Квартиранты

— Привет! Лёгок на помине. Вот только сегодня тебя вспоминал! Куда пропал то? — поприветствовал я своего бывшего молодого работника Пашку, с которым уже почти год не виделся и не общался. А тут он сегодня вдруг решил мне позвонить.

— Здарова, Семёныч! Рад тебя слышать. Тут это, такое дело. Встретиться бы надо — сказал Пашка в трубку.

— По какому поводу? — поинтересовался я.

— Нууу — замялся Пашка — не хотелось бы по телефону это обсуждать.

— Писец, какая загадочность! — усмехнулся я.

— Ага — поддакнул он — ну что, можем сегодня где нибудь встретиться?

— Сегодня? — задумался я — Вообще то я на смене сейчас.

— Ты какой день работаешь то? — поинтересовался он.

— Второй. Потом выходные — ответил я.

— Вообще отлично. Давай встречу тебя после работы, зайдём в ту забегаловку, в которую всегда после работы заходили? По полтиничку жахнем и пообщаемся — предложил он.

— Давай, без проблем — согласился я — Ты то сам как? Где сейчас?

— Вечером расскажу. Всё Семёныч, замётано. Вечером у проходной тебя встречу и поговорим — вдруг заторопился Пашка — Давай, мне бежать надо.

— Ну давай, до ночера — усмехнулся я и отключил вызов.

Пару лет назад Пашка пришел к нам в цех работать от аутсорсинговой компании. Таких постоянно присылали для подручных работ со всех регионов России. Они работали вахтовым методом, по месяцу. Очень много было тех, кто впервые к нам устроился. Потом часть выгоняли за пьянку, за невыход на работу, кто то сам сдувался. В итоге оставалось совсем немного таких работников. Но были и такие, кто уже не первый раз приезжал и нормально работал уже не как подручный на подхвате.

Жили такие гастарбайтеры в общаге. Для них отремонтировали какой то двухэтажный сарай и выделяли им там бесплатное койкоместо, пока работали. Как только выгоняли или вахта заканчивалась, то на следующий день их выселяли, освобождая места для других. Платили им тысячу рублей за смену, плюс бесплатное койкоместо в общаге. А пахали они шесть дней в неделю и полные двенадцать часов. Кто в ночь, кто в день, а кто то сутки через сутки работал, получая за сутки, как за две смены, как мне, как мастеру было удобно, так я их и расставлял работать.

Пашка оказался пронырливым парнишкой. Чем то он мне понравился. Работал нормально, на работу всегда вовремя, что надо было, делал, с бодунища на работе замечен не был. Молодой, только армию отслужил и сразу устроился вот так вахтой вкалывать. Говорил, что у них там в Самарской области, где то под Тольятти, вообще задница с работой. А если есть работа, то платят по пять-восемь тысяч в месяц и то с задержкой на два месяца и более. То есть два месяца сначала отработаешь, только потом получишь какие то деньги. А эти два месяца тоже на что то прожить надо.

В общем отработал он месяц, получил остальные деньги и задумчивый ко мне пришёл.

— Семёныч, я слышал, что можно тут официально устроиться на нормальную зарплату, а не за штукарь за смену? Блин, двадцать одну тысячу дали и аванс давали четыре штуки. Итого двадцать пять штук за двадцать пять смен. Тут те, кто официально работает, два через два пашет, по двенадцать часов, а получают по тридцать пять-

— Можно и официально, если есть желание и жильё — пожал я плечами — те, кто в смену работает, считаются квалифицированным персоналом. А вы подсобные рабочие.

— А что, общагу не дадут, если официально устроиться? — удивился он.

— Нет конечно — усмехнулся я — это только для дешёвой рабочей силы.

— А как тогда? Снимать? — посмотрел он на меня.

— Наверно. Мне как то по барабану такие вопросы — пожал я плечами — это трудности тех, кто приехал и устроился к нам. Да сейчас полно таких. Работают, снимают, так и живут. Вон у Петровича спроси — кивнул я на мужика стоящего недалеко — он тоже как ты начинал, сейчас официально работает, наверно уже около года.

Пашка посмотрел на мужика — сейчас узнаю — А вообще Семёныч, возьмёшь, если что, к себе в смену?

— Походатайствую, ежели что! — засмеялся я.

В общем устроился он к нам официально, первую смену нормально отработал, а вторую ходил вялый какой то.

Мы, после второй смены, перед выходными, небольшой компанией из проверенных делами и временем, заходили иногда выпить по соточке, пол часа пообщаться неформально, в забегаловку, которая была по ходу с работы до транспорта. Кто на автобус шёл, кто на электричку. А я жил неподалёку от автобусной остановки. Мне вообще рядом.

