограничь своей комнатой. Даже если Мила попросит тебя сделать что-то из того, что я запретил — ты не будешь это делать. Если это что-то, что я мог бы разрешить, ты звонишь мне и спрашиваешь. Договорились?

— тебя.

— Оливер сделай что-нибудь, я ведь тоже не железная. Он схватил меня в воде и прижался членом. Я понимаю, он молодой, у него бурлит сексуальность. Меня тело тоже плохо слушается, он сильный, сексуальный. Я даже мокрая становлюсь от его провокаций. Но я как никак его мачеха, и нам нужно найти общий язык, стать друзьями. Если он меня трахнет, я не смогу быть по-настоящему твоей женой и не смогу заменить ему мать. Буду просто очередной его девкой.

— Ты права, дорогая. Я поговорю с ним. Прости, я не подумал, когда оставлял тебя с ним в одном доме. Ты умница, все правильно сделала. Целую.

— Целую, — Мила улыбнулась и довольная собой пошла в ванную успокоить свою изнывающую девочку.

***
Вечером как обычно Мила делала минет мужу. Дверь привычно распахнулась. Майк вошел и уставился на парочку.

— Ой, простите, не буду вам мешать, — Майк повернулся и шагнул к двери.

— Майк подожди, послушай меня, — не убирая руки с головы Милы, сказал Оливер.

— Пап, давай потом.

— Майк это мой дом, постой и послушай меня.

— Да, пап.

— Майк, я вижу тебе понравилась Мила. Да она очень сексуальная и соблазнительная, но это не дает тебе права провоцировать ее и склонять к сексу. Она живой человек и я не позволяю тебе с ней так обращаться. Еще одна провокация и ты съедешь из дома в свою квартиру. Это понятно?

— А что именно ты подразумеваешь под провокацией.

— При Миле ты прячешь свой член под одежду. Не касаешься ее, даже случайно. Не стаскиваешь с нее одежду, не врываешься когда она одна. Не целуешь ее. Только …в щеку. Щеку на лице, а не на попе.

Мила прыснула смехом.

— Все сексуальное поведение со своими девушками ограничь своей комнатой. Даже если Мила попросит тебя сделать что-то из того, что я запретил — ты не будешь это делать. Если это что-то, что я мог бы разрешить, ты звонишь мне и спрашиваешь. Договорились?

— Пап, если бы мы с Милой занялись сексом, что бы ты сделал? Чисто теоретически.

Оливер подумал.

— Ты бы съехал из дома и вряд ли бы вернулся. Тебе 18 лет и я имею право так с тобой поступать.

Майк помрачнел.

— Я тебя понял папа. Я могу готовить для Милы, ей нравится, как я готовлю., — сказал он просто, чтобы что-то сказать.

— Конечно сынок, это не нарушает правила.

— А минет на день рождения в силе.

Мила оторвалась от члена.

— Я могу сделать тебе другой подарок. Как хочешь.

— Да, лучше другой подарок, — сказал Майк тихо, — я могу идти?

— Иди, сынок. Не переживай так. Мила, как никак, попробует заменить тебе мать. Думаю секс между вами разрушит эти еще даже не начавшиеся отношения.

Мила посмотрела вслед Майку и оторвалась от члена.

— Оливер, он обиделся.

— Да. Кажется ты ему очень понравилась.

— Он мне тоже, — сказала Мила про себя, — соберись девочка, ты не можешь разрушить весь свой труд из-за одного красавчика.

— И его твердого члена в моей киске, — озвучилась в голове Милы шальная мысль.

Мила зажмурилась и страстно принялась за дело.

***
— Привет ма, там завтрак стынет, — разбудил Милу голос Майка.

— Ты назвал меня мамой?, — оживилась Мила.

— Есть только одна женщина, которую я не могу получить — это мама. Мне лучше считать тебя мамой.

Мила взглянула на Майка. Он пожирал глазами ее голое тело.

— Майк, ты зашел ко мне без приглашения.

— Я стучал 2 раза.

— Да? Ну ладно. А что сегодня на завтрак?

— Мартина приготовила оладьи.

— Я думала ты будешь меня кормить.

— Я готовлю только когда хорошее настроение, — Майк повернулся к выходу.

