www.work-zilla.com

Дрю. Шпионские страсти. Миссия в Турции

Дрю скакала сверху на турецком верноподданном Исламбеке, оперативная кликуха — Иса. Губки Дрю со звонкими шлепками ударялись о лобок Исы. Хуй, заточенный вправо, как турецкая сабля, погружался в тесную норку девушки, протыкал ее насквозь и выныривал с чвакающим звуком, который отражался от резных стен комнаты и гротескной картины с голыми девами.

Девы были великолепны в своей наготе. Алебастровые тела, точеные руки, тонкие лодыжки арабских скакунов и ярко розовые соски, торчащие из красноватых, как закат в Стамбуле поздней осенью, ореолов. У одной из них, в черном лоне шелковистых волосков, была проделана дырка небольшого размера, в которой сиял карий глаз Оскана, сластолюбца и извращенца.

Он смотрел на молодые, пружинисто скачущие сиськи Дрю, и то, как умело она управляет скакуном, держась за конец ремня, накинутого на шею Исы.

Она была принцессой Дерби 20… года и умело вела своего скакуна к финишу, то натягивая удила, то отпуская. Отчего лицо Исы меняло цвет, как светофор, от радикально красного к натурально желтому. Но было видно, что удушение приносит ему жгучее удовольствие и удовлетворение. В своих приближающихся оргазмах, он летел по тоннелю, вымощенному звездами и оранжевыми указателями системы, приближаясь к конечной цели. Но, Дрю, делала комбо, выбивая у него предохранители, но оставляя включенным генератор. И он вновь возвращался на грешную землю, лишь только удила ослабевали.

Оскан потными руками мял свой член и натягивал яйца кверху, пытаясь кольцом пальцев руки сжать хозяйство снизу. Он натужно хрипел и часто дышал. Подглядывать гораздо забавнее, чем ебать самому. Он стонал, как бесстыжий янычар на приеме у проктолога.

Но вернемся к Дрю.

Потеряв девственность на одном задании, она научилась пользоваться своим телом и пизденкой, как настоящая дама полусвета. Несмотря на то, что в ее арсенале находилось не так много жертв сексуальных утех, все они судорожно разыскивали ее, чтобы совокупиться с грешницей вновь. Им казалось, что именно с ней достигнут Эдема, и могут почивать на лаврах космосексуального алтаря, установленного в центре. Дрю умело пользовалась розеткой, стрекающей по хуям, кошелькам и нервам.

— Иса, кругосветка, — натянула ремень Дрю, остановилась и, отпустив удила, встала во весь рост.

Иса увидел раскрытую дырку Дрю, влажно поблескивающую соками и горячую, как кратер вулкана. Казалось, она изрыгнет магму на левый глаз, и он ослепнет навсегда.

— Хотя нет, я смотрю ты весь горишь, того гляди и пена пойдет ртом. Загнанных лошадей на переправе пристреливают, — Дрю сложила пальцы пистолетом и направила их в заходящееся от аритмии сердце Исы.

Он вздрогнул, представив на миг сию картину.

— Ладно, не писяй. Открой рот. Я тебе пописаю, остужу накал и запал, — за пять секунд она трижды сменила тактику, как осьминог окрас.

Иса сначала не понял, чего от него хотят, но Дрю поставила ему на грудь ножку с алым маникюром, и впилась в сосок пальцами. Боль, путаясь в удовольствии, понеслась по телу телохранителя.

Присела на корточки над лицом Исы:

— Открой рот, малахольный, — сказала она по-хозяйски и глядя в глаза, как охуевший от безнаказанности удав.

— Что за малахольный? — подумал Иса, но увидел разверзшуюся щель в сантиметрах от своих глаз.

Большие губки в размазанной смазке, за ними прячутся маленькие, уже ярко красные от ебли и полуоткрытая узкая дырка, а клитор смотрит пикой в самое сердце Исиного вожделения. Внизу живота Исы сжался ком, набрал силу и вспыхнул, разнося желание по телу.

— Открой рот.