И после второй смены с нами Пашка увязался. Ну, мы его гнать не стали, так то вроде парень толковый, а заодно узнать у него, что с ним сегодня такое было, куда метеор из задницы исчез.

Выпили по рюмашке, закусили нехитрой закуской, ну я и спросил у него, в чём дело.

Он вздохнул — Деньги домой почти все отправил, только на еду оставил, ночевать негде. На вокзале ночевал, а его ночью закрывают, чтобы уборку сделать. Всех выгоняют, часов до шести. Вот и не выспался совсем.

— Эээ брат, так ты долго не протянешь — усмехнулся Петрович, входящий в нашу небольшую компанию — и Семёныча будешь подставлять и нас, с такой работой.

— Я что нибудь придумаю — ответил Пашка.

— А шмотки твои где? — поинтересовался я, наблюдая, как наливают ещё по одной.

— В общаге, попросил там коменданта в подсобке пока положить — грустно сказал Пашка.

— А в общагу не пробовал сунуться? — спросил Петрович.

— Пробовал, дохлый номер — вздохнул Пашка — комендант из таких же, как я, выбился, за место держится. У него там комнатёнка, он там с какой то тёлкой живёт. Говорит, будет разрешение, поселю, а так нет. Я спрашивал в отделе кадров, там сказали, что не положено и помочь не могут.

— Хреново — усмехнулся я — давай так, до зарплаты поживёшь у меня. Есть у меня надувной матрас, для таких случаев. Родственники иногда приезжают, ну в общем по разному бывает — махнул я рукой, не став вдаваться в подробности — поживёшь чуток, получишь деньги, снимешь себе угол.

— Хороший ты мужик, Семёныч — поднимая рюмку, сказал Тимофей, тоже работающий у меня под началом — давай за тебя выпьем.

— Нехер за меня пить. Давай за окончание смены и пойдём уже — ответил я, тоже поднимая рюмку.

— Спасибо Семёныч! — тихо, с благодарностью в голосе, сказал Пашка. Мы выпили, закусили и ушли из забегаловки.

Так Пашка оказался у меня в моей однушке. Несколько лет назад, я развелся и мы с женой разменяли нашу трёшку, на двушку и эту однушку, естественно с доплатой. Жена с сыном почти в том же районе остались жить, а я в это кукуево переехал. Тут квартиры подешевле были. Был вариант, двушка и комната в том же районе, но я отказался. Тогда же и работу сменил, устроился сюда мастером и не заморачиваюсь. С сыном вижусь, помогаю ему. Матрас вообще то для себя купил, когда сына забирал к себе, то его на диване спать укладывал, а сам на матрасе. А когда кто нибудь другой приезжает, то тут уж извините, спят на матрасе.

Около месяца у меня он прожил. Убирался в квартире, когда на выходных был. Я его подкармливал, чтобы на одном дошираке не сидел. Денег то у него мизер, нормально прожили, без проблем. А после зарплаты он съехал. Сказал, что комнату где то снял, в нескольких остановках на электричке, там уже область и жильё подешевле стоит.

Около года проработал с нами, а потом сказал, что увольняется, нашёл другую работу, там больше платить должны.

— Смотри сам — сказал тогда я ему — тут всё чётко, день в день, всё отлажено и проверено, а там вилами на воде писано.

Он всё равно ушёл и ни слуху, ни духу. А сегодня с Петровичем вспомнили о нём. Оказывается Пашка с ним встречался, с месяц назад, денег попросил взаймы, на неделю. Петрович ему занял, по старой памяти и доброте душевной, а Пашка не вернул.

Вечером мы с ним встретились, он не стразу подошел, подождал, когда мужики уйдут.

— Здарова, Семёныч — протянул он мне руку.

— Привет! — что грустный такой? — поинтересовался я, пожимая протянутую руку.

— Да. — неопределённо махнул он рукой — радоваться нечему, Петровичу надо пятёрку вернуть, а нету. С деньгами напряг, с работой тоже — невесело сказал он.

— А с работой что? — удивился я — Ты же говорил, что там всё отлично и платить будут больше.

— Платили сначала, потом задерживать начали, а потом вообще закрылись — усмехнулся он — сейчас ищу какую нибудь работу. На жратву уже денег нет, за жильё тоже нечем платить, а тут ещё вон — кивнул он в сторону.

Я посмотрел, куда он кивнул, там стояла какая то девушка.

— Это кто? — спросил я.

