www.work-zilla.com

Амстердам. Три дня Содома. Пролог

Андрей и Оля, усталые и счастливые возвращались домой. Ольга все время прижималась к мужу, не мешая, при этом, вести машину, и нежно целовала его в ушко.

— Ты был хорошим мальчиком, — ворковала она, — я люблю тебя, когда ты такой, мой зайка.

— А я тебя, — ответил Андрей, держа руку на ее коленке, — я вообще просто от тебя балдею, любимая!

К счастью, поездка в Голландию должна была состояться лишь в конце следующей недели — иначе супруги просто бы не успели собраться. Им это было сделать не так просто, как одинокой Ларисе: паспорт и кредитку в карман, вибратор и кондомы в сумку, хвост — трубой, и понеслась душа в рай! Андрею с Ольгой нужно было утрясти все вопросы с работой, распихать детей, купить кой-чего из вещей (не ехать же с застиранными лифчиками и носками в обитель греха и порока), да и вообще, прийти в себя и восстановить силы после «отдыха» на Ларискиной даче, на которой, за пару дней Андрей сбросил два килограмма, а Ольга похудела почти на три.

Сначала они совсем отчаялись: Олю не отпускали с работы, малого некуда было пристроить, и, в довершении всего — Андрей заболел. Пусть это была легкая простуда, но, все равно, ехать за бугор, вовсю размахивая соплей над головой было не комильфо. К поникшим было супругам подключилась Лариса, и мигом уладила все формальности, включая простуду и сопли. Хорошо, что у Андрея и Ольги с загранпаспортами все было в порядке: визу Лариса им оформила быстро, подключив свои связи: видно Ольга ей нужна была в стране каналов и тюльпанов до зарезу.

В последний день пребывания на родной земле, Ольга по-хозяйски окинула взглядом вещи, аккуратно разложенные на диване. Все было подготовлено по спискам, которые Андрей с Ольгой составили заранее, постоянно что-то вписывая туда, или вычеркивая за ненадобностью.

— С таким количеством вещей мы можем на месяц застрять где-нибудь безвылазно, без особого ущерба для здоровья, — сказал Андрей, критически оглядывая ворох предметов, лежащий перед ним, — как ледокол «Ленин», застрявший во льдах!

— Да надо вообще половину вещей выкинуть нахуй, — подытожила Ольга, и устало наклонилась над грудой мещанских артефактов, — в конце концов, лучше купить чего-нибудь новенького на месте, правда, зайка?

— На какие шиши? — спросил Андрей, устраиваясь перед телевизором.

Он решил перед отъездом воздать должное отечественной рыбе, окостеневшей в вакуумном пакете с говорящей наклейкой «вобла астраханская», и полирнуть эти дары морей «Жигулевским» со знаком качества: когда-то в босоногом детстве он обреченно выстаивал длинные очереди к пивной цистерне, и потом бережно нес домой трехлитровую банку «Жигулевского» в авоське, придерживая ее за низ. Иногда «выбрасывали» «Ячменный колос», но это было уже недоступным баловством: этот напиток Богов доставался избранным с другой стороны крыльца.

— Лариска мне обещала какой-то бонус, — почесала макушку Оля, пытаясь вспомнить, о каких суммах шла речь, — может, потратим его на покупки?

— Смотря на какие, — ответил Андрей, пялясь в экран, — если на «Хайнекен» и на косяк, то я согласен, — добавил он, и оторвал рыбе голову: плавник уже давно торчал у него во рту.

— Ага, а остальное спустим на улице «красных фонарей», — скептически подытожила Ольга, — сиди уж, Рокфеллер.

Перед выездом в аэропорт Ольга критически оглядела себя перед зеркалом: на нее смотрела невысокого роста миловидная худенькая блондинка 40 лет (некоторые давали ей не больше 35 — в основном, мужчины), с прической каре, с фигурой, на которую оборачивались до сих пор, и с грудью второго размера, которую скрывал новый бюстгальтер безупречного кроя и фасона: она готовилась не по-детски покорять Амстердам и окрестности.

Супружеская чета хлопнула по пятьдесят коньяка «на посошок» и закусила сочным поцелуем.

— Ты готова, зайка? — спросил Андрей, привлекая к себе жену, — ммм… что это за приятный запах? Какой-нибудь Лабуден?

— Это «J»Adore» Кристиан Диор, — ответила Оля, и чмокнула мужа в щеку, — а Лабуден, это ты!

— Ты что, не надела трусиков? — Спросил Андрей, ощупывая попку жены, обтянутую черной юбкой, доходящей ей до середины бедра.