— Майк, ты мне очень нравишься. Я вчера чуть не отдалась тебе. Мое тело хотело тебя. Но я не могу. Либо мы исполняем свои роли, либо мы расстаемся.

— Да, мам, я понимаю.

***
Следующие три дня прошли без приключений. Майк ходил в шортах, с каждый днем он становился мрачнее и мрачнее. Новоиспеченные мать и сын почти не встречались. Мила скучала по нему и часто удовлетворяла себя фантазируя о нем. Она часто прогуливалась по дому и у бассейна, надеясь встретить его голым. Но Майк всегда был в шортах или плавках и не обращал на нее внимания. На четвертый день Милу разбудил стук в дверь. Мила набросила простынку на голую попку и сказала

— Войдите.

— Привет, мам. Я тебе вкусненького приготовил. Если не хочешь, я приглашу кого-нибудь пока свежее.

— Хочу!, — быстро сказала Мила, обрадовавшись хоть какому-то общению, с нескрываемым желанием глазея на Майка.

Майк стоял как вкопанный и смотрел на нее.

— Что там было в правилах, — вспоминала Мила, — не врываться.., не стаскивать одежду… Не смотреть — не было. Ну держись.

Мила стянула с себя простыню.

— Я оденусь, если хочешь можешь остаться, — сказала Мила и вильнула попкой..

Майк зажмурился, но не двинулся.

Мила встала на четвереньки и оттопырила попку в сторону Майка делая вид, что ищет тапочки. Чисто выбритая, аккуратная, слегка пухлая киска смотрела на Майка, аппетитная попка раскрылась и чуть выше сладких губок виднелась маленькая, светлая, розово-коричневая дырочка. Майк глубже и чаще задышал. Он редко встречал отказы от женщин и недоступность этой соблазнительной штучки заставила все его мышцы напрячься.

С трудом сдерживая себя, он зажмурился и, наконец, повернулся, — Я подожду внизу.

Мила спустилась в сексуальном коротком платье с глубоким декольте. Щеки украшал легкий румянец, горящие глазки шаловливо бегали и уставились на бугор на шортах Майка.

Майк смотрел ей в глаза.

— Почему ты делаешь это? Тебе приятно издеваться надо мной?

Мила опешила и не знала, что ответить. У нее и в мыслях не было сделать Майку что-то плохое.

— Нееет, — протяжно сказала она мотая головой, — Прости я не подумала. Я хотела тебе понравится. Мне тоже без тебя плохо. Я уже и не рада, что пожаловалась. Прости Майк. Хочешь я пойду переоденусь.

— Не нужно.

Мила смотрела Майка и пыталась прочитать его эмоции. Майк начал кормил мачеху с рук, стараясь не коснуться губ пальцами. Мила же наоборот старалась облизать пальцы, заботливо кормящие ее. Она не понимала почему он кормит ее руками, но ей это нравилось.

— Не надо, — сказал Майк, когда Мила поймала его пальцы губами и сексуально обсосала их, — не надо.

Вскоре завтрак подошел к концу.

— Спасибо, родной. Все безумно вкусно. Можно тебя поцеловать? В знак благодарности, — Мила смотрела на Майка не отводя глаз пытаясь впитать каждую секунду общения с ним.

— Только если папа разрешит.

Мила набрала Оливера и поговорила с ним минуту.

— Он… он сказал «Лучше не надо», — сказала Мила поникшим голосом.

— Что я наделала, — думала Мила, — какая я дура. Могла бы тайно спать с Майки в свое удовольствие, а теперь я даже поцеловать его не могу.

— Не переживай, мы справимся, — сказал Майк и ушел. Мила проводила его взглядом и поникла. Затем до боли надавила на нижние губки и укусила губу.

— Он никогда не коснется меня, не поцелует. Я больше никогда не увижу его член, — из глаз Милы капали слезы. — Черт бы побрал это богатство, я не готова платить за это такую цену.

***
Прошел еще день. Мила лежала на спине и читала что-то, когда в спальню постучали.

— Привет, мам.

— Привет, родной, — вырвалось у Милы автоматически и она жадно уставилась на Майка.