— Девушка моя. Приехала месяц назад ко мне. Там у нас вообще жопа. Она школу закончила и приехала, хрен его знает, что теперь делать. Всё так не вовремя. Я её отговаривал, просил подождать. Она сказала, что я тут типа себе тёлку нашёл, поэтому не хочу, чтобы приезжала. Взяла и приехала. А какая нахер тёлка, тут самому бы выжить — вздохнул он.

— И что ты от меня то хочешь услышать? — посмотрел я на него.

— Семёныч, помоги, а? — посмотрел он на меня с мольбой в глазах.

— Чем? Ты же знаешь, в долг я не даю, ученный уже, да и с Петровичем ты оплошал — усмехнулся я.

— Пусти пожить, а?! — вдруг сказал Пашка и тяжело вздохнул — вообще край у меня. С хаты выселили, платить за неё нечем. А больше мне тут не к кому обратиться.

— Ты не аху… ? — усмехнулся я — я тебе друг что ли или родственник? Могу тебя сейчас угостить рюмочкой, но не более того.

Пашка вздохнул — Семёныч, ну выручи, а — посмотрел он на меня — ты же знаешь, как только копейка появится, так сразу съеду.

— Ну допустим, а эту куда денешь? — кивнул я в сторону девушки.

— Никуда. Убираться, стирать, готовить будет — тихо сказал он. — куда теперь от неё денешься.

— Доширак готовить будет — усмехнулся я.

Пашка стоял и молчал, смотря в землю, как нашкодивший школьник.

— Пахан, ты уже взрослый мужчинка, решай свои проблемы сам. Иди, а то школьница твоя тебя заждалась.

— Она уже не школьница, закончила уже школу — тихо сказал он — в институт документы подала.

— Вот пусть звездует и учится. Я то тут при чём — посмотрел я на него.

— Она на заочный подала, тоже работу будет искать — вздохнул Пашка.

— Да мне по барабану, так то — усмехнулся я — я тебя тогда пожалел просто. Молодой, только из армии, работал нормально, поэтому немного помог. Что срывался с места? Всё ведь устроено у тебя было. Работа была, жильё снимал, платить мог. Зарплата вовремя, день в день. Подработать всегда мог и лишнюю копейку получить. Я тебе тогда сказал ведь об этом. А ты за длинным рублём побежал и что в итоге?

— Дурак я, Семёныч. Я же молодой, глупый ещё — вздохнул он.

— Вот глупость такими граблями и учат — усмехнулся я — в следующий раз очень сильно подумаешь, прежде чем куда то дёргаться.

— Блин, вот почему всё так? За что мне всё это? — тяжело вздохнул Пашка.

— Чтобы мозги думать начали. Давай, пока. Решай свои проблемы сам — сказал я и пошел не оборачиваясь. Решил сразу идти домой, никуда не заходить.

Когда пришел домой, переоделся, кофе себе завари, а в голове разговор с Пашкой крутится и состояние от этого не айс. — Лучше бы не встречался — подумал я.

Попил кофе, снова переоделся и решил сходить за бутылочкой, пока ещё продавали. Хотя купить можно было круглосуточно, только ночью ещё черный пакет давали в нагрузку в обязательном порядке.

Выхожу к лифту, смотрю, сидит Пашка и его подружка, на лестнице, между этажами. Сумки со шмотками стоят.

— И какого хера ты тут делаешь? — посмотрел я на Пашку, остановившись от неожиданности.

— А некуда идти — пожал он плечами — сейчас лето, тепло, тут перекантуемся сегодня — вздохнул он.

— Надо будет сказать, чтобы код на домофоне поменяли — усмехнулся я.

— Мы же вам не мешаем — тихо сказала девушка, до этого сидевшая, опустив голову, и выпрямившись, посмотрела на меня.

— Ого — промелькнуло у меня в голове — вот это аниме.

Девушка была очень красивой, со стрижкой, как в японских мультиках. Темные волосы, подстрижены под карэ, косой чубчик, тонкий носик, очень изящный, сексуальный ротик, скуластое, худенькое личико.

Она была в футболке и джинсах, на ногах что то типа чешек. Когда она выпрямилась, то футболка натянулась, обозначив неплохую грудь, для достаточно худенькой девушки.

Девушка встала, стала отряхивать джинсы на попке. Высокой она не была, но и маленькой тоже. Оказалась очень стройной и даже худенькой. Футболка была короткой, оголив плоский животик с пирсингом в пупке. Джинсы едва держались на бедрах, были видны голые косточки. Молодая, красивая, аппетитная!

— Ну-ну — усмехнулся я и пошел вызывать лифт.