— А что? Ты против? — С вызовом спросила Оля, и, задрав юбку, слегка расставила ноги: перед Андреем мелькнула ее гладко выбритая промежность, — будешь лизать мне в дороге, когда я захочу!

— Хорошо! — радостно выпалил Андрей, нагнулся, и чмокнул Олю в обнаженные половые губки, — может, и мне не надевать тогда трусы? — Игриво спросил он.

— Тебе это ничем не поможет, — парировала Оля, и выгнула лобок ему навстречу, — заканчивай, раз начал!

Андрей опустился на колени, и приблизил лицо к гладко выбритому лобку жены…

— Это был, наверное, самый быстрый куни в моей жизни! — сладко вздохнула Оля через три минуты, поправляя юбку, которая в процессе ласки Андрея задралась чуть ли не до пупа, — ты молодец, умеешь довести девушку до оргазма в предельно сжатые сроки, — она направилась в ванну, бросив через плечо, — неси вещи в машину, такси уже ждет нас у подъезда. Я буду в форме через пять минут.

По дороге в аэропорт не случилось почти ничего примечательного: Андрей с любопытством смотрел в окно, сидя на первом сидении автомобиля, а Оля расположилась сзади. Она достала косметичку и старалась довести свою внешность до совершенства. Андрей покосился на таксиста — уж очень он неестественно вел машину. Вцепившись в «баранку» и выпрямив спину, он сидел не шелохнувшись, словно его посадили на кол. За дорогой следили только глаза.

«Вот так выглядели, наверное, недруги румынского князя Влада Тепеша», подумал Андрей, «только вряд ли у них было такое довольное лицо». Он присмотрелся повнимательнее к водителю: возникало ощущение, что он смотрел не на дорогу, а куда-то в себя. «Медитирует, что ли?», подумал Андрей, и тут его внезапно осенило. Андрей оглянулся назад. «Все ясно, на что он медитирует», мысленно усмехнулся Андрей, и его дружок вскинул голову, быстро оглянувшись по сторонам: где-то запахло развратом.

Ольга сидела с раздвинутыми ногами посередине авто, и невозмутимо наносила последние штрихи на лицо. «Шерон Стоун нервно курит в сторонке», улыбнулся Андрей, вспомнив вызывающие кадры из «Основного инстинкта», «теперь и ты знаешь, водила, что моя любимая жена без трусов». Ольга удивленно посмотрела на Андрея, на мгновение оторвавшись от нанесения макияжа, и он ей радостно кивнул. Все еще в недоумении она кивнула ему в ответ, и Андрей взглядом выразительно показал, что к чему.

Ольга посмотрела вниз, потом на водителя, и быстро сомкнула ноги. «Мерси!», улыбнулась она, и продолжила наносить боевую раскраску. Андрей глянул на водителя: тот словно выпал из оцепенения, и к нему вернулся весь смысл его предназначения на земле — вести машину. Он оживился, зашевелился, но лицо его омрачилось. «Ибо нехуй», удовлетворенно подумал Андрей, и вновь увлекся пробегающим видом за окном.

Они уже подъезжали к зданию аэропорта, когда Андрей мельком взглянул на таксиста. Тот, словно сурикат вытянулся в струнку и, не мигая, смотрел в никуда — автомобиль явно двигался на автопилоте. Андрей быстро оглянулся: его жена, широко разведя ноги, одной рукой мастурбировала, а другой мяла свою грудь. Ее взгляд был прикован к зеркалу заднего вида, пронизывая водителя от вытаращенных глаз до набухших яиц, и, казалось, что по автомобилю пробегают искры. «Мы так никогда не доедем», подумал Андрей, не в силах оторвать взгляд от возбуждающего зрелища. «Живыми», добавил саркастический голос внутри.

Таксист заложил крутой вираж, отчего бедра Ольги распахнулись еще больше, и «приземлился» у входа в аэропорт, плавно нажав на тормоза. Оля вдруг откинула голову на спинку сидения и закрыла глаза. Ее пальцы порхали между ног, теребя клитор, а двое мужчин: один, словно окаменевший реликт, и второй со свернутой шеей, внимательно следили за происходящим. Наконец Ольга застонала и сжала ноги. Дернувшись несколько раз, она открыла глаза и улыбнулась.

— Спасибо, мальчики, что подождали меня, — мило сказала Ольга и руку, которая только что принесла ей желанную победу над телом, протянула вперед, — у кого-нибудь есть салфетка, а то мои закончились? — лукаво добавила она.

