Будь, что будет, это того стоило! Полная версия

Только когда колёса самолёта коснулись взлётно-посадочной полосы, и он начал снижать скорость, Катя отпустила руку и произнесла первые слова с момента объявления пристегнуть ремни в начале захода на посадку:

— Я чуть не уписалась от страха, Насть…

— Всё хорошо. Я, если честно, переживала за тебя больше, чем за саму посадку. Всё хорошо, моя прелесть.

Самолёт вырулил на стоянку, и пассажиры поспешили к выходу

— Насть, давай подождём, пока все выйдут? Неохота толпиться, да и эти «мачо» опять приклепаются…

— Ну да, я в шоке от них. Надеюсь, они не в нашем отеле будут жить…
Две неразлучные подружки вышли из такси у входа в отель и сразу привлекли внимание публики своей внешностью. У них не было аппетитных форм и широких бёдер, как любит большинство мужчин, наоборот, они были худенькими и стройными, как тростиночки, — ровные ножки, худенькие ручки, но при этом очень сексуальными. Профессиональные девятнадцатилетние спортсменки, которые, собственно, и попали в этот VIР-отель для клиентов с особыми пожеланиями, победив на областных соревнованиях по гимнастике. Катя в очередной раз порадовала первым местом своего папу, который не жил с ними, но очень любил её и поэтому, имея возможность, старался не только находить время на общение, но и поощрять хорошую учёбу, а также её достижения в спорте. Вот и в этот раз Катя выбрала подарок, а папа оплатил дорогую путёвку. И вот они тут…

— Кать, это не сон? Ущипни меня, потому что я не верю, что я тут с тобой. Я думала, меня не отпустят.

— Я сама ещё не верю, но настроена на то, что каникулы те ещё будут. Надеюсь, ты не забыла, что мы обещали друг другу?

— Конечно, я помню, Кать. Такое хрен забудешь…

— Ну, тогда пошли за мечтой, — смеясь, потянула Катя Настю за руку.

Их встретил загорелый парень:

— Здрастутэ, Катя и Настя, да? Ми вас ждём, оставь веси тут, их забрёт Майкол. Не волноваться — носить не надо.
Он был в белоснежных футболке, шортах и бейсболке. Катя улыбнулась и сказала:

— Да, это мы, привет! — и, оставив чемодан на колёсиках, поспешила войти в ворота, потянув за собой засмущавшуюся от взгляда парня Настю. Та поздоровалась и последовала за Катей. Навстречу им шел такой же загорелый парень, на котором из одежды была только набедренная повязка, достававшая почти до колен из такой лёгкой ткани белого цвета, что было видно, как болтается при ходьбе его член.

— Здрасьте, Майкл? — спросила Катя.

— Да, а ви — Настя и Катя? С пириэздом!

— Да, я Катя, а она Настя.

— Очэнь приатно, очэнь красивый девушки, — сказал Майкл, смотря на Настю, взгляд которой застыл на его выпирающем члене. — Я делать всё, что пожелать наши гости, если вы попросить меня.
— А? Да, я Настя, — опомнилась она…

— Кать, ты видела это, а?

— Конечно, так это он лежит ещё.

— Я думала, на фотке фотошоп, правда…

— За такие деньги фотошоп? Думаю, нас тут не обманули ни с чем, глянь…

По соседней дорожке шла девушка с подносом в такой же белой повязке, только короче чем у Майкла. Её голая грудь колыхалась в такт шагам, а она шла, как ни в чём не бывало, только улыбнулась и кивнула головой, приветствуя девочек. Когда она прошла, подружки обернулись и увидели абсолютно неприкрытую попу, так как повязка совсем чуть-чуть заходила на ягодицы по бокам.

— Насть, вот это тут рай…

Как только Майкл скрылся за дверью номера, и девочки остались одни, Катя вышла на балкон с видом на голубую воду и огромный двор отеля, а Настя быстро стянула сарафан и в одних стрингах спиной упала на большую кровать.

— Катя, это рай! Аааа… — развалилась Настя в позе звезды.

— Алло, мам, мы уже в номере. Всё хорошо, сейчас в душ и на пляж… Нет, людей не очень много, но главное — они есть… Да, очень, я сейчас пришлю фото этой красоты.

— Кать, спроси, мама у вас? — крикнула Настя.

— Да, у нас, иди сюда.

— Алло, здрасьте, тёть Сонь. Да, классно… Ну, конечно… Да ну Вы что, как же я её брошу…

— Привет, мамуль… Да, хорошо, Катя боялась только… Ну, да… Ага, позвоню, целую. Кать, на — там мама требует тебя.

— Алло, да, мамуль, хорошо.
Они стояли возле перил, Катя облокотилась на них локтями и оттопырила попку, а Настя подошла сзади и, взяв её за бёдра, прижала к себе.

— Какая попка у меня тут…

Рука поехала по позвоночнику к шее и, добравшись до волос, Настя взялась за них на затылке и потянула на себя. Катя поддалась руке и, закинув голову назад, продолжала слушать нотации мамы, угукая в телефон. Свободная Рука Насти легла на животик, а та, которая была в волосах, опустилась на бедро и поползла вверх под сарафан. Катя наклонила голову, открывая шею Настиным губам, и свободной рукой передвинула руку Насти с животика себе на грудь. Губы покрывали нежными поцелуями солоноватую кожу шеи Кати, а рука, гладящая бедро, нырнула на лобок.