Иса открыл красный рот и высунул язык наружу. Он хотел провести им по манящим губам и впиться жалом во влагалище. Но, тут ему в рот полилась золотая влага девушки, медленно, набирая обороты. Иса стал жадно пить, как замученный жаждой и миражами усталый путник пустыни. Влага была теплая и соленая.

— Это не Октоберфэст, — подумал Иса.

Последняя капля упала, и Иса впился всем ртом во влагалище, схватив Дрю за белые ягодицы и, насадив на свое лицо. Он яростно сосал губами клитор и проникал языком во все щелки, пытаясь слизать всю скопившуюся влагу Дрю.

Тело Дрю мелко затрясло. Она зашлась в оргазме, и очередная порция смазки оросила лицо Исы.

— Знатный скакун. Офигеть как хорошо еще и языком работаешь, — прокричала Дрю между своих ляжек, в закрытое от мира пиздой лицо.

Тем временем, Оскан зашелся своей спермой, лишь только увидел картину восшествия Дрю на лицо Исы. Он кончал толчками в шелковый платок, этакий нувориш с фетишем ручной работы.

— Ух, хороша сучка. Надо бы оргию организовать с ней.

Иса работал телохранителем у Оскана. По совместительству через его член проходили все девушки, коих жаждал, или похитил ненасытный Оскан. Он был толстый предводитель турецкой мафии. Невзирая на его кажущееся добродушие и льстивые речи, был хитер, злопамятен и кровожаден.

***

Полковник вызвал группу на срочное совещание:

— Вольно всем, присаживайтесь. Эван, где Дэмиан?

— Товарищ полковник, Дэмиан изображает гея вампира на Рублевской пустоши и ищет ключи от вольфрамового пояса верности объекта. В общем, задание его близится к завершению.

— Ясно. Значит, в операции он тоже будет задействован. Ну что же, приступим. Мне позвонили сверху, — полковник закатил глаза ввысь, показывая белки в красных прожилках от недосыпа и изображая святого с нимбом, и рубанул рукой воздух, — пропала дочка одного известного человека. Была вывезена из клуба, находясь в наркотической прострации. Следов не осталось, камеры в клубе были выключены именно в этот период, да и время органами было упущено. Но, поступил звонок от неизвестного, говорящего голосом долбоящера с хрипами пожирателя крупного гравия, с требованием выкупа. Флэш проделал большую работу, и в результате вычислений, искривлений пространства, новых программ, созданных в Сколково, мы выяснили, что звонивший принадлежит к группировке Оскана. Эту тварь двужопостворчатую, мы давно подозревали в причастности к работорговле и похищению девушек, так оно и оказалось. Нам необходимо вызволить заложницу и, если есть возможность, узнать пути вывоза рабынь в исламские государства. Дрю, ты задействована в операции, как объект соблазнения. Впрочем, как всегда. Ты у нас кудесница, как Василиса, так что думаю, не обложаешься.

— Рада служить, товарищ полковник! — выпрямила спину и зажгла глаза Дрю.

— Более четкие инструкции по объекту почитаешь вот в этой папке. Особенно внимательна будь с телохранителем. Он, как у Екатерины 2 княжна Протасова — дегустирует девушек и выносит вердикт. Так что уж постарайся удовлетворить похоти этого жеребца с лимонным лицом. Когда найдешь убежище жирного сукиного сына, то передашь в центр Флэшу сигнал, путем нажатия на кристалл от Сваровски, встроенный в пирсинг на пупке. Далее, к операции приступают Эван и Дэмиан. Им необходимо взломать компьютер Оскана, всего лишь вставив эту маленькую флешку, тоже разработка Сколково для агентов, а Флэш доделает остальное. Уходим по морю. В случае экстренной ситуации — вертолетом, или брассом до Африки, — рассмеялся полковник своей шутке.

План по внедрению в окружение Оскана разрабатывался тщательно, но уже был готов через три дня. Дрю получила на руки приглашение от Оскана, выполненного филигранным почерком золотого по белому и чип для комнаты, где ей предстояло жить в особняке.

Она прилетела в Турцию частным самолетом, в аэропорту ее встретил роллс-ройс Оскана. Из него выскочил Иса — высокий и статный турок, на кривых ногах (дитя гор разъезжал до 15 лет на муле, пока ветер судьбы не занес его в услужение к Исе), в солнцезащитных очках, скрывающих синий огонь хладнокровия, с улыбкой на тонких губах.