Андрей наклонился к руке и поцеловал ее, лизнув влажные пальчики. Ольга ему благодарно улыбнулась.

— Сколько мы Вам должны за поездку? — Обратился Андрей к соляному столбу, доставая кошелек.

— Сигаретку, — одними губами ответил каменный истукан, и его стала бить нервная дрожь.

— Не дорого! — Рассмеялась Ольга, вытирая руку салфеткой, достав ее из сумочки вместе с пачкой сигарет, — угости его, любимый, и пойдем отсюда, пока он еще не пришел в себя!

В здании аэропорта у стойки регистрации их встречала Лариса. Ее выдающийся бюст еле сдерживала белая блузка, которая плотно облегала ее безупречное тело. Под блузкой светилось что-то кружевное, но ткань была настолько прозрачна, что сквозь одежду вызывающе просвечивали темные соски. Синяя юбка делового кроя обтягивала бедра руководителя экспедиции за бугор, заканчиваясь намного выше колен. Рядом с Ларисой, уставившись в ее соски стоял молодой парень в темном костюме и синем галстуке — в тон юбки своей хозяйки. Его запотевшие от напряжения очки съехали вниз и держались на переносице на одном честном слове.

— Здравствуйте, мои дорогие! — Воскликнула Лариса, облобызавшись с Ольгой и Андреем, — знакомьтесь, это Денис! Он поедет с нами на переговоры.

— Здравствуйте, Денис, — сказала Ольга, и протянула ему руку, — Ольга!

— Андрей, — сказал Андрей, и тоже пожал ему руку: Денис умудрился поздороваться со всеми, не вынимая глаз из Ларисиного декольте.

— Кто-то же должен там работать, — засмеялась Лариса, и похлопала Дениса по плечу, — и потом, он отлично знает голландский язык.

Им достался «Боинг», и Андрей немного успокоился: не то, чтобы он боялся летать, просто ему всегда было как-то не по себе. Больше всего его раздражал взлет: это вдавливание в кресло при наборе высоты, воздушные ямы, в которых пища, принятая накануне, поднимается на обзорную экскурсию по салону самолета, и щенячье чувство тоски при взгляде в иллюминатор, когда земля со страшной скоростью уходит из-под ног.

Места оказались в центре салона аэробуса: три вместе, и одно где-то ближе к хвостовой части. Андрей сел посередине, но его быстро согнали на край: девушкам хотелось поболтать, и они сели рядом: Ольга в центре, Андрей слева, а Лариса справа. Денис отправился в хвост, с сожалением «отлипнув» от сисек старшей по группе захвата нидерландских бизнесменов на исторической родине ветряных мельниц и косяков.

По проходам сновали туда-сюда хорошенькие бортпроводницы и молодые стюарды, и Андрей, поглядывая на них, старался устроиться поудобнее: от выдернул, наконец, из-под задницы замок привязного ремня, который запутался и норовил все-время «трахнуть» его, пока он ерзал, извлекая его. Пока он боролся с железякой, он не заметил, как к его креслу подошла девушка, словно сошедшая с рекламы «Летайте самолетами Аэрофлота!». Стюардесса была облачена в красивую униформу синего цвета, в коротенькой юбке «в облипку», и приталенным пиджаком с глубоким запа̀хом. На голове кокетливо примостилась небольшая шапочка в виде цилиндрической тульи без полей. Ее белокурые волосы красиво лежали на плечах, и на пухлых чувственных губах играла профессиональная улыбка.

— Добрый день! Спасибо что выбрали нашу компанию! — девушка ослепительно улыбнулась Андрею, и добавила, — могу я чем-нибудь Вам помочь?

— Я сам очень рад, что оказался в Вашей компании! — Андрей приосанился и втянул живот, — Ваша компания мне очень нравится! Хочу всегда летать в Вашей компании!

— Хватит нести околесицу, — сказала Ольга, ревниво оглядев небесную проводницу, — закажи ей лучше выпить, — добавила она и стукнула мужа по коленке.

— Андрей! — представился он, не обращая на реплику жены никакого внимания, — а Вас как зовут?

— Аленка, — ответила девушка и смутилась, — так Вам принести алкоголь?

— Да, тащите все, что у Вас есть! — Раздухарился он, не обращая внимания на тычки жены, — мы летим в Амстердам! А Вы?

— Я тоже, — рассмеялась Аленка, и пошла за напитками, грациозно покачивая бедрами: Андрей внимательно проводил ее глазами.