— Ммм… — застонала Настя, обнаружив, что подружка всё это время была без трусиков, и провела пальчиком по скользкой щёлке. Катя отреагировала выдохом через нос и расставила ножки пошире.
— Ладно, мамуль, я побежала, позвоню ещё… Ммм, девочка моя сладкая… — и, повернувшись к Насте, впилась в её губы.

Языки касались друг друга, губы плотно прижимались в этом страстном поцелуе двух девчонок. Не отрываясь от поцелуя, Катя положила на стоящий рядом столик телефон, и её руки легли на попу Насти, которая начала гладить гладкие губки письки Кати. Продолжая целовать подругу, Настя начала руками задирать сарафан, оголяя её попу и лобок, а та подняла руки вверх и, оторвавшись от поцелуя, помогла стянуть с себя сарафан, который сразу упал к ногам смотрящих друг на друга девчонок. Настя начала покрывать поцелуями лицо, шею и плечи голой Кати, которая перебирала её волосы своими пальцами. Губы коснулись соска, язык прошелся по кругу, следом второй сосок был пару раз втянут и прикушен зубками.
— Ай… !

Настя успокоила недовольство, снова накрыв сосок губами, а потом еще больнее куснула второй и, смеясь, начала убегать от Кати, которая с угрозами съесть Настю ринулась её догонять.

Заскочив друг за другом на кровать, они повалились и начали в шутку бороться, пока Катя не уложила подругу на лопатки:

— Ну, всё, заразка, попалась? — игриво спросила Катя, сидевшая голой попой в районе низа живота.

— Не ешь меня, серый волк, я сдаюсь.
Катя наклонилась, нежно поцеловала Настю и со словами: «Не бойся, я аккуратно» принялась целовать Настю, спускаясь вниз. Добравшись до красных стрингов, она поцеловала через ткань примерно в клитор и, прижав плотнее губами мокрые трусики к промежности, начала сильно выдыхать, чем привела в восторг Настю… Кате стало этого мало, и она поднялась, села попой на ножки Насти и начала стягивать стринги на бёдра. Настя не противилась ей, а молча смотрела довольным взглядом на возбуждённую победительницу. Рука легла на лобок, а большим пальцем Катя помассировала клитор Насти и вступила одним, а следом и другим коленом между её ног, взяла их руками под коленки и принялась подгибать к животику, потом взялась за стринги и стянула их по гладким ножкам. Настя раскинула ноги, между которыми раскрылась сочная блестящая пися.
Катя ладонями погладила бёдра и, подцепив большими пальцами половинки щелки, раскрыла её так сильно, что стало видно маленький клитор. Катя, глядя в глаза Насте, медленно нагнулась и коснулась губами гладкого бугорка над местом, где соединяются губки и под вздох Насти начала круговыми движениями языка спускаться к щёлке. Настя глубоко дышала, а когда Катя добралась до неё, ахнула, выгибая спину, почувствовав язык на клиторе…

— Ммммммм… — замычали обе девочки в унисон с мелодией зазвонившего в этот момент в сумке Насти телефона.
— Блять, капец… — в один голос выругались девочки.

— Блин, это папа, — нехотя поднялась Настя. — Прости…

— Алло, пап, да… Дядя Юра сказал… ? Ага, ты бы не отпустил меня… Я знаю, что получу.. . Чуть-чуть… Тут закрытого типа отель, — объясняла Настя папе и смотрела, как Катя лежит, призывно раскинув ноги, и кривляется, пытаясь рассмешить её.

Она подошла к кровати и встала на неё коленями, затем, не меняя позы, переместилась между раздвинутых ног Кати и, глядя ей в глаза, начала гладить её коленку…

— И я люблю тебя, папуля. Только ты маму не ругай… Хорошо, целую.
Откинув в сторону телефон, она присела попой на кровать между своих поджатых ног:

— Твой папа ему сказал, что я с тобой тут.

— Ругался сильно?

— Да больше из-за того, что ему не сказали.

— Я так понимаю, ты и в этом году без машины?

— Не знаю, он не говорил ничего, и вообще я так поняла, он не против.

— Да ладно?! — удивилась Катя и приподнялась на локтях.

— Ну да, он даже сказал, что сейчас пришлёт мне деньги на карту, чтобы мы оторвались по полной. Что — то с ним не то…

Брякнул телефон, Настя открыла сообщение и округлила глаза
— Три тысячи, Кать прикинь!

— Ну, а что ты тут на них купишь? Три коктейля и жвачку?

— Долларов, Кать. Три тысячи долларов!!!

— Охренеть! И у меня 650 ещё есть, — уже села на попу Катя.

— Катька, отдохнём по полной! — весело сказала Настя, обнимая Катю, и повалила её на спину.

Катя обняла за шею целующую её Настю и обвила ногами её бёдра, сильно прижав к себе.

— Обожаю тебя! Чмок, обожаю, чмок. И теперь я тебя победила, и я тебя съем. Катя ослабила ноги и широко раздвинула их в стороны, отпустила руки и положила их Насте на попу, раздвинув её. Настя начала вести языком по шее, оставляя мокрую дорожку, обслюнявила соски и продолжила спускаться к лобку.
— Ах, моя хорошая, ммм… — стонала Катя, чувствуя, как язык Насти умело перекатывает её клитор сверху вниз, слева направо и по кругу. — Иди ко мне…

Настя, стоявшая раком, перелезла через ногу и легла на бок лобком к голове Кати, в который она, тоже перевернувшись на бок, впилась, не открывая глаз.