— Разрешите представиться — Исламбек ибн…

— Софи, — прокурлыкала Дрю и подала ему руку для целования.

Девушка знала его пристрастия в сексе, поэтому, когда он начал дегустировать Дрю на предмет разврата, она показала ему небо в алмазах с ремнем на бычьей шее телохранителя. Да и подсматривающему за ними Оскану, она пришлась по душе. Особенно маленькие пружинистые сиськи и упругая белая задница.

Оскан любил дорогих гостей, а еще больше селебрити, они делали его персоной, достойной мирового внимания и льстили его самолюбию. Работорговля приносила основную статью дохода. Для всех же он был главой строительного концерна. Ему принадлежало пару отелей на побережье и казино.

Наряду с Дрю в поместье тусовались несколько моделей, парочка барышень неизвестного происхождения, но судя по всему лесбиянки для массовых оргий и турчанки известных фамилий.

Праздник каждый день. Вечером собиралась огромная толпа приглашенных и вечеринки били в небо огнями фейерверков, пробками от шампанского и музыкой, оглашавшей все побережье.

Во второй вечер, к ней подошел Иса:

— Софи, вас хочет видеть мой хозяин с глазу на глаз. Ты произвела на него неизгладимое впечатление своей статью, теплой пизденкой (он схватил ее рукой за ягодицу и сжал), мягкими белыми ляжками и сиськами, — неожиданно для него самого его хуй начал набирать силу.

Он схватил Дрю за руку и оттащил за дерево, там поднял ей платье и вставил свой кол в ее влажную, но отнюдь не мокрую щель. Хуй застопорился, как бур в адски твердой породе. Тогда он вынул его и, плюнув на руку, смочил пизденку Дрю слюной. Схватил за волосы и, нагнув, вошел в узкую щель. Музыка гремела килогерцами, изрыгая на свет божий очередной сингл Мадонны, тени от прожекторов достигали старого дерева, но в тоже время оно прикрывало шальную парочку от глаз веселящихся. Голова Дрю была высоко задрана, а руки вцепились в кору деревьев, оставляя на нем осколки красного лака. Ей было хорошо, охуенно хорошо, когда кривая сабля Исы вторгалась в нежную розовую плоть. Дрю заорала фальцетом, сбивая с ритма Мадонну, и кончила. Иса извергся прямо в нее.

Мужчина застегнул штаны. Дама, оправив платье и прическу, достала из известной всем сумки шпионки салфетку, промокнула пиздень и, проходя мимо официанта, бросила ее на поднос.

Прошествовала в покои дожидавшегося ее появления Оскана.

— Моя прелестная гостья. Рад видеть вас снова, такую сочную, юную, свежую, пахнущую розами и… сексом? — он обошел вокруг и понюхал воздух. Затем посмотрел на Ису, и погрозил пальцем с тремя перстнями.

Дрю скорчила гримасу эпилептика, чтобы обмануть его чуткий идентификатор.

— Красавица, я хочу подарить вам в честь нашего знакомства и дружбы народов этот маленьких подарок.

Оскан подошел к столу красного дерева, и, выдвинув шуфлятку, извлек на фиолетовый кожаный футляр с буквами одной крупной фирмы. Подошел к Дрю и открыл. На свет божий, сверкая круглой формой огранки бриллианта, появилось ожерелье. Пара сережек в совокупности, пытались затмить каратами основной бриллиант, но, увы и ах.

Дрю в гротескном восторге всматривалась в подарок:

— «Еще парочка в коллекцию, положу дома в сейф и буду выгуливать в особо знаменательных случаях».

— Дорогая, приглашаю вас завтра на морскую прогулку. Буду рад видеть в 11.00 на пристани.

Дрю сделала книксен и покинула пенаты.

Закрыв свои покои на щеколду, достала прибор и тщательно проверила содержимое подарка на наличие жучков. Жучок оказался в футляре. Она достала содержимое, переложила украшения в бархатный мешочек и крепко завязав, бросила в сумочку.