— Дурень ты, — Ольга поджала губы, — у тебя уже через лысину седые яйца видать, а все туда же…

— Да я же прикалываюсь, — улыбнулся Андрей, и чмокнул жену в щеку.

Он на всякий случай положил ладонь на свою промежность: мало ли что там может внезапно вскочить. «Ходют тут всякие», мысленно улыбнулся Андрей, «а потом сиди, как дурак, с членом наперевес». Лариса не слышала разговор с красавицей бортпроводницей: она изучала какие-то документы, видимо готовясь к встрече. Но когда Аленка вернулась с маленькими бутылочками заграничного бухла, Лариса заинтересованно подняла голову, оторвавшись наконец от бумаг.

— Ого! Тут уже пьют? — Лариса раздевающим взглядом пробежалась по ладной фигурке стюардессы, — и как же тебя зовут, милое создание?

— Алена, — ответила девушка, и задержалась взглядом на груди Ларисы.

— И мне дай чего-нибудь выпить, — сказала она, и расстегнула пуговицу на блузке, поймав на себе взгляд девушки.

— Что Вы предпочитаете в это время суток? — Спросила Аленка и облизала губы: ее взгляд все время ласкал полушария Ларисы.

— На твое усмотрение, — сказала Лариса, и расстегнула вторую пуговицу, — что ты предпочитаешь?

— Могу предложить Вам виски, — прошептала девушка, и, наклонившись над Андреем, протянула Ларисе стограммовый презент.

«Какая красивая грудь», отметил про себя Андрей, автоматически опустив взгляд на декольте Аленки. Ее форменный пиджак распахнулся, и небольшая грудь Аленки была полностью открыта его взору: бюстгальтера на девушке не было. Острые сосочки были возбуждены, и Андрей чуть не потянулся к ним губами, чтобы поцеловать: они проплыли мимо него прямо перед его лицом.

А Лариса не растерялась, и, взяв маленькую бутылочку из рук красавицы, вдруг поцеловала Аленку в губы. Стюардесса растерялась, но ее замешательство было недолгим: она с тихим стоном ответила на поцелуй. Ольга приподняла голову и чмокнула сисечку стюардессы, лизнув по дороге возбужденный сосочек, и Аленка вздрогнула от неожиданности.

«Хуясе», подумал Андрей, перебегая глазами по телу девушки, которая сексуально перегнулась через него, «мои бабы еще не оторвались от родной земли, а уже им похотью крышу сносит! Я чувствую, что это будет «та еще» поездочка!». Он осторожно положил ладонь на попочку стюардессы, которая торчала прямо перед ним, и с удовольствием сжал ее.»Ого! Упругая какая!», не успел подумать Андрей, как стюардесса мягко убрала его руку, выпрямляясь. Она погрозила ему пальчиком и улыбнулась.

— Покажешь мне потом самолет, — сказала Лариса, вытирая помаду Аленки со своих губ, и со значением посмотрела на нее.

— Хорошо… Но только когда наберем высоту, — кивнула девушка и покраснела.

— Тебя можно перепутать с обслуживающим персоналом, — сказала Ольга Ларисе, смотря вслед удаляющейся красотке в униформе, — у девки такая же синяя юбка, как у тебя.

— Зато у нее нет таких сисек, как меня, — парировала Лариса, воинственно выпятив могучий бюст.

Самолет вырулил на взлетно-посадочную полосу и начал свой разбег. «No Smoking!», «Не курить!», «Пристегнуть привязные ремни!», вспыхнули надписи на разных языках, и Андрей, нервничая, прочитал вслух:

— Не курить! Э-э-э… Не сорить! Ноу смокинг! Ноу соринг!

— Угомонись, — ответила Ольга, приговорив очередную бутылочку «alcohol free» и повернулась к Ларисе, — сколько нам лететь?

— Около трех часов, — ответила Лариса, обмахиваясь папкой с документами: ее кофточка была расстегнута почти до пупа, и на полных грудях ажурно светилось белое белье, — я думаю, что мы успеем, — многозначительно добавила Лариса и подмигнула Ольге.

Самолет наконец оторвался от земли, прибавив Андрею несколько седых волосков, и быстро набрал высоту. Взлетать на этот раз ему было не так страшно: пара «мерзавчиков», которые ему удалось раздавить на халяву, приятно грели тело и убаюкивали мозг. Он даже через некоторое время задремал, а когда очнулся, провалившись в очередную воздушную яму, то с удивлением обнаружил, что кресла рядом с ним пусты: его дамы покинули его, пока он находился в объятиях Морфея.