Сходил в магазин, купил ноль семь водки, кое что из продуктов и вернулся. Выйдя из лифта, пошел к квартире, посмотрев в сторону лестницы. Пашка с девушкой так же сидели там, только подложили под спины сумки, облокотившись на них. Я смотрел на них, они смотрели на меня.

— Пашка, вот нахера ты так сделал? — в сердцах сказал я — позвонил, попросил о встрече, потом сказал, что у тебя всё хуёво и теперь пришел ко мне в подъезд и глаза тут мозолишь?

— Семёныч, мне не к кому больше обратиться было, извини — тихо сказал он, вздохнул и понурив голову, застыл в этой позе.

— Шли бы в парк куда нибудь, сейчас тепло, на скамейках бы поспали — сказал я, вспомнив о том, что на вокзале их по любому выгонят.

— Там менты и на скамейках бомжи спят — тихо сказал Пашка.

— А вы сейчас кто? — усмехнулся я.

Пашка ничего не ответил, понурив голову.

— Будете тут у помойки всю ночь сидеть? — усмехнулся я.

— Будем, а что нам ещё остаётся делать! — тихо сказала девушка.

— Вообще то я не к тебе обращался — сказал я.

— Вы обратились на вы, значит и ко мне тоже. Вот я вам и ответила — чуть громче сказала девушка, не смотря на меня.

— Пара умников, блин — усмехнулся я.

— Какие есть — тихо сказала девушка.

— Ты вообще могла спокойно дома, у помойки ночевать — усмехнулся я.

Она промолчала, только глубоко вздохнула.

Я уже собрался повернуться и идти домой, тут девушка тихо попросила — Пустите нас пожалуйста? — и виновато-просяще посмотрела на меня.

— Пусти, а — жалобно посмотрел на меня Пашка.

Я посмотрел на них, на дверь в свою квартиру — ладно, пошли, пока блох и вшей не нахватали — вздохнул я и пошел к своей двери. Открыл её, подождал, пока они подойдут со своими сумками, пропустил их и зайдя в квартиру закрыл дверь на засов и включил свет в коридорчике.

— Спасибо вам — посмотрела на меня девушка-анимэшка. Глаза у неё оказались голубыми-голубыми.

— Шикарная тёлочка — подумал я и вздохнул.

— Спасибо, Семёныч, век не забуду — тихо сказал Пашка.

— Разувайтесь, мойте руки, пойдём перекусим что нибудь — сказал я, разуваясь и понес пакет на кухню. Там разгрузил его, накрыл небольшую поляну, поставил кипятиться чайник, достал стопки для водки, пока они топтались в ванной.

— Как тебя звать то, анимэшка? — спросил я у девушки, когда они зашли на кухню.

— Вика. А почему анимэшка? — посмотрела она на меня, хлопая ресничками.

— Не знаю, похожа немного — усмехнулся я — водку с нами будешь пить?

— Если нальёте, буду — покосилась она на Пашку.

— Садитесь, если пришли — засмеялся я — Пахан, наливай. Чай или кофе кто нибудь будет?

— Если можно, то я чай буду — сказала Вика, жадно посмотрев на еду на столе.

— Паш, сделаешь ей, ты вроде должен помнить, где, что лежит, если даже код от домофона не забыл — усмехнулся я — сначала водки налей, выпьем, закусим, потом всё остальное.

Пашка кивнул, быстро открыл бутылку, налил в стопки водку.

— Можно я сначала что нибудь съем, а то желудок совсем пустой — тихо спросила Вика.

— Конечно ешь, что спрашиваешь. Надо будет, ещё нарежем. Ешь, не стесняйся — сказал я.

Вика взяла хлеб, быстро накидала на него всякой снеди, откусила и стала быстро пережёвывать. Потом откусила ещё и так же быстро прожевав проглотила — вкусно так — тихо сказала она.

— Давайте выпьем и продолжим трапезу — усмехнулся я, поднимая стопку. Они тоже взяли стопки с водкой.

— За добрый вечер, я надеюсь — усмехнулся я, чокаясь о их стопки своей и тут же выпил, вдохнул воздух, ощущая, как водка побежала, обжигая, прокладывая свой путь в желудок. Не торопясь сделал себе бутерброд и стал медленно есть его, думая, что дальше делать.

Пашка с Викой уплетали за обе щеки.

— Чай ей и себе сделай — напомнил я Пашке.

— Угу, сейчас — кивнул он. Поднялся, достал из шкафчика две кружки, нашёл пачку с пакетиками чая, заварил чай в кружках и принёс на стол.

— Семёныч, а ты? — посмотрел он на меня.

— Я уже кофе пил — мотнул я головой — налей ещё водки.