— Ты не разбираешься в высшей математике. Мне нужно курс закончить, я подумал, если мне кто-то объяснит дело пойдет быстрее.

— Нет, Майк. Я экономист, может что-то я подскажу, но вряд-ли все, что тебе нужно.

— А ты хорошо экономику знаешь? Поможешь мне?

— С экономикой?

— Да, я к ней еще не приступал. Только не сегодня, скажем, завтра у тебя найдется часик или два на меня.

— Я все твоя, — чуть не вырвалось у Милы.

— Конечно, родной. — сказала она и проводила взглядом уходящего Майка.

***
Мила зашла к Майку без стука, надеясь застать его голым. К великому ее сожалению, Майк сидел за столом в шортах.

— Привет, можно к тебе?

— Заходи, — Майк придвинул второй стул к столу и склонился над книгой.

Мила села на стул стараясь как можно плотнее прижаться к пасынку. На ней была тонкое полупрозрачное ночное платье и белые трусики под ним. Майк посмотрел на нее и они встретились глазами.

Усиленно делая вид, что занимаются они просидели так полчаса, Мила незаметно терлась о голое бедро Майка и неприлично задрала платьице. Из под него были видны белые трусики и Майк иногда бросал туда взгляды.

— Тут неудобно, может пойдем в кровать, — предложила Мила.

— Давай.

Мила взяла учебник и легла у стенки. Плате задралось и взгляду Майка предстала очаровательная попка в белых кружевных трусиках.

Майк усмехнулся. — Я могу поиметь любую женщину в округе в любом виде, но я готов отдать все это за еще несколько секунд любования этой попкой.

Наконец Майк оторвался и лег рядом.

Они что-то обсуждали и старались прижаться ближе друг к другу.

— Нужно это записать, я возьму ручку — осенило Милу и она начала перелезать через Майка.

Оседлав его она задержалась на секунду, уперевшись руками в мощную спину. По пути обратно она положила руки на ягодицы Майка и слегка стиснула.

4 часа прошли незаметно, но оба только сильнее разгорячились и расставание было мучительным.

Больше уроков не было. Настроение у всех было мрачнее тучи.

Настал день перед вечеринкой. Мила привычно делала минет мужу думая о Майке.

В дверь постучали.

— Майк это ты?

— Да, пап.

— Входи.

Наконец-то подумала Мила и усерднее сосала, поглядывая на объект своего вожделения.

— Пап, мам. Вам придется вдвоем уехать завтра. Я передал контроль над правилами другим людям. У Милы не получится пройти на вечеринку.

— Почему? — расстроенно спросила Мила, оторвавшись от члена.

— Это не все. После вечеринки я съезжаю на квартиру. Вечеринку я только начну, дальше ее поведут мои люди.

— Майк, что случилось?

— Пап, все хорошо. Мне просто хочется пожить одному. Потерял интерес, — Майк повернулся.

— Майк, подожди. Что происходит? На тебе лица нет.

— Все нормально, пап.

— Сынок, я люблю тебя. Мама нас покинула, второй стул к столу и склонился над книгой.

Мила села на стул стараясь как можно плотнее прижаться к пасынку. На ней была тонкое полупрозрачное ночное платье и белые трусики под ним. Майк посмотрел на нее и они встретились глазами.

Усиленно делая вид, что занимаются они просидели так полчаса, Мила незаметно терлась о голое бедро Майка и неприлично задрала платьице. Из под него были видны белые трусики и Майк иногда бросал туда взгляды.

— Тут неудобно, может пойдем в кровать, — предложила Мила.

— Давай.

Мила взяла учебник и легла у стенки. Плате задралось и взгляду Майка предстала очаровательная попка в белых кружевных трусиках.

Майк усмехнулся. — Я могу поиметь любую женщину в округе в любом виде, но я готов отдать все это за еще несколько секунд любования этой попкой.

Наконец Майк оторвался и лег рядом.

Они что-то обсуждали и старались прижаться ближе друг к другу.

— Нужно это записать, я возьму ручку — осенило Милу и она начала перелезать через Майка.

Оседлав его она задержалась на секунду, уперевшись руками в мощную спину. По пути обратно она положила руки на ягодицы Майка и слегка стиснула.