Почувствовав настоятельный позыв облегчить не столько душу, сколько тело, Андрей двинулся на поиски туалета. Справив малую нужду, он ополоснул член ледяными брызгами из-под крана, и промокнул бумажным полотенцем: он всегда держал орган совокупления и размножения в чистоте — это была выработанная годами готовность №1, продиктованная хорошей потенцией и приверженностью к внезапному сексу.

На обратном пути Андрей скользнул взглядом по зашторенному проему в проходе с противоположной стороны, и ему показалось, что он увидел мелькнувшую там юбку Ларисы. Он обогнул кресла и пошел по проходу к занавешенному проему: ему было интересно, куда запропастились его женщины. Подойдя к шторке, он осторожно отогнул ее краешек и заглянул внутрь. Она скрывала от посторонних глаз пассажиров подсобное помещение бортового судна, где хранилось все необходимое, что могло понадобиться во время полета. Но там было не только это: Андрей остолбенел от увиденного, и тут же его, сморщенный от холодной воды член, стал наливаться упругостью и силой.

Посередине столика, идущего вдоль стены, сидела Аленка лицом к Андрею: ее глаза были закрыты, и она тяжело дышала. Юбка была задрана до пупа, и между ее стройных ножек, облаченных в ажурные чулки, примостилась Лариса, тщательно вылизывая ее бритую киску. Сверху Аленка была полностью обнажена, и ее грудками занималась Ольга, посасывая ее соски. Юбка Ольги была сильно задрана вверх, и между ее расставленных ног вовсю шуровала Лариса, погрузив пальцы в ее вагину. Ольгу дрочили, поминутно дергая ее клитор, и она обильно текла.

Вдруг Аленка открыла глаза и уставилась на Андрея. Их время словно остановилось: они смотрели друг на друга не мигая. Но когда занавеска зашевелилась — Андрей стал непроизвольно наминать свое хозяйство через штаны — Аленка словно очнулась, и попыталась высвободить ноги из захвата своих любовниц. Ей это частично удалось, но тут голову Андрея, висящую за шторой, как в каком-то дешевом фокусе, заметила Ольга. Она улыбнулась, и, кивнув на Андрея, сказала, обращаясь к стюардессе:

— Его не бойся, это свои!

Андрей, получив своеобразное приглашение на остров Лесбос, быстро вошел в комнатку, тщательно прикрыв занавеску за собой. Алена, красная, как рак, соскочила со стола и попыталась натянуть юбку. Девушки не позволили ей этого сделать, и тогда она прикрыла свои груди и срам руками. Лариса с Ольгой насильно усадили ее обратно и демонстративно развели ноги прямо перед Андреем. Девушка охнула и закрыла лицо руками.

— Иди, полижи ее, — скомандовала Лариса Ольге, и пока та с готовностью опускалась на колени перед Аленкой, повернулась к Андрею, и сказала:

— И ты, не стой, как столб: иди, и займись уже кем-нибудь: тут целых три пизды текут, а ты все умывальником щелкаешь!

Стюардесса после этих слов потеряла дар речи и вытаращилась на Ларису, а Андрей почувствовал новый прилив сил к головке и голове. Он шагнул к Аленке и осторожно провел пальцами по ее обнаженной груди, убирая ее руку. Девушка передернула плечами, и, потупив взор, улыбнулась.

— Да ты прямо — огонь, — Лариса, расставив ноги, насмешливо смотрела на робкие манипуляции Андрея, не давая себя пальцами передышки: ее вагина горела от желания, — Рокко Сифреди сразу бы подался в монастырь, узнав, что ему на смену пришел новый порно-герой!

Андрей, не слушая Ларискин треп, во все глаза смотрел, как его жена отлизывает молоденькой стюардессе. Рот Аленки то открывался, то закрывался, словно ей не хватало воздуха, она постоянно облизывала губы и тяжело дышала. Андрей наклонился к ней и поцеловал этот пухлый рот, всосав ее нижнюю губу. Аленка тут же ответила на поцелуй, засунув ему в рот свой язык, и стала сосаться с ним, как заправская шлюха: от ее смущения не осталось и следа.

— Эй, отвали от нее, — негромко скомандовала Лариса, самолично определив себя вожаком стаи, — свеженькой пиздятины захотелось?! Поди вон, лучше бабе своей отлижи, а то она там уже обдрачилась вся!