— Всем? — посмотрел на меня Пашка.

— Конечно всем — кивнул я.

Пашка налил, я поднял стопку и посмотрел на Вику — анимэшка, тебе сколько лет?

— Восемнадцать, а что? — жуя, спросила она.

— Ничего, хорошо всё. А то ещё мне тут малолеток не хватало — усмехнулся я.

— Да нет, Семёныч, её уже везде целовать можно — хохотнул Пашка.

Вика стукнула ладошкой по Пашкиной коленке, выразительно посмотрев на него.

— Всё, всё, молчу — засмеялся он.

— Вот и молчи, блин — наигранно обиженно сказала Вика и посмотрела на меня.

— Мне долго вас ждать? — многозначительно спросил я, держа стопку в руке.

Они взяли стопки, я снова чокнулся с ними своей стопкой — Сейчас ещё по одной примем, потом решим, что и как. Ну будем — сказал я и выпил. Они тоже выпили, мы стали закусывать. Я достал ещё из холодильника всяких продуктов, положил их на стол.

— Пахан, нарежь. Хлеб где, тоже наверно помнишь — посмотрел я на Пашку.

— Угу — кивнул он и метнулся к тумбе, достал хлеб — Вик, что сидишь, на тебе нож, порежь давай — обратился он к своей девушке. Та тоже вскочила. Лицо у неё немного порозовело, наверно от выпитого и жары. Был хоть и поздний вечер, но жара никак не спадала. Я открыл окно настежь и пошел в комнату, сделав там то же самое с окном. Начало немного сквозить и вроде бы становилось попрохладней.

Пока они нарезали, я сам налил всем водки. Вика поставила нарезанное на стол, а Пашка убрал, что осталось, на место.

— Ну что, давайте ещё по одной и в школу не пойдём — засмеялся я, поднимая свою стопку. Они тоже взяли стопки, когда присели — Будем — коротко сказал я и чокнувшись со всеми выпил. Они тоже выпили и стали закусывать.

— Ну что, наелись? — посмотрел я на них, когда они допили чай и уже ничего не жевали.

— Угу, спасибо вам — кивнула Вика — всё так вкусно было. Дошираки и Ролтоны уже вот где — показала она, проведя пальцами у горла.

— Тогда убираемся и пошли укладываться — сказал я, поднимаясь.

— Спасибо, Семёныч — тихо поблагодарил Пашка.

— Пожалуйста — усмехнулся я.

Пашка всё убрал сам, Вика помыла посуду и протерла стол. Я проконтролировал всё и пошел в комнату, достал надувной матрас и насос к нему.

— Не забыл как это делается? — протянул я Пашке, вошедшему с Викой в комнату матрас и насос.

— Нет — усмехнулся он. Вытащил матрас из упаковки, включил насос и накачал матрас, разложив его у шкафа. Я выдал Вике постельное и одну подушку. Третьей подушки у меня просто не было.

Вика застелила матрас простынёй, положила сверху пододеяльник, надела на подушку наволочку, развернула подушку и надела на неё вторую наволочку — чтобы не валялась — тихо пояснила она, ни к кому не обращаясь.

Потом я пошел в ванную, оставив их наедине.

— Можно мы тоже душ примем? — спросила Вика, когда я вернулся в комнату.

— Нужно — усмехнулся я и завалился на диван — свет только выключите, не промахнётесь мимо матраса, я надеюсь.

Пашка выключил свет и они пошли в коридор, зашуршали там сумками, расстёгивая и застёгивая на них молнии. Я закрыл глаза и провалился в сон.

Утром я проснулся, как обычно. Хотя будильник на мобиле я выключил. Это была уже привычка. В выходные, я просто снова закрывал глаза, немного ворочался и снова засыпал на часик или два.

Уже было очень светло и была приятная, утренняя прохлада. Я заснул не укрываясь и так же не укрытым и проснулся. Наверно, если бы не выпитая водка, я бы вчера ворочался от жары, а так вырубился сразу, как только лёг.

Я посмотрел на спящих Пашку и Вику. Пашка лежал у шкафа, повернувшись к нему лицом. Он спал на подушке.

Вика лежала на спине, откинув в сторону одну согнутую в коленке ногу. Они оба лежали не укрытыми.

На анимэшке был тоненький, белый бюстик, не полностью закрывающий её грудь и такого же цвета, тоненькие, узкие трусики. Сначала в глаза бросилась цветная татушка, видневшаяся из под резинки её трусиков, а потом, чуть небрежно сдвинутая в сторону полоска трусиков между ног. Была видна часть темненьких, половых губок, щетинка уже отрастающих волос рядом с ними. Животик чуть впал, рёбра выступили, но не как у скелета. Вика была худенькой, но не тощей. Сосочки под лифчиком выпирали тёмными бугорками.