4 часа прошли незаметно, но оба только сильнее разгорячились и расставание было мучительным.

Больше уроков не было. Настроение у всех было мрачнее тучи.

Настал день перед вечеринкой. Мила привычно делала минет мужу думая о Майке.

В дверь постучали.

— Майк это ты?

— Да, пап.

— Входи.

Наконец-то подумала Мила и усерднее сосала, поглядывая на объект своего вожделения.

— Пап, мам. Вам придется вдвоем уехать завтра. Я передал контроль над правилами другим людям. У Милы не получится пройти на вечеринку.

— Почему? — расстроенно спросила Мила, оторвавшись от члена.

— Это не все. После вечеринки я съезжаю на квартиру. Вечеринку я только начну, дальше ее поведут мои люди.

— Майк, что случилось?

— Пап, все хорошо. Мне просто хочется пожить одному. Потерял интерес, — Майк повернулся.

— Майк, подожди. Что происходит? На тебе лица нет.

— Все нормально, пап.

— Сынок, я люблю тебя. Мама нас покинула, твои братья и Поли разъехались, теперь и ты уходишь?

— У тебя есть Мила, пап. Она позаботится о тебе. — Майк не стал слушать дальше и вышел.

***
Вечеринка прошла без Майка и его особо не волновало, что там происходит. Улыбающиеся девушки невероятно раздражали его, он мог согнуть каждую и отыметь прилюдно не встретив сопротивления ни ее, ни ее парня. Но это все стало Майку так не нужно.

— Что за хрень со мной происходит? — не узнавал себя Майк.

***
На следующий день он поручил водителю уложить свои чемоданы и повернулся к отцу и мачехе.

Он подошел к отцу и обнял его.

— Прости, пап. Так надо. Через неделю у меня экзамены, а потом я уеду на пару месяцев в горы, всегда хотел заняться альпинизмом в живой природе. У меня будут хорошие инструкторы и команда. Не волнуйся. Я позвоню как приеду. Я люблю тебя.

Затем подошел к Миле. У нее бежали слезы по лицу. Майк поцеловал ее в щеку, затем облизал губы, пробуя на вкус соленую слезу.

— Береги моему папу, Мила. Прости меня за все, — говорил Майк медленно. Слезы одна за другой стекали по щекам Милы. Майк посмотрел ей в глаза и прошептал, — «Я люблю тебя».

Чудовищным усилием воли он повернулся и пошел к двери. Дверь захлопнулась за Майком и повисла жуткая тишина.

— Нееет! — крикнула Мила и побежала к двери. Выбежав она бросилась в объятья Майку и яростно вцепилась в него. Всхлипывая она что-то говорила, целовала Майка в шею.

Оливер вышел вслед за ней. Он встретился глазами с сыном, но не сказал ни слова.

Мила сникла на руках у Майка не ослабляя хватки. Оливер понимал, что происходит, и что все зависит от него. Он подошел к парочке.

— Майк, езжай в горы. Проветрись. Если вы двое будете чувствовать друг к другу то же самое через 2 месяца — все правила будут отменены. Только развода не дождетесь. Ты останешься моей женой, а ему мамой, а ты сыном. А что вы будете делать друг с другом меня не касается. Мы же семья.

Мила удивленно посмотрела на Оливера, потом перевела взгляд на задумчивое лицо Майка.

— Как же хочется поцеловать тебя, — сказала Мила про себя и потянулась к Майку губами.

— А-а!, — прервал ее Оливер. — правила отменятся через 2 месяца не раньше.

Майк с трудом оторвался от девушки и сел в машину. Черный седан медленно поплыл вдаль.

— Послушай, любовь моя, — притворно выговорила Мила повернувшись к Оливеру и схватив его за рубашку, — мы сейчас пойдем в спальню и ты меня хорошенько оттрахаешь. И это в твоих интересах удовлетворять меня, потому что это твой единственный шанс, что мои чувства к Майку хоть как-то охладеют.

Оливер улыбнулся и стиснул в руках попку жены.

Читайте также...

Зарисовки. Обворожительная Кристина

Сейчас Сергею 26 лет. Он приехал в Москву из небольшого города всего пару месяцев назад. …

39 queries in 0,266 seconds.