Поздней ночью, когда в окне светила турецкая луна, Дрю выскользнула из комнаты. На ней был облегающий тело черный костюм, мокасины и закрепленный за ухом, прикрывающий правый глаз прибор ночного и сканирующего действия. Словно тень отца Гамлета, Дрю заскользила по коридорам, сканируя поместье. Выскочила на улицу дикой кошкой, второпях покинув гостеприимный дом, будто почуяв запах валерьянки, и пробежала по периметру.

Она ничего не обнаружила.

Вернувшись, упала в кровать и уснула крепким сном нагулявшейся кошки.

Утро разбудило ее диким щебетанием птиц и яркими лучами солнца, ворвавшимися в распахнутое окно и остановившееся на носу девушки, щекоча пылью волоски внутри.

Ровно в 11.00 она стояла на причале во всеоружии: — сумка, короткая белая пышная юбка, топик, серебряные босоножки на шпильке, пирсинг, золото на шее, ушах и щиколотке — настоящий, блядь, слесарь.

Рядом тусовались и зевали еще четверо девушек. Все ждали появления великого и могучего Оскана, в такую рань собравшего всю свою рать на осматривание достопримечательностей морской глади и острова, маячившим вдалеке буйством зелени.

Оскан явился на десять минут позже, в окружении двух одалисок-лесбиянок с зонтами. Они заслоняли ему солнце. Сзади шел Иса в белых штанах и черной майке-алкоголичке. Дружная компания погрузилась на катер и отчалила от берега. Девушки разделись до плавок и, подставив тела яркому солнцу, загорали, пили коктейли, загоняв официанта на заповторить.

Дрю сидела в шезлонге в тени и берегла от прямых солнечных лучей свое белое тело. Попивала безалкогольный мохито и ее пятая точка чуяла, что именно на этом острове можно поставить статус «все сложно».

Прибыли.

Остров оказался небольшим. Но самой высокой точке дружелюбно распахнул створки окон двухэтажный особняк Оскана с большим бассейном перед ним. Беседка, увитая розами, топчаны, плетеные диваны и шезлонги были разбросаны вокруг него, казалось в хаотичном беспорядке, но в тоже время все это выглядело гармонично на фоне целой картины.

— Занимайте любые комнаты, располагайтесь, чувствуйте себя как в гостях, — заржал Иса, пропуская девушек вперед в сумрак холла, — ждем вас у бассейна через час.

Дрю заняла самую крайнюю комнату, смотрящую на безбрежное синее море. Бросив сумочку, она упала на кровать, раскинув руки. Пробежала глазами по комнате, запоминая каждый уголок.

Полежав пять минут, встала и, подойдя к окну, высунула наружу голову, изучая вид местности. Пологая стена дома вгрызалась в валуны скалы, но это не остановило Дрю.

Она прошла в ванную и включила воду в душе. Выйдя из нее, достала прибор из сумочки, и вернувшись к окну, высунув наружу ноги в мокасинах, начала спускаться по стене, цепко держась руками за выступы. Стоя на скалистых утесах, начала сканировать дом на предмет нахождения в ней людей. Кухня на первом этаже. Чисто. Погреб. Чисто. А вот под погребом слабое красноватое мерцание нескольких десятков тел.

— Впрочем, моя задница меня никогда не подводит. Гены по скамейке не размажешь, — прошептала Дрю и, выключив прибор, начала карабкаться на стену. Из мокасин появились зубчики и она лихой кошкой, добралась до окна своей горницы.

Раздевшись, прошла в душ и, встав под теплые струи воды, начала продумывать план. Хотя, что тут думать? Все по обстоятельствам.

Надев купальник, припудрив носик, Дрю вышла в день, запоздав.

Перед ней развернулась картина немыслимой оргии.

Под тентом, на огромном диване раскинул свое жирное голое тело Оскан. Живот его заслонял часть панорамы, и переходил в упругие загорелые ягоды, скакавшие на лице сластолюбца, создавая эффект толстой женщины с большими колышущимися грудями. Она, типо, развалилась на диване, и грудь ее нервно ходит от неровного дыхания, или приступа астмы.

Дрю нервно захихикала внутрь себя.