— Мммм… — отреагировала Настя и рукой подняла ногу Кати выше, открывая доступ к её щёлке, и принялась вылизывать её.

Девочки, не стесняясь, с удовольствием лизали знакомые клиторы, дырочки и попки. Им понадобилась всего пара минут, чтобы кончить. Они хорошо знали каждый уголок тела друг друга, ведь попробовали взаимные ласки в 15 лет, а мастурбировать — в 14, когда узнали от девочек, которые занимались с ними гимнастикой, как это приятно. Они вместе пережили свою первую мастурбацию, первый поцелуй и кунилингус и всё старались делать вместе, даже девственности лишились одновременно, только в разных комнатах одной квартиры и с разными партнёрами.
И вот теперь они тут, где смогут воплотить любые свои желания, не переживая ни о чём, — для этого они и выбрали именно это место, пропитанное развратом и сексом. Сюда приезжают отдыхать те, кто хочет анонимно получить массу наслаждения и незабываемых ощущений на любой вкус. Катя и Настя очень любили секс, который уже попробовали, но им, естественно, хотелось чего-то большего, чего-то такого, что они не могли попробовать дома.

— Пойдём в душ, — промурлыкала, Настя лёжа щекой на липком бедре Кати.

— Вначале в туалет, писать хочу с самолёта — сейчас лопну или уссусь.

Настя смеясь начала щекотать её:

— Ах ты, сцыкушка, ха-ха.

— Дура, ай, я правда уссусь… — вывернулась Катя и соскочила с кровати, получив звонкий шлепок по попке.

Пляж, чистая вода, солнце, люди, красивые работники и работницы. Первый день девчонки решили провести спокойно — осмотреться, узнать, что тут и как, успели пофотографироваться и искупаться в тёплой воде.

— Пошли поужинаем? Возьмём с собой попить и пойдём в номер, Насть, — предложила Катя, лёжа на шезлонге.

— В номер? С тобой всё хорошо? Ты и в номер?

— Да, нужно вещи разложить и отдохнуть с дороги.

В ресторане людей было немного, но девчонки не остались без внимания. Когда они вошли, на них обратили внимание все — как работники, так и посетители, которые рассматривали их оценивающими взглядами. Непривычное чувство, когда понимаешь, что все вокруг знают, для чего эти малышки приехали именно в такой отель.
Девушка в повязке, как у всего персонала, с красивой голой грудью приняла у них заказ и ушла, виляя попой.

— Они тут все как с картинки, мне здесь уже нравится.

— Насть, всё успеем, поверь. Мне кажется, любой будет не против трахнуть нас прямо тут.

Все эти взгляды, разговоры и запах, такой приятный и волнующий, возбудили Настю не на шутку, скорее всего, это были благовония с возбуждающим эффектом. Она чувствовала, как сочится её киска, а когда увидела Майкла с бугром под повязкой, то решила действовать.

— Ты куда? Сейчас еду принесут.

— Я сейчас, пойду попудрю носик, — улыбаясь, Настя встала и пошла в сторону Майкла. Катя наблюдала, как они разговаривали, а потом направились куда-то к выходу.

— Извините, здравствуйте! — за сегодняшний день Катя первый раз услышала чистую русскую речь.

— Здравствуйте, — ответила она девушке лет тридцати в еле заметном купальнике. — Неожиданно слышать тут русский из уст отдыхающих.
— Вот-вот, мы уже третий год с мужем приезжаем сюда, и я ни разу не встречала русскоговорящих, поэтому и решила не оттягивать знакомство, если, конечно, Вы не против.

— Нет, конечно, я Катя.

— А я Лена.

— Вы присаживайтесь.

Они начали знакомиться — кто, откуда, с кем и всё такое. Время шло, принесли еду, а Насти всё не было.

— Ты кушай, Кать, не стесняйся.

— Да нет, я подожду эту гулёну — одна не люблю кушать.

— Ну, хорошо, давай я скажу, чтобы перенесли моё сюда, а то я не могу смотреть, как ты смотришь на всю эту вкуснятину, — сказала Лена и встала из-за стола.

— А что официант не может перенести?
— Да нет, там просто моя сумочка. Персоналу не разрешено трогать личные вещи.

Катя засмотрелась на попу новой знакомой — казалось, что она голая, потому что верёвочки трусиков были очень тонкие, а волосы прикрывали спину ниже лопаток.

Чья-то рука, коснувшаяся Катиного плеча, отвлекла её.

— Блин, Настя, не пугай так. Ты где была так долго?!

Настя закатила глаза и развела руки, показывая размер.

— Что это?

Она молчала и вела себя так, как будто в рот воды набрала.

— Ты чего?!
Настя положила палец на свои губы и наклонилась к губам Кати. Губы девчонок соприкоснулись, но Катя, не понимая, что происходит, отстранилась, на что Настя схватила её за затылок и снова впилась в губы, которые Катя не успела сомкнуть от неожиданности. Язык проник в рот вместе с терпкой солоноватой жидкостью.

— Ммм… — застонала Катя и ответила на необычный поцелуй.

— Не помешаю? — спросила вернувшаяся Лена, прервав девочек.

— Познакомься, это Лена, — сказала растерянная Катя своей подруге.

— Очень приятно, Лена, — ответила она и собрала пальцем мутную струйку спермы с её подбородка и отправила Кате в рот.