Андрей, чмокнув напоследок соски девицы, приподнял жену и усадил ее на противоположный стол. Ольга широко развела ноги, и подняла их вверх. Андрей с удовольствием погрузился языком в любимые запахи, заметив краем глаза, что Лариса взгромоздилась на соседний стол, подмяв под себя Аленку в позиции «69». Все зачавкали, зализали и шумно задышали…

Штора бесшумно отворилась, и в комнату с разгона вошел стюард: молодой парень, лет двадцати пяти. В руках он нес бутылочку текилы: кто-то из пассажиров предпочел другой напиток на выбор, и он возвращал его обратно в холодильник. Парень замер в оцепенении, лихорадочно оглядываясь по сторонам: ему показалось, что вошел в кадр, где снимают крутое порно. Его никто не заметил: все были заняты делом. Забыв, что он на службе, стюард отвинтил крышку у пузырька, и, даже не покривившись, залпом выпил содержимое.

Слева от него лизалась парочка телок в синей униформе — одну из них он узнал: эта была Алена из параллельного воздушного отряда. Она заменяла заболевшую стюардессу. У Алены была кличка «бибика»: она трахалась и с мужчинами, и с женщинами. Ее поимел весь летный состав почти всех воздушных судов разных направлений, несмотря на то, что она все время смущалась своего неприкрытого блядства. А вот второй «синий» зад, полировавший своей промежностью рот «бибики», он никак не узнавал.

— А ты что за птица? — спросил молодой стюард, смачно хлопнув Ларису по заднице.

— Да ты совсем охуел! — Вздрогнув, сказала Лариса, поворачивая к парню мокрое от выделений лицо, — так можно ведь и нежданчик пустить в самый неподходящий момент!

Стюард, увидев незнакомую взрослую женщину, чуть не сиганул из самолета через задраенный люк. Заметив его трусливый маневр, Лариса пресекла его на корню.

— Стоять! — коротко сказала она, жестом показывая на его штаны, — ну-ка, вываливай, что у тебя там.

Андрей обалдело косился на парня, который, словно повинуясь каким-то чарам Ларисы, стал лихорадочно скидывать портки. Ольга, напротив, следила за его манипуляциями со своей одеждой довольно внимательно. Аленка, узнав коллегу, опять уткнулась в промежность Ларисы, к великому ее удовольствию. Стюард освободился от одежды и явил публике дрын вполне достойных габаритов: он был уже почти на боевом взводе, и готов к действию.

— Оля, — ты глянь на эту дубину, — низким голосом сказала Лариса, склонив голову. Потом протянула руку и немного подрочила член парня, предварительно смочив ладонь в выделениях Аленки, — вполне достойный экземпляр! Не хочешь добавить себе в коллекцию?

— Але, гараж! Что за базар? — Андрей встал с колен, загораживая жену, — ты чего тут раскомандовалась?

— Бунт на корабле? — Спокойно сказала Лариса и пожала плечами, — ну, как хотите, мое дело предложить, — и вновь опустилась к сочной Аленкиной пизденке.

— Андрей, — сказала Ольга, мягко отстраняя его в сторону, — я только чуть-чуть попробую… Ну, разочек лизну и все. А потом ты меня сразу трахнешь!

— Что значит «чуть-чуть попробую»? Это что тебе, новое блюдо, что ли? Ни хера себе, бракераж!

— Ну, зайка, ты разве забыл, как тебе было хорошо, когда меня негры с арабами ебли в четыре смычка?

— Что-о?! — Спросил стюард, и его член аж подпрыгнул, — здесь, на нашем судне?

— Да не здесь, — отмахнулся Андрей, и его член запульсировал с новой силой, — я помню, конечно, но там было совсем другое дело… А здесь, какой-то стюард…

— А ты что, подразделяешь по субординации ебарей своей жены? — вставила реплику Лариса, на мгновенье оторвавшись от вылизывания отверстий Аленки.

— Нет конечно, но… — Андрею не дали закончить фразу.

— Вот и отлично! — Быстро сказала Ольга, и поманила к себе молодой член стюарда, — Андрей, отойди в сторону, и наслаждайся! Все для тебя, любимый!

С этими словами Ольга всосала член парня, пробежалась язычком от головки до основания, как бы смакуя его, и принялась увлеченно сосать, косясь на мужа, и заглатывая дрын на полную катушку, теребя при этом волосатую мошонку со здоровенными шарами внутри.

— Ты же сказала, что только лизнешь, — начал было Андрей, и умолк.

Волна возбуждения накатила на него также, как совсем недавно, на даче, когда представители малознакомых и слаборазвитых стран дружно фонтанировали на его Олю, как опытные художники, покрывая ее тело крупными белыми мазками. Пока Ольга сосала член стюарда, Андрей достал свое орудие, и стал дрочить, поглядывая то на жену, то на Аленку, которая языком выписывала на половых губах Ларисы замысловатые кренделя. Заметив свободный член, Аленка улыбнулась: ее радость была намного выше, чем счастье, которое испытывает посетитель Макдоналдса, услышав возглас «свободная касса!».