Я рассматривал её, поймав себя на мысли, что такой тёлки у меня уже давно не было. По возрасту, да и по стройности.

В основном были молодые мамочки, которые уже надоели своим мужьям, были и незамужние, голодные до секса самки лет от двадцати пяти до тридцати. Неплохо сохранившиеся, но не такие как Вика, точно.

— Я её хочу — подумал я, рассматривая Вику между ног, чуть приподнявшись.

Она вдруг глубоко вздохнула, повернула голову, залезла Пашке рукой в трусы, взяла его за член и снова ровно задышала, не просыпаясь и больше не меняя позу.

У Пашки был утренний стояк.

Я поднялся, постоял, посмотрел на Вику, разглядывая её поближе. Кожа была белой, совсем не загорелой. Только руки до плеч были чуть темнее. Татушку разглядеть не удалось, это была то ли бабочка, то ли ещё что, не понятно. Часть была скрыта. Да и сама татушка была не очень большой. А половые губки были прям тёмными и кода между ног, где было видно, тоже была темнее, чем везде.

Взяв с дивана свою мобилу, я снял всё это на видео. Ещё пару раз беззвучно сфоткал и положив мобилу на место, пошел в ванную, умываться.

В ванной на трубе висели постиранные розовые трусики и розовый лифчик, и Пашкины носки. На вешалке висело чужое, банное полотенце и на раковине стоял тюбик детского крема.

Помылся, побрился, почистил зубы, надел чистые трусы, закинув старые в стиралку, я вышел из ванной комнаты, и увидел, что в туалете включен свет, пробивающийся сверху, в щели над дверью.

— Кто то уже тоже проснулся — и пошел в комнату.

На матрасе лежала Вика, положив голову на освободившуюся подушку и обняв её руками. Она лежала боком, чуть согнув одну ногу.

— Классная у неё попка — отметил я, остановившись и разглядывая девушку — на коже нет растяжек, аппетитная, аккуратная, молодая попочка. Ножки стройные, деваха супер.

Я натянул свои ждинсы и пошел на кухню. Одеть что нибудь другое не было возможности. Все вещи были в шкафу у которого лежал матрас.

— Привет Семёныч — выйдя из туалета, сказал Пашка, увидев меня на кухне — пойду умоюсь.

— Валяй — сказал я и пошел наливать воду в чайник.

Пашка из ванной сходил в комнату и видать разбудил Вику. Она промчалась в ванную, в мужской рубашке с подвёрнутыми рукавами — Здрасьте — открывая дверь, сказала Вика и юркнула в ванную.

— Угу — промычал я и стал накрывать на стол.

Пашка пришел в джинсах и голым торсом — Помочь что нибудь? — поинтересовался он.

— Чай и кофе достань и поставь на стол — ответил я, он так и сделал.

Вика пришла одетой во всё вчерашнее. В джинсы и короткую футболку или как там это у них называется.

— Всем доброе утро — сладко потянулась она.

— Зевни ещё — усмехнулся Пашка.

— Ну чё ты? — обиженно надула губки Вика.

— Хватит сраться. Садимся завтракать — прервал я их и уселся за стол — кипяток в чайнике, остальное перед вами — и стал намазывать себе хлеб плавленным сыром из баночки.

— Приятного всем аппетита — улыбнулась Вика, присаживаясь за стол.

— И тебе не хворать — усмехнулся я.

— Андрей Семёнович, что вы такая Бука — игриво посмотрела она на меня.

— Нормальная Бука — засмеялся я — отметив, что Вика узнала у Пашки моё имя и запомнила его.

— Вик, не тупи — вздохнул Пашка.

— Блин, слово нельзя сказать — беря хлеб, возмутилась анимэшка.

— Всё, молчи уже, раздражаешь — прошипел Пашка.

— Нормальная, семейная жизнь — хмыкнул я и откусил бутерброд — я себе кофе сделал, а вы как хотите. Молоко, в холодильнике — отхлебнув кофе, сказал я.

— Я тоже буду кофе с молоком — сказала Вика. Встала, насыпала в кружку сахар, добавила кофе, взяла чайник, налила кипяток — Паш, тебе чего сделать? — посмотрела она на него.

— Ничего. Вообще ничего горячего не хочу — ответил он.

— Ну как хочешь — пожала она плечами и отнесла чайник на место, достала молоко, налила в кружку с кофе.