— Настя, взаимно, — ответила подруга Кати, спокойно отреагировав на действия незнакомки…

— Я заметила, вы девочки без комплексов, и вы понимаете, для чего сюда приезжают люди, — доедая ужин, подводила к концу знакомство Лена. — Поэтому я надеюсь, мы завтра увидимся, и я познакомлю вас с моим мужем…

— Челюсть болит от члена. Первый раз такое — не помещался…

— Ого!

— Да, и язык длинный, обещал сделать им сказку, — засмеялась Настя.

— Всё, давай уже спать, — сквозь сон, ответила Катя.

Настя провела рукой по волосам подружки и выключила ночник…

Утром Настя открыла глаза, лёжа поперёк кровати голой попой кверху, Кати рядом не было. Настя потянулась и села на кровать.

— Кааать, — зевая, протянула она.

— Я тут, с мамой говорю. Доброе утро, — крикнула Катя с улицы.

— Доброе. Маме привет.

Настя слезла с кровати и потопала умываться.
— Идём, поешь хоть, соня, я тебе принесла завтрак, пока ты дрыхла.

— А который час? — удивилась Настя. — И почему ты голая? — добавила она с улыбкой.

— А что мне тебя стеснятся? Двенадцать дня уже.

— Огоо… А чего ты не будила меня?!

— Не будила? — засмеялась Катя, выходя из номера к столику. — Садись поешь.

Настя уселась напротив и принялась кушать.

— Вкусно, как раз то, что нужно сейчас. И кофе холодный тоже.

— Ешь-ешь давай, и будем собираться.

— Да я хочу искупаться.
— Нас Лена будет с мужем ждать на пляже. Он, кстати, по-русски еле-еле, но смысл понятен.

— Она ничего о вчерашнем не говорила обо мне?

— Нет, она нет, зато Джонни говорил, — улыбнулась Катя, не отрываясь от телефона.

— Ну и пофиг. Что ты там зависла, опять с Юриком виртишь?

— Нет, создаю общий альбом для мамы и папы, чтобы мы могли обсуждать мой отдых. В семью играем в общем.

— Да ладно тебе, не грузись, Кать. На вот вишенку съешь, ааам…

Девочки встретились на пляже с Леной, познакомили Настю с её мужем Джонни, который организовывал им место отдыха, стягивая шезлонги, столик и зонтик в одно место. Девчонки сложили вещи и, чтобы не мешать, пошли к воде…

— Кать, ты чего выскочила? Вода холодная?

— Там медузы, фу! Не буду купаться.

— Тогда я тоже не пойду.

Девочки вернулись к своим шезлонгам, где Лена, не раздумывая, сняла бикини и легла на шезлонг:

— Будем загорать, раз купаться негде. Джонни, милый, намажь меня.

— Чито, холодный вода? — улыбаясь, спросил он, капая маслом на тело жены.
— Нет, медузы. Кать, намажь меня, а потом я тебя.

Джонни развёл ягодицы жены и начал растирать масло по попке, она чуть раздвинула ноги, и его рука свободно скользнула к щёлке.

— Ммм, мой медуз… — сказал Джонни, гладивший пальцами нежные губки.

— Ложитесь, девочки. Джо и вас намажет, — промурчала обнажённая Лена, явно кайфующая от рук мужа…

Не оставив на теле жены нетронутого места, Джонни подошел и присел возле шезлонга, на котором сидела, поджав ножки, Настя.

— Настья, зачем одежда? Снять, я буду масло везде.

Настя повертела головой, осмотрела пляж, глянула на обнаженную Лену, лежавшую на животе, и Катю, которая развязывала лифчик купальника.
— Ты что, не будешь снимать купальник, Насть? Зачем эти следы белые?

— Конечно, буду. Я давно мечтала позагорать голышом. Глянула просто, нет ли поблизости детей, а когда увидела это… вспомнила, где мы, — стягивая трусики, сказала Настя…

По пляжу шли парень с девушкой. Он был в одних шортах, а она, голая, шла рядом с ним на четвереньках — ошейник на шее и поводок. Они прошли мимо них и расположились совсем рядом…

Повертевшись и перекладываясь с живота на спину несколько часов под солнышком, подставляя его лучам свои прелести, девчонкам захотелось охладиться.
— Может, пойдём в бар мороженого поедим? А то мне кажется, я расплавлюсь сейчас.

— Если хотите, идите, я тут буду, — сказала Настя.

— А где Джонни? — спросила Катя и села.

— Он в бар пошел, — сказала, поднимаясь с шезлонга на колени Лена. — Вон он…

По дорожке шла девушка с подносом, одетая в униформу в виде белой повязки на бёдрах, а сзади шел Джонни.

— Мороженое и кола, — сказала работница.

Всё это было кстати сейчас, и поэтому девчонки, не медля, принялись охлаждаться.

— Как вам мороженый? Гуд? — спросил Джонни, который принёс бананы.

— Да, Джонни, спасибо, а то мы бы тут расплавились без холодного, — сказала Настя, которой Джонни вручил банан. Изображая кавалера, дарящего цветы, он также вручил по банану Кате и Лене, которая сказала грудастой работнице, принести лёд.

— Какие у вас планы на вечер? — спросила Лена, откусывая банан.

— В утренней почте отеля были рекламки вечеринки «Одна плюс три». Мы думали сходить, она, вроде, не сильно дорогая.

— Смело, Катюша, смело…

— Почему? — спросила Настя.

— Может, идти к нам и устраивать секс? — спросил Джонни.

— Может и правда, пойдёмте к нам в номер? У нас тоже вечеринка сегодня, поверьте, вам хватит для разогрева. Вы же девочки активные? — пересаживаясь на шезлонг к Насте, спросила Лена.
— В каком смысле активные?