Стюардесса стала жадно смотреть на елду Андрея, прекратив даже на некоторое время отлизывать Ларисе. У Андрея с невербальным восприятием было все в порядке, и он двинулся к Аленке, лежащей на спине. Заметив долгожданный маневр, она пододвинулась к краю стола, и свесила голову вниз.

— Дай мне его, — сказала она, и открыла рот.

Андрей не стал искушать судьбу, и быстро вставил член в призывно открытый влажный рот девушки. Аленка стала его сосать, как толстую сосиску, а Андрей внимательно смотрел за молодым стюардом: он поставил Ольгу раком, облокотив на столик, и, недвусмысленно пытался вставить свой поршень между широко раздвинутых ягодиц его благоверной. Ольга оглянулась, и поймав взгляд мужа, быстро прокомментировала ситуацию:

— Зайка, я попробовала его, теперь пусть он попробует меня — все честно! Я не думаю, что ты будешь возражать против того, чтобы… Бляяядь! — простонала Ольга, получив первый удар ниже пояса, — предупреждать надо! — Она вдруг стала сноровисто двигаться парню навстречу, шепча, как молитву, — он только разочек попробует, и все… Разочек, и все… Только попробует, и только… О-о-о-о!!

Ольга забилась в первом оргазме, а Андрей стал сильнее двигаться во рту Аленки: она уже не сосала его — он просто стал ебать ее в рот. Лариса оглянулась в нетерпении, чтобы выяснить, почему ее пизда вдруг пролетела мимо кассы, и Андрей, как благородный идальго, вытащил горячий член изо рта девушки — «бибики», и посадил Ларису промежностью на ее рот. Затем воткнул свой член в раскрасневшийся зев разбухшего влагалища Ларисы, и стал долбить ее что есть силы. Лариса благодарно заурчала, и крикнула Ольге, которая яростно подмахивала молодому самцу в погоне за очередным оргазмом:

— А твой муженёк-то, ничего ебется! Или он с перепугу такой прыткий стал, насмотревшись на молодую пизду?

Ольга ничего не отвечала: ее накрыла очередная волна удовольствия, и она сползла с члена парня на пол, конвульсивно дергаясь и тихо матерясь. Стюард развернулся, бросив счастливую женщину на произвол судьбы, и быстро провел рекогносцировку на местности. Увидев перекошенный от удовольствия рот Ларисы, из которого капала на пол слюна, он, недолго думая, просунул свою дубину, на которой еще сохранились следы недавней радости потерпевшей от натиска молодого самца, между раззявленных губ вожака. Лариса не успела ничего возразить, как ей стали прочищать горло самым противоестественным способом. Она возмущенно уставилась на стюарда, но он схватил ее за груди, выкрутив соски, и она сдалась, покорно принимая елдак на всю его длину.

Андрей обезумел от похоти, и стал долбить Ларису еще сильнее. Волны удовольствия стали накатывать все быстрее и быстрее, и он, вытащив пылающий член из раздолбанного влагалища Ларисы, вставил его в рот Аленки, которая с удовольствием приняла его. Ольга встала, шатающейся походкой подошла к мужу, и повисла у него на шее, подставив губы для поцелуя. Андрей стал целовать ее, языком лаская ее рот изнутри, и почувствовал вкус чужого мужчины у нее на губах. Это стало последней каплей в этой безумной оргии на высоте десять тысяч метров над уровнем моря.

— Видишь, я хотела только попробовать, а он взял и выебал меня, — сказала Ольга, смочив палец в вагине Ларисы, и вставив его своему мужу в анус, — отомсти за меня этой шлюхе, — улыбаясь, добавила она, и кивнула на Аленку.

Но Андрей почти ничего не слышал: он зарычал, и стал кончать девушке в рот, обильно заливая спермой ее горло. Аленка схватила Андрея за ягодицы, и стала насаживаться ртом на его член. «Чем она там дышит?», мелькнула слабая мысль, и тут же отлетела в сторону, растворившись в потоке наслаждения, которое охватило Андрея с ног до головы. Он безостановочно спускал в рот молодой стюардессе, и ее судорожные и торопливые глотки были для него сейчас наивысшей наградой за его труды.