Рядом с телом повелителя сосались две голые лесбиянки, медленно наглаживая свои чисто выбритые пизденки руками и пальчиками вторгаясь внутрь.

Дрю повернула голову и мельком оценила обстановку в бассейне. Там на ступеньках восседал Иса, раздвинув кривые ноги. Его яйца, как поплавки, омывали хлорированные воды, и член телохранителя стоял колом. Внезапно, перед ним вынырнула белокурая соблазнительница и красным ртом впилась в его головку. Иса закатил глаза в солнцезащитных очках и, откинув голову, наслаждался минетом.

На другой стороне бассейна готовилась к заплыву другая девушка. Спустя какое-то время, она поплыла, аккуратно гребя руками, видимо пытаясь не размазать боевой окрас по холеному лицу, и подплыла к парочке. Первая девушка уступила ей место, хотела уплыть, но она остановила ее, и они начали лизать своими языками член Исы с двух сторон. Одна вверх, вторая вниз. Одна кончиком языка по головке, вырисовывая затейливые круги, вторая по яйцам. Далее, их языки встречались и переплетались, девушки трогали друг друга за соски, прижимались бедрами, терлись друг о дружку, и продолжали бег языков по сабле Исы.

Иса махнул рукой и первая девушка, уступив место второй, поплыла к противоположному краю бассейна, видимо готовиться к очередному старту.

Сам же Иса спустился задницей на пару ступенек ниже и его хуй, бывший во рту у девушки, утонул в воде, увлекая за собой и голову девушки. Она вынырнула, схватила воздух, но Иса жестко насадил обратно ее на свой кол, и начал насаживать ее голову быстрыми и сильными движениями рук. Когда хуй минул глотку девушки, Иса заржал жеребцом и начал удерживать голову под водой, пытаясь продлить кайф. Тело девушки затрясло в конвульсиях, она начала бить руками по воде и дергать головой, пытаясь вырваться. Но хватка у Исы была железная. Через пару секунд, он освободил ее и она, хватая ртом воздух, отшатнулась от него, хлопая мокрыми ресницами и выплевывая воду.

Иса увидел Дрю и помахал ей рукой:

— Присоединяйся к любой группе, красавица. Мы все тебя заждались.

Дрю помахала ручкой и направилась к Оскану.

— «Работы меньше, да и платит больше».

Хуй Оскана тем временем сосала одна из лесби, вторая же, одев страпон, интенсивно розового цвета, внедрялась в текущую и изнывающую от резинового члена, киску первой. Она крепко держала ее за ягодицы. Пальцы впивались в ее нежную кожу со всей липкой и изнуряющей страстью, оставляя мокрые и красные следы. Сила толчков вхождения была такой, что тело сотрясалось и она боялась вцепиться в хуй Оскана зубами, поэтому всего лишь лизала его вверх — вниз языком. Третья девушка так и сидела на лице повелителя, и он своим языком обрабатывал промежность блудницы. Она громко охала, и конвульсии сотрясали ее тело.

Дрю присоединилась к лесбиянке, и они начали сосать член вместе. Правда, Дрю сосала более интенсивно и заглатывала его по самые яйца. Оружие повелителя стояло бамбуковым колом.

Отодвинув лесбиянку в сторону, чтобы она не отвлекалась на член, а получала удовольствие от страпона, Дрю, одев припасенный гандон широкого спектра действия, одела его на член ртом, и махнув ногой в пируэте, вскочила сверху. Начав скакать на турецком коротконогом жеребце, и небо и полумесяц проносились в его голове от специфического действия гандона, и умения Дрю управлять мечтами.

Оскан заволновался, начал покусывать в экстазе губки и клитор сидевшей на лице девушки и та кончила ему в рот и рухнула рядом, обессиленная. Дрю же продолжала боевое шествие и неслась вперед галопом, наращивая темп. Рядом закричала кончившая от страпона лесби и, внезапно, Дрю схватили за соски тонкие пальцы второй лесби. Они начали их ласкать, нежно царапать коготками и оттягивать, потом спустились к промежности, но не смогли войти внутрь влагалища из-за узости дырки и присутствия в ней члена Оскана. Пристроились на анусе девушки и начали ласкать его мягкими круговыми движениями. Фаланга пальца лесби проникала внутрь попки, когда Дрю с силой приземлялась на хуй Оскана. Это начинало нравится Дрю, видимо такое же чувство испытывают мужчины, когда им сосут хуй и вставляют палец в попу, делая массаж простаты.