— В прямом. Я думаю, ты же не откажешь мне, если я… — кладя руку на лобок Насте, — попрошу тебя раздвинуть ножки.

Ноги Насти раздвинулись.

— Ну, вот видишь, я же говорю… И даже если я…

Надкушенный банан коснулся щелки. Джонни довольно наблюдал за женой, а Катя — за Настей которая, молча, глядя в глаза Лены, раздвинула пальцами розовые губки, впуская сладкий плод себе в щёлку. Чуть подвигав им туда-сюда и заставив Настю прикрыть глазки, Лена вынула банан и откусила от него часть, которая только что была в уже намокшей писе.

— Ммм, вкусняшка какая, — жуя, сказала она.
— И я так хочу, — сказала Катя, видя, как хорошо девочкам, и встала раком с боку шезлонга на котором, вульгарно раскинув ноги, лежала её подруга. Пальцы Насти снова раздвинулись в стороны, давая свободный ход банану, который в этот раз Лена всунула глубже.

— Ммм… — еле слышно простонала Настя.

Катя открыла ротик, ожидая лакомство, и почувствовала, как ей в щёлку что-то входит. Это был Джонни с бананом в руке…

Лена дала откусить Кате банан, нагнулась к текущей письке Насти и принялась лизать её.

Язык девушки был великолепен — горячий, упругий и очень нежный, поэтому её ласки начали уносить Настю.

— Ммм… — постанывала она с прикрытыми глазами и погладила Катю по голове. — Иди ко мне.
Катя потянулась к Насте и поцеловала, языком размазывая остатки банана по её пухлым губам. Банан Джони выскочил из щёлки Кати, когда она потянулась целоваться, но он не стал возвращать его обратно, а подмигнул сидевшему под зонтом в пяти метрах парню с ногами, закинутыми на спину девушке, которую он привёл на поводке, и приблизил его к лицам целующихся девчонок. Настя принялась слизывать смазку Кати с банана, а Катя — облизывать её твёрдые соски. Лена ввела в попу Насти пальчик, высунула и снова ввела обратно, но в этот раз ещё и прикусила клитор. Настя вздрогнула и застонала:

— Ах, да… Иди ко мне скорее, хочу лизать тебя прямо сейчас.

Катя встала с колен отряхнула с них песок и присела над лицом Насти.
— Ах… — застонала Катя, как только язык коснулся нежной щёлки.

— Ммм… — синхронно с ней застонала и Лена, которой Джонни ввел банан в готовую кончить писю.

Возбужденные до предела уже все готовы были кончить, но их отвлекла работница:

— Ваш лёд, — сказала она на чистом русском языке.

— Дай сюда скорее, — сказала Катя, запуская в ведро со льдом пальчики. Девушка поклонилась и опустила глаза.

От ощущения льда на своей шее Кате стало так приятно, что она села на лицо Насте.

— И мне дай, — сказала Лена, которой Джонни уже вылизывал анус. Работница присела…

Кусочек льда проехал по дёргающемуся животику Насти и, тая на горячей коже, двинулся по лобку к промежности. Настя не выдержала и выдохнула горячим воздухом в писю Кати.

— Ммм… — застонала Катя и начала льдом охлаждать себе соски.
— Я могу идти?

— Давай-ка ты лучше помоги, — улыбнулась Катя, под которой зарычала Настя, почувствовав лёд на своём клиторе. У работницы заблестели глаза, и она начала целовать Кате соски. Джонни снял шорты и, подровняв положение жены, приставил член к щёлке, намереваясь войти в неё, но остановился. Он взял два кусочка льда и всунул один, а следом второй во влагалище Лене. Та заскулила от удовольствия и принялась лизать холодный клитор Насти. Пальчик Насти вошел в попу Кати, а за ним следом — пальчик работницы, которая скользнула рукой по её ягодице.
— Ммм… — стонали все…

Джонни вошел в жену и принялся трахать, натыкаясь на лёд внутри неё. Кончили все практически одновременно, но первой была Катя…

Дёргаясь, она заливала своим соком рот Насти, сжимая попой пальцы, натирающие внутренние стенки её попки. Вторым был Джонни, который впился пальцами в ягодицы жены, ускорил темп и начал заполнять её спермой. Лена не осталась равнодушной. Она обмакнула во влагалище Насти два пальца и через мгновение всунула их себе в зад, от чего и кончила, соскочив с члена мужа, сильно сжимая клитор Насти онемевшими губами. Катя была первой, а Настя — единственной кончившей со струйкой, брызнувшей два раза прозрачным соком на лицо и в рот продолжающей кончать Лене…

Их внезапное соитие длилось не более десяти минут. Десяти минут, показавшимися для них часом. Часом, выключившим реальность вокруг, которую включила неразборчивая речь кончающего рядом с ними парня в рот своей девушке, которая сидела перед ним, раздвинув ноги, голой попой на песке…

Парень улыбнулся и помахал им рукой, стряхивая второй остатки спермы с члена на лицо своей брюнетки. Катя показала ему знак «хорошо», подняв большой палец над кулаком, и они все рассмеялись…

— Ну что, пойдём? — сказала Катя, нанося блеск на губы.

— Зачем ты их мажешь? Пойдём, — натягивая под короткую юбочку трусики, которые были скорее верёвочками, ответила Настя.

— Ты думаешь, нас начнут трахать прямо с порога? — рассмеялась Катя.

— Судя по поведению этой парочки на пляже, думаю, что так и будет.