Стюард стащил Ларису на пол, и стал трахать ее раком: видимо он недалеко отошел от обезьяны, и по-другому ебаться попросту не умел. Лариса профессионально работала тазом, приближая Тарзана к закономерному финалу, и стараясь сама от него не отстать: это был последний работающий хуй на горизонте: скоро должен был случится Амстердам.

Лариса не забыла о молодой пизде, которой на этот раз досталась на раздаче только язык и сперма: Аленка тоже была на грани — ее нужно было только чуть-чуть подтолкнуть. Лариса уткнулась ртом в горячую промежность девушки, и сильно всосала в себя ее набухшие губы, захватив их в рот практически целиком. Аленка застонала, и выгнулась дугой. Стоило Ларисе лишь кончиком языка тронуть пульсирующий клитор, как девчонка разрядилась горячими выделениями в рот своей новой подруги, напоследок расплакавшись от наступившего оргазма.

— Уважаемые пассажиры! Наш аэробус начал снижение, и через несколько минут произведет посадку в аэропорту Схипхол. Температура в Амстердаме — восемнадцать градусов тепла. Просим занять свои места и пристегнуть привязные ремни! Спасибо за внимание!

Андрей бросился к своей одежде, и стал лихорадочно одеваться, испуганно косясь на Ларису, которая, несмотря на призывы экипажа корабля еблась с молодым стюардом, как в последний раз.

— Подруга, давай, кончай уже, — Ольга торопливо одевалась, — нечего тут растягивать удовольствие. Сейчас мы приземлимся — а ты с голой жопой. Это же, в конце концов, не последний мужчина на земле.

— Цыц, малявка! — Прохрипела, Лариса, неистово подмахивая молодому кобелю, — я уже… Я уже… Я уже…

— Ну, ты заканчивай, а мы пойдем на место, — сказала Ольга, одевшись, и поправив на муже одежду.

— Я Вас провожу, — сказала Аленка, застегивая пиджак. Щеки ее пылали.

Андрей и Ольга шли по коридору в сопровождении хорошенькой бортпроводницы, которая шла чуть впереди, покачивая бедрами.

— И не скажешь, что она только трахалась, как полоумная, — шепнул Андрей супруге, наклонившись к ее уху.

— А как это должно быть заметно: у нее что, должен вырасти хуй на лбу? — спросила Ольга, и удивленно посмотрела на мужа.

— Нет, но все-таки…

Супруги уселись в свои кресла и быстро пристегнулись.

— Спасибо Вам, — шепнула Аленка, и, оглянувшись украдкой, поцеловала Андрея и Ольгу в губы.

— Мне-то за что, — улыбнувшись, сказала Ольга, отвечая на поцелуй девушки.

— За то, что у Вас такой замечательный муж, — сказала Аленка, и опять зарделась.

— Да муж у меня замечательный, — ответила Ольга, и ласково сжала Андрею плечо, — правда, он тебя так и не трахнул.

— Может быть, на обратном пути, — еле слышно прошептала Аленка, и быстро ушла, смутившись окончательно.

— Вы выходите в Амстердаме, а я тут, пожалуй, еще полетаю, — мечтательно сказал Андрей, и тут же получил чувствительный тычок под ребро.

— Я тебе полетаю! — Начала было Ольга, но тут рядом плюхнулась Лариса, и она осеклась.

Пуговицы ее кофты были частично оторваны, частично застегнуты не на ту пуговицу и то — через раз. На юбке расплылось какое-то подозрительное пятно, и во всклокоченных волосах застрял «тополиный-пух-жара-июль». Но ее лицо расплылось в блаженной улыбке, словно у юродивого на паперти, которому среди медяков и грошей достался вдруг алтын.

— Это не парень, а терминатор какой-то, — сказала Лариса, с трудом сдерживая довольную улыбку, — трахается, как Бог! Я на всякий случай взяла его телефон.

— Мне тоже понравилось, — тихо шепнула Ольга, пытаясь привести подругу в относительный порядок.

— Я даже устала, — сказа Лариса, с неприязнью оглядывая пятно на юбке, — а где Денис?

— Его никто не видел, — невозмутимо ответил Андрей, — но думаю, что он не вышел по дороге.

— Скоро там Амстердам? — спросила Лариса: молодой жеребец вышиб из нее весь дух и чувство юмора заодно.

— Следующая остановка, — ответил Андрей, и откинулся в кресле, приведя его в горизонтальное положение, — мимо не проедем…

Продолжение следует.

Читайте также...

Работа на два дня

Таня и Саша были женаты уже пять лет, им было по 27, но все планы …

39 queries in 0,350 seconds.