— «Хотя каждому свое», — подумала Дрю и наклонилась к лицу Оскана, давая возможность проникнуть пальчику лесби еще глубже в бархатный анус.

Накал начал набирать обороты. Первая лесби, очнувшись, вгрызлась ртом в пизденку второй, вставляя свой шершавый язык все глубже и глубже и массировать носом сильно ее клитор, пока та не начала задыхаться от удовольствия. Палец второй сильнее впивался в попку Дрю, и она начала кончать сильно от взаимодействия в оргии двух своих дырок. Оскан завыл шакалом, напугав двух соек, подвизавшихся на соседнем с диваном деревом, и кончил бурно в галлюциногенный гандон.

Наступил вечер. Все собрались на ужин. Свечи, куропатки, хозяйственная ебля по всему дому, запивается шампанским и с аппетитом закусывается икрой.

В какой-то момент, Оскан показал свой оскал:

— Ты, ты и ты… — показал он пальцев на девушек, в том числе на Дрю, остаетесь здесь на срок, который захочется мне.

Все онемели и переглянулись.

— Оскан, но как же…

— Я сказал. Если ваши родственники согласны заплатить, то вы покинете сие место в скором времени. Нет, будете служить мне и еще пару сотням правоверным.

Наступила рекламная пауза, и в тишине вдруг раздался вой и плач.

Дрю долго не думала. Она нажала на кристалл Сваровски еще в начале пламенной речи сибарита и ждала лишь продолжения спектакля.

Иса стоял и загораживал двери свои лохматым телом.

— Ну, Оскан, пить шампанское с голым мужиком, который перекладывает твои сиськи из рук в руки, лишь для запугать, разлить, закурить и выпить — не смешно. Наехал, да еще изнасиловал бедных женщин, — утерла слезу Дрю и подкрасила губы.

— Заткнись, тварь, — встал Оскан со стула, и забрызгал слюной приборы ужина.

Дрю встала, перекинула сумочку через плечо:

— Вы как хотите, девочки, а я на ночной променад по морю.

— Иса, скрути это исчадие.

Но Иса не успел дернуться в ее сторону, то ли ослабел от большой потери спермы, то ли день выдался насыщенный, но Дрю была молниеносной и заняла крупным планом весь формат экшена.

Легким движением ноги в серебряных босоножках от Лабутена, она вточила Оскану в шею и сломала челюсть, раздался характерный хруст. Он упал словно подкошенный без сознания.

Иса был на подходе, но буквально в пяти метрах от себя, Дрю остановила его:

— Только попробуй и от твоей сабли останется только эфес, — и она метнула в него сюрикен ниндзя, который впился в его ляжку.

Иса заорал, но пыл поубавил:

— Сейчас, сучка, наступит конец всем. Охрана уже бежит в зал.

— Да? А вот Интерпол и турецкий отдел по борьбе с работорговлей. Слышишь характерный звук вертолета, извращенец? Что-то вы плохо стали готовиться к операциям. Распоясались и потеряли хватку от безнаказанности?

Раздался голос из динамиков с просьбой сдаваться, шум лопастей вертолета и в дом вломились бойцы.

Дрю вышла из комнаты ни кем не замеченная. В сумочке ее лежали брюлики, подаренные Осканом. Она села в моторную лодку, в ней ее поджидали Эван и Демиан, с успехом скачавшие данные из компа Оскана. Они переоделись в национальную женскую турецкую одежду, вырубили охрану, и, отключив мониторы, обманным путем проникли в дом.

— Как-то все ладно, без помарки, — сказал Эван.

— А мы надеялись брассом до Африки доплыть, — заржал Дэмиан.

— Вам бы все поржать.

Читайте также...

Гастарбайтерша

Я никогда не считал себя извращенцем, фетишистом или маньяком, но одно происшествие заставило меня задуматься, …

39 queries in 0,219 seconds.