— А зачем тогда тебе трусики?

— Для сексуальности. Пойдём, голожопик, — сказала Настя, проведя под юбочкой рукой между ягодицами, на которых не было трусиков.

Ожидания двух девчонок не оправдались, и с порога их начали не трахать, а…

Вспышка фото-камеры ослепила яркостью и неожиданностью.

— Прасти, дэвушка. Это я фотографировать для коллекция семья…

— Не волнуйтесь, эти фото никуда не попадут, Это для семейной коллекции, — сказала встречающая их Лена.

— Даже нам они не достанутся? — расстроилась Настя.

— Фото с вами вы получите, а вот с нами, к сожалению, нет.

— Ага, так не честно. Наши у вас будут, а ваши у нас — нет, — возразила Катя.
— Пойдёмте к бассейну я вам всё объясню… Понимаешь, Катя, у вас есть выбор: мы все — свободные люди, и вы можете пойти на вечеринку, которую проводит отель, и там совершенно анонимно трахаться сколько в вас влезет. Там все в масках и съёмка запрещена, но сегодня там не будет достойных самцов.

— Почему не будет? Я видела на рекламе довольно хороших, — сказала Настя.

— Потому что они все сегодня тут, — улыбнулась Лена и похлопала в ладоши.

Вспышка фотокамеры заработала, и из-за раздвижных стеклянных дверей к бассейну вышли шесть парней. Двое были светлокожими, двое — мулатами и двое — темнокожими. Рельефные тела, похотливые взгляды, члены даже в спокойном состоянии поражали своими размерами.

— Это Рудольф и Фрэнк, — сказала Лена, указывая на двух одинаковых парней. — Они у нас братья-близнецы. Это наши бруталы — Муслим и Абдула, — указывая на полностью волосатого мулата. — А это Сникерс и Марс, — указывая на негров, сказала она.

— Это имена? — хихикнула Катя.

— Нет, это псевдонимы.

— Тогда близнецы будут Твиксом, — улыбаясь, сказала Катя.

— Ну что, девочки, вам нравится то, что вы видите?

— Конечно, — почти одновременно ответили они.

— Я уверена, что на вечеринке вы выбрали бы их, но вам пришлось бы заплатить, по четыреста долларов за каждого.

— И за Сникерса с Марсом? — удивилась Настя, понимая, что за такое надо платить больше.

— А эти вообще не продаются, эти платят за всё, что произойдёт тут с вами или без вас.

— Это как? — удивилась Катя, а Настя оторвалась от разглядывания членов.

Лена подала знак, и парни разошлись, оставив их одних на траве у бассейна.
— Понимаете, это отель моего мужа, а они — очень платёжеспособные клиенты, готовые платить большие деньги за все свои необычные желания. Ну и за это они получают бонус в качестве меня, удовлетворяя мои потребности.

— Я остаюсь, — сказала Настя, не задавая вопросов. Ей уже было всё равно на деньги и на фото, ей хотелось поскорее всунуть это чёрное счастье себе хоть куда-нибудь. Но Катя не унималась:

— А что это за необычные желания, это не опасно?

— Ты думаешь, если бы они хотели нанести вам вред, что-то остановило бы их?

— Хорошо, я тоже остаюсь, — сказала Катя с такой интонацией, словно делает всем одолжение. — Но только не из-за «ого-го», а чтобы не бросать подругу, — добавила она, чем рассмешила себя и девчонок.

Накупавшись голышом в бассейне, вся компания, кроме Джонни, который ходил в шортах и с фотоаппаратом, отправилась к столику, чтобы выпить и что-нибудь съесть.

— Водичка — класс, да, Насть?

— Интересно, они понимают, о чём мы говорим? — спросила Настя, не сводя глаз с члена Марса, стоявшего напротив в полуметре от неё.

— Давай проверим, — игриво ответила Катя. Марс, дай ей пососать, — сказала она и кивнула на Настю.

— О, гуд! — сказал он и взял в руку член, приглашая Настю.

— Понимает, — протягивая руку к члену, улыбнулась Настя, наклонилась, не сгибая ног, и направила чернющий полувставший член себе в рот. Катя присела рядом со Сникерсом, перед её лицом оказалась головка его толстого члена, который она тоже взяла в рот.

— Ммм… — застонала Настя, запихивая себе член в горло, когда её попки коснулся чей-то язык.
Катя нехотя снялась с толстячка и, вытирая рукой слюну с подбородка, жалобно простонала:

— Бляяя, мамааа… Какой же он вкусный!

Настя подавилась членом от смеха и сказала Кате, которая, радостно виляя попой, дрочила двумя руками вставший член.

— Подпишем фото: «Катя сосёт Сникерс». Ха-ха.

Лена сидела на плетёном диване с раздвинутыми ногами, по бокам сидели мулаты — Муслим и волосатый Абдула, которым она дрочила члены, а они мяли ей грудь и облизывали шею. Или Френк, или Рудольф стоял раком, отклячив накаченную жопу, и вылизывал пизду Лены. Джонни в это время фотографировал Настю, которая давилась членом Марса…

Второй близнец, который лизал попу Насти, уже кое-как заглатывавшей чёрный член, чмокнул её в попку и подошел к Марсу сбоку. Рядом с лицом Насти оказался его член — немного меньше, конечно, и белый, но именно это сочетание цветов завело Настю ещё больше, и она взяла его и придвинула к члену Марса. Вид розовой глянцевой головки, прижатой к чёрной, привёл её в восторг, и она принялась облизывать их. Близнец, лизавший письку Лены, подошел к сосущей у Сникерса Кате, присел сбоку и начал гладить ей дырочку попы, целовать в ухо, щеку, шею и в её волосы на зафиксированной руками Сникерса голове, который в этот момент достал член, обтёр его о щёки девушки и всунул обратно. Неожиданно для Кати Твикс начал облизывать с её щеки смазку.