— Во, молока мне налей — подвинул Пашка пустую кружку к Вике поближе.

Она налила молоко, потом посмотрела на меня, вздохнула и закрутив крышку отнесла в бутылку в холодильник.

Позавтракав, я позвонил своему сменщику — Привет Серёга, как там, всё нормально? — поинтересовался я.

— Было бы не нормально, ты бы первым об этом узнал и сразу — засмеялся он.

— Ну да. Серёг, ты говорил, что тебе в смену на конвеер человек нужен? — спросил я.

— Нужен. Я пока перебиваюсь гастарбайтерами, но это не дело — уже серьёзно ответил он.

— Есть готовый специалист, трудился у меня в смене на постоянке из бывших разнорабочих. Год у меня трудился. Толковый парень — сказал я.

— А что тогда убежал? — поинтересовался Сергей.

— За длинным рублём погнался и получилось, как обычно — усмехнулся я, глядя на притихших Пашку и Вику, которые собирали пастельное с матраса.

— Ясно. Когда сможет прийти пообщаться?

— Через пол часа устроит? — спросил я.

— Дай ему номер, путь мне позвонит, когда к проходной подойдёт, я выйду. А себе его что не возьмёшь? — поинтересовался он.

— У меня комплект. А переводить кого то к тебе, вместо него, что то не хочется. У меня нормальный коллектив подобрался, бегунков вроде нет — объяснил я.

— Вот и мне так же надо, чтобы не бегали — вздохнул он.

— Этот надолго останется, гарантирую — засмеялся я.

— Посмотрим, пусть позвонит, там решим — усмехнулся он — Ладно Андрюх, пошел я мозги всем вравлять, давай, на связи — попрощался он.

— На связи — сказал я и отключил вызов.

— Сейчас ноги в руки и к проходной — посмотрел я на смотрящего на меня Пашку — запиши номер, позвонишь ему, как будешь у проходной. Он выйдет и пообщается с тобой. Остальное ты слышал, что я говорил. Если всё срастётся, то будешь работать в его смене. Работу на конвеере ты знаешь. Смотри, у тебя есть шанс, не упусти. Или в парке будешь жить, с бомжами — усмехнулся я.

— А сейчас где жить? — посмотрел на меня Пашка.

— Пока тут поживёте, так уж и быть — посмотрел я на Пашку, потом на Вику — но смотрите, если что, хоть на вокзал, хоть в парк пойдете, мне это уже будет не интересно.

— Спасибо вам Андрей Семёнович — посмотрела на меня Вика — а меня можно куда нибудь пристроить?

— Уборщицей с киргизками пойдёшь работать? — усмехнулся я.

Вика потупила взгляд и повернув голову посмотрела на шкаф.

— Спасибо Семёныч, ты вообще супер. Дай номер пожалуйста. А ты не беги впереди паровоза — посмотрел он на Вику.

— Я не бегу — вздохнула она.

Пашка записал номер и пошел обуваться.

— Пошли вместе — тоже поднялся я.

— А ты чего? — удивился Серёга, когда увидел меня у проходной.

— Да просто прогуляться вышел — улыбнулся я.

— Дома не сидится — усмехнулся Сергей — ну где твой готовый специалист?

— Вон стоит — кивнул я — хочешь, забери его сейчас, оформи ему временный пропуск, пусть постажируется сегодня, а завтра уже в смену выйдет — предложил я.

— Сейчас решим — улыбнулся он — как зовут? — обратился он к Пашке.

— Павел. Я раньше, пару раз, работал у вас в смене — подошел поближе Пашка.

— Да хрен вас знает, столько людей проходит временных, всех не упомнишь. На конвеере работал? — сразу приступил к делу Сергей.

— Работал — посмотрел на меня Пашка, словно ища подтверждения с моей стороны.

Я демонстративно отошел в сторону, потом повернулся — Серёг, я пойду, ты сам смотри. Это не протеже. Не устроит, гони в шею — и пошел медленным шагом. Но отойдя довольно далеко, я всё таки оглянулся — Серёги и Пашки у проходной уже не было.

— Надо продуктов подкупить — подумал я, шагая в сторону дома.

Сделав крюк, я зашел в магазин и затарился продуктами и неспеша пошел домой.

Войдя в квартиру, я услышал негромкую музыку из комнаты, играл мой старенький музыкальный центр. Это был диск с музыкой Дидюля.

Закрыв дверь, я отнёс пакет на кухню и пошел в комнату, хотел, чтобы Вика разобрала пакет и выложила продукты, пока я переоденусь.

