www.work-zilla.com

Адекватность ответного удара. Быль (ко Дню Защитника Отечества)

Средиземное море дышало влажными испарениями, в боевой рубке стояла страшная жара, все буквально истекали потом, вентиляторы непрерывно гнали воздух на распаренные тела, не принося практически никакого облегчения.

На боевых постах в укромных местах были расклеены девушки из журнала «Огонек» и других, в том числе и зарубежных журналов. Особенно «славилось» машинное отделение, где температура воздуха достигала 80 градусов. «Незаметные» стороны агрегатов были густо усеяны красивыми женщинами.

Девушки незаметно «проникали» на шкалы приборов, во всякие инструкции и документы.

По понятным причинам, перед приходом с боевой службы они удалялись.

Были местные художники, которые в свои альбомы и «на заказ» на злобу дня хитро рисовали вертолет с негром, пожирающим арбуз и конечно, с длинным членом, который был «съемным».

Почему в такой важный для каждого моряка документ, как «дэмэбовский альбом», попала такая карикатурная картинка?

* * *

Опять летит! — это касалось двухвинтового американского вертолета, который ежедневно в одно и тоже время прилетал и висел над боевым кораблем славного советского флота, нещадно унижая его честь и достоинство,

Толстый негр высовывал свои жирные ляжки в шортах из кабины вертолета и нагло жрал арбуз, выплевывая семечки и бросая арбузные корки прямо на стерильную палубу военного корабля, тем самым плюя в лицо всему ВМФ СССР.

Открыть очередь из корабельного зенитного автомата не представляло ничего сложного, но стоявший рядом серой громадиной авианосец только и ждал начала международного конфликта на почве поедания плодов бахчевых культур над кораблем Страны Советов.

Товарищ командир, давайте мы их из рогатки! — зло сверкая глазами — предложил старший боцман, — я ему быстро яйца подравняю!

Капитан второго ранга внутренне соглашался со всеми даже крайне экстремистскими предложениями, но интуитивно чувствовал, что нужно нанести вероятному противнику АДЕКВАТНЫЙ УДАР.

— Помощник, а какие продукты у нас испортились?

— Никак нет, на корабле нет испорченных продуктов! — протараторил старший лейтенант.

— Я не с точки зрения проверить твою службу, а с точки зрения боезапаса!

У сухощавого офицера полезли глаза из орбит, он стал переадресовывать единоначальника к артиллеристам, но получил приказание:

— Ящик самых вонючих и самых гадких апельсинов на ют!

— Расчет из десяти самых метких стрелков гнилью на вертолетную площадку!

Моряки в спасательных жилетах были построены в одну шеренгу и получали подробный инструктаж по действиям при приближении противника.

Личный состав, не задействованный в боевых действиях, готов был сразу пожертвовать и нормальными продуктами ради завоевания господства в воздухе и сразу стал оказывать помощь в обеспечении боезапасом, и на площадку были доставлены еще несколько ящиков с тухлыми огурцами и помидорами, которые в средиземноморском климате превратились в настоящее зловонное оружие массового поражения.

Противник сразу заметил приготовления, но от плана оскорбления чести и достоинства боевого корабля другой державы не отказался.

Убедившись в том, что на палубе в самом деле не гранаты и фугасы, наглый негр опять свесил свои ляжки и стал жрать свой арбуз, но как — то без азарта и без белозубой улыбки.

Огонь! — в ненавистного чернокожего полетели залпом плоды средней полосы великой державы, выделяя неимоверно дурной запах.

Стрелки — метатели на небольшой промежуток времени забросили в кабину и на лобовое стекло ненавистного вертолета столько нечисти, что обалдевшие летчики немедленно сделали резкий вираж в сторону, при этом чернокожий от перегрузки выронил свой арбуз, что вызвало сильный прилив энтузиазма у личного состава.

Товарищ командир, вас к аппарату! — через час раздалось в боевой рубке после противозенитной атаки личного состава подручными средствами.

Лицо капитана 2 ранга посерьезнело и он, раскачиваясь, пошел в рубку связиста.

Оттуда он вышел еще более серьезным, но встряхнулся и подмигнув, сказал старшему помощнику.

— Скажи, Михалыч, как этого гада! Сразу ноту протеста нашим штабным крысам в Москву направили — командир вашего корабля неправильно утилизирует испорченные продукты!

С тех пор на вертолетной палубе так и стоял ящик с осточертевшими апельсинами и команда стрелков выбегала по боевой тревоге, но никто уже не ел арбузы над головой наших моряков и не улыбался белозубой улыбкой.

Вертолеты облетали этот корабль в пределах недосягаемости полета овощного снаряда, подумав, грешным делом о страшном бактериологическом оружии коварных русских, и наверное, соскоблив плевки наших перегнивших плодов, аккуратные янки посылали их в пробирках в строго засекреченную лабораторию для анализов, чтобы еще раз обвинить русских в коварстве и вероломстве.

В последний день совместного плавания когда уже большой противолодочный корабль стал уходить за горизонт от авианосного соединения, вдруг на небе появилась точка, которая постепенно выросла в знакомый силуэт двухвинтового Си Кинга, улыбающийся негр на длинном конце спустил на вертолетную палубу громадную сетку апельсинов с надписью на русском языке:

«Русскому командиру от американских моряков.»

Роберт Маттью, который любит арбуз.

— Запомнил, все — таки, — сказал командир, — полюбил наши — то огурчики, мать его так раз — перетак и еще вот так и сяк, в рот ему кило печенья и ведро тухлых огурцов! (Свободный перевод ненормированной морской лексики).

Читайте также...

Одноклассники. Разделённые одной партой

В гoд дeсятилeтия oкoнчaния шкoлы, Вoлoдькa Гeрaсимoв, мoй шкoльный зaкaдыкa, зa три вeсeнних мeсяцa oбзвoнил …

39 queries in 0,348 seconds.