— Ммм… — застонала она, а он передвинул язык к её губам и начал водить им по чёрному члену…
«Блин… ужас… «— понимание происходящего мгновенно перешло во взрыв возбуждения и накрыло Катю.

Член Сникерса медленно покинул рот, давая малышке вдохнуть, и погрузился близнецу в горло…

— Насть, глянь скорее на это, — позвала подругу Катя.

Настя повернулась и застыла, наблюдая, как накачанный красавчик заглатывает длинный член получше некоторых девушек. Эта картина словно околдовала её — слишком необычная ситуация и ооочень необычная реакция у неё на это, Настя текла. Пока она разбиралась с эмоциями и мыслями, не заметила, как из руки выскользнул один из членов.

— Девочки, смелее. Это именно то, на что не стоит обращать внимание и отвлекать себя от отрыва, — сказала Лена, направляя член Абдулы себе в киску.

Настя повернулась обратно, а там Марс долбил близнецу горло своим членом…

Сникерс лежал на спине, а Катя присела своей смазанной попой на его член. Узенькая дырочка чувствовала горячую головку.

— Ах, да, пожалуйста… Ойй, медленнее, аах…

На всё это смотрела Настя, в которой на половину уже находился толстый член Марса, а она ездила по нему щёлкой вверх-вниз.

— Аах… Катя, да… Давай, милая, — пробормотала Катя. — Давай, шлюшка, ты же этого хотела…

— Ммм, — застонал Сникерс, на головку члена которого, резко опустившись вниз, насадилась Катя, а сама она раскрыла рот и не двигалась. Сникерс, чуть привыкнув к узкой щели, начал медленно вынимать и вводить обратно головку, приподнимая Катину под попу своими сильными руками.
Лена в позе наездницы тоже скакала на члене Абдулы и сосала у второго мулата, а Джонни, выдавив смазку себе на руку, принялся смазывать попку жены. Смазав свой член, мулат, у которого сосала Лена, присел и прислонил его головкой к её дырочке. Лена посмотрела на мужа блядским похотливым взглядом, даря любимому отличный кадр… Пока Лена извивалась на членах, рядом с ней в такой же позе Марс и близнец пытались насадить на два члена Настю. С Катей решили поступить иначе. Её развернули спиной к лежавшему Сникерсу и, смазав ещё раз попу и его член, начали пытаться засадить его поглубже. Корчась от боли, Катя пыталась опуститься, но у неё не получалось — размер и её дырочка, в которой был член в три раза меньше, сильно отличались. Лена и Настя принимали в обе дырочки члены, которые, как поршни, ходили в них. Кончать раз за разом сил не осталось, и Настя легла на Марса под ней.
— Всё хорошо? — спросил Джонни и сфотографировал затраханную Настю. Рядом стонала жена, а за спиной охала Катя, и вдруг она как закричала:

— Мамааа, как хорошо, ай, как…

Джонни повернулся и увидел довольную Катю, которая сидела попой на Сникерсе, а весь его чёрный член был в ней.

— Давай, трахай меня, жеребец! — взмолилась она. Её положили спиной на грудь негра, и член близнеца коснулся розовой плоти между её раздвинутых почти в шпагат ног…

Мулат, трахавший Лену в попу, зарычал и, глубоко загнав член, задёргался.

— Ааа, да… — застонала она.

На Катю, брызгая спермой ей на живот, кончал близнец, который трахал её в киску, и только Настю продолжали трахать, не меняя скорости и ритма в два члена.

Лена, обессилив от очередного оргазма, слезла с члена и, встав раком, принялась облизывать с него свою смазку и сосать. Катя визжала от члена в себе и прыгала на нём, уперевшись руками в чёрную грудь.
— Кончайте, кончайте мне в рот, — попросила Настя и посмотрела в начале на Лену, а потом на Катю. Они встретились взглядами с подругой, и Катя только сейчас осознала, что они творят и насколько ей всё это нравится. От эмоций и заполненной попы Катя испытала свой первый анальный оргазм, который даже чуть испугал её силой взрыва внутри неё, она задёргала ногами и слезла с члена. Трахавший Настю в попу близнец наблюдал за Катей, лежавшей на боку, и смотрел, как её дырочка алого цвета сокращается вместе с её стонами, выдернул член, встал и начал кончать в рот Насте. Стоны Абдулы, кончающего Лене в рот, и сперма из члена близнеца, залетающая в рот к ней, заставили Настю кончить… Раздолбаное влагалище сжало чёрный длинный член, и он начал стрелять горячей спермой, заливая её внутренности.
Настя слезла с члена Марса и легла рядом с Катей, а к ним, не вставая с колен, подползла Лена и, перешагнув руками через Настю, склонилась над лицом Кати. Губки раскрылись, и в её ротик потекла сперма из рта Лены. Закончив переливать сперму, Лена села на попу и спросила:

— Ну как, девочки, вам понравилось?

— Угу, — ответила Катя с полным ртом спермы.

— Супер, — ответила Настя, гладя себе половые губки и грудь.

— Ещё? — улыбаясь, спросила Лена.
— Нет-нет, мне хватит, — сказала Катя, проглотив сперму, и полуживая Настя поддержала её. Лена похлопала ладонями, и парни встали, мулаты и близнецы поклонились, а довольные негры сжали жопы близнецам и начали, смеясь и хлопая по ним, гнать их к выходу…

— Вы молодец, столько кадр… Ммм… — заговорил Джонни.

— А как же Джонни? — спросила Катя глядя на Настю.

— Я не изменять жене, она это делать нравится я, — девчонки переглянулись.

— Да, он спит только со мной, ему противно трахать других. А это его хобби — создавать мгновения моего удовольствия. У нас высокие отношения, — улыбнулась она.

— Жаль, — сказала Настя.

— Хочу пить, — встала Катя.

— Да, и я, — ответила Настя.
— Если хотите, сходите в душ.

— Я очень хочу, но, если честно, нет сил. Дома уже.

— Да, дома. Нужно домой. Джонни, когда фото наши отдашь? — спросила Катя.

— Хоть сейчас. Давай почту, он откроет доступ…

Девочки, не одеваясь, чтобы не пачкать одежду, спустились к себе в номер.

— Фух, дома, — бросая вещи в кресло, сказала Настя.

— Наасть, — милым голоском позвала её Катя.

Настя повернулась, и к ней подошла голая Катя, обняла, прижалась и прошептала:

— Милая, я так рада, что ты у меня есть. Люблю тебя очень.

— И я… — они начали целоваться, руки гладили друг друга, животики тёрлись. — Ммм…

— У тебя сперма течёт из письки, Насть. Вот это нас отымели.

— Да, меня растянули хорошо. Мне кажется, у них члены толще наших рук.
— Я за попку волновалась.

— А ну, дай гляну, — Настя раздвинула булочки Кати и увидела плохо сжавшуюся дырочку. — Ого! — сказала она.

— У тебя не лучше, а ну, нагнись. Настя нагнулась, и взору Кати открылась картина, взбодрившая её. Попка была красного, а не розового цвета, губки сильно выпирали, и между них сочилась сперма.

— Ммм, ты полная, — касаясь пальцем щёлки, промурлыкала Катя.

— Кать, не начинай. Идём в душ, — буркнула Настя и ахнула, когда два пальца проскользнули в неё на всю длину.

— Ого, тут места у тебя теперь, — добавляя ещё один палец, сказала Катя.

Настя прогнула спину, упёрлась руками в кресло и расставила ножки.

— Не больно, Насть? — спросила Катя, когда свободно ввела четыре пальца и ладонь.
— Про… дол… жай, ааа, кайф…

Большой палец Кати, мешавший войти глубже, она прижала к ладони, сложила лодочкой и расслабила кисть, надавила и провалилась во влагалище.

— Ммм… — задрожала Настя. — Ааа, покрути потихоньку, ммм… Катя аккуратно провернула сложившуюся в кулачок руку.

— Ммм, я сейчас кооончууу, ааа… — ноги Насти согнулись в коленях…

Влагалище Насти, которая молча лежала головой на кресле, наконец, расслабилось, и завороженная Катя начала вынимать ручку из подруги, а когда она коснулась скользкой кисти своим языком, завибрировал и запиликал телефон…

— Ебать пиздец!!! — Настя посмотрела на побледневшую Катю. — Пиздец нам, Настя, рыба моя.
Настя встала.

— Лучше сядь.

— Да говори уже!!!

— Фотки с вечеринки видели мои родители…

— Нам пиздец, Кать, но как?!

— Я запарилась и дала Джонни почту, на которую зарегистрировала облако.

— Не мудрено после такого.

— Что делать? Это всё, понимаешь?

— Ну да, мы там во всей красе…

— Так, я в душ, — сказала Настя.

— Какой душ? Делать, блять, что? Ты представляешь вообще, это же лет на пять бубнежа и упрёков, проверок и запретов…
— Ну да, поделиться горем со всем светом. Гляньте все, у меня дочь — извращенка. Да, милая, но я рада, что видела черный член в твоей белой попке и знаю запах и вкус этого всего! Будь, что будет, это того стоило. Я пошла…

— Ну что ты тут, не утопилась? — спросила Настя у Кати, выйдя из душа.

— Нет, я тоже в душ, — встала с кровати Катя, непохожая на себя…

— Там ещё сообщение какое-то, Кать.

— Что там?

— Я откуда знаю, оно только пришло.

Глаза Кати начали округляться.

— Что там ещё?!
— Сядь. Ой, блять, голова закружилась. Садись, говорю, — опускаясь на пол, сказала Катя. — Садись и слушай дословно.

— Катя, мы с мамой видели, чем вы занимаетесь на отдыхе, и узнав, что это за отель, мы не могли скрывать и показали вашу гулянку родителям Насти. Они оценили, и мы приняли решение. Оно не обсуждается и не обговаривается. Значит так, первое — билеты уже заказаны, второе — какое-то время мы с вами не знаем друг друга, никаких мам и пап, мы — чужие люди! Питаемся отдельно, живём тоже, не пересекаемся — в общем, вы сами по себе, мы сами. Все эти меры были приняты на родительском совете, поэтому Настю это всё тоже касается по понятным причинам. И теперь самое главное: никто не должен знать, что мы родственники, потому что мы летим отдыхать к вам…

Читайте также...

Любовник Мачехи

Наконец лекции в университете закончились, и Антон мог ехать домой. Но сначала надо проверить свою …

39 queries in 3,722 seconds.