Вика лежала на моём диване, закутанная в то чужое полотенце, которое утром висело в ванной. Лежала полубоком и полотенце снизу, раскрылось, оголив всё внизу, только грудь была прикрыта. Трусиков на Вике не было. Голые ляжки, белый, выбритый лобок, татушка-бабочка и краешки темных половых губок предстали моему взору. Я почувствовал, как кровь начала приливать к голове и член начал напрягаться. Этот вид очень возбуждаеще подействовал на меня. Расстегнув ширинку на своих джинсах, я вытащил член и тихонько прилёг рядом с анимэшкой. Потянул полотенце, раскрыл его полностью, прижался членом, с боку к попке Вики и проведя по животику ладонью, дошел до груди, легонько сжал её красивую, белую сисечку с темными сосочкаи. Вика глубоко вздохнула, но не проснулась. Я помассировал пальчиком сосочки обеих сисечек, по очереди, прижимая член к попке сбоку. Потом повернул её боком, приподнял одну ляжку и просунул член между ляжек девушки, прижал его ляжками и слегка двигая своими бёдрами, стал гладить Вику по животу, прижимать её к себе, потом снова стал лапать сисечки. Мягкие и в то же время упругие. Сжимал их в руке, по очереди.

— Ууу, ты чё там делаешь? — спросонья, ласково спросила Вика, открывая глаза. Повернула голову и увидев меня, её глаза разширились. Она замерла от неожиданности.

— Тихо, тихо, девочка — возбуждённо зашептал я, елозя членом у неё между ляжками и крепко прижав к себе рукой — я не сделаю тебе больно. Поприжимаюсь немного и отпущу. Побудь умничкой. Никто ничего же не узнает, обещаю — шептал я, слегка касаясь губами её щечки.

— Не надо, Андрей Семёныч, ну пожалуйста, ну не надо — жалобно и тихо стала умолять она. Её начало потрясывать. Руки задрожали.

— Не надо пожалуйста — всхлипнула она и из глаз потекли слёзы — ну пожалуйста, жалобно просила она, покорно лежа, даже не пытаясь что то сделать.

— Я не трону тебя, просто поприжимаюсь и всё — шептал я ей в самоё ушко. Ослабив хватку, я просунул руку ей между ног, полапал за писечку, прижал к ней рукой член и терся им — просто поприжимаюсь и всё — продолжал шептать я.

Вика уже ничего не говорила. Плакала и её потрясывало. Она дрожала от страха и стыда.

— Ножку немного приподними — прошептал я, приподнимая рукой её ногу вверх — вот, вот так. Держи вот, не опускай — шептал я.

Сам взял рукой член и стал водить головкой по её половым губкам, немного отодвинувшись сам. Приставил головку к дырочке попки, поводил по ней, прижимая головку, потом снова вернулся к писечке, слегка прижал головку и стал водить по дырочке, чуть присунул головку — вот так, умничка, я не обижу тебя, не бойся — снова зашептал я.

Она держала ляжку, как я её попросил, плакала, тихо всхлипывая и вздрагивала.

Чуть вздрочнув, я стал кончать, приставив головку в самую дырочку. Чувствовал, как тёплая сперма потекла в обратку, мне на руку и ей на ляжку.

— Ну вот и всё, а ты боялась — прошептал я, выдавливая рукой остатки спермы, слегка двигая своими бёдрами и просовывая головку ей в дырочку, совсем немного, прям на пару миллиметров.

Вика беззвучно рыдала. Её трясло.

— Ну всё, всё — прошептал я, отодвигаясь. Просунул ей между ног руку, лапая размазал там свою сперму, по пипиське, по ляжке. Засунул средний палец ей в дырочку, слегка потрахал им и потом засунул очень глубоко, насколько палец туда вошел. Ещё немного потрахал Викину киску пальцем, поласкал подушечкой пальца клитор и стал гладить девушку по ляжке, сжал в руке её булочку попке. Потом провёл по животику, снова полапал за грудь.

— Ну всё, ничего ведь страшного — негромко сказал я и легонько шлёпнул её по попке — иди в ванную сходи и приходи на кухню. Пообщаемся там — присев на диване, сказал я и ещё раз полапал Вику за попку. Она так и продолжала лежать, с приподнятой ногой и еле слышно плакать. Иногда негромко шмыгая носом. Я поднялся, заправил член, поправил трусы, застегнул ширинку на джинсах и пошел на кухню. Помыл там руки и разгрузил пакет с продуктами в холодильник. Состояние было, как после эйфории. Вроде бы ничего такого, но я получил такой кайф от всей этой ситуации. Что кончил на неё, что полапал, что размазал по ней свою сперму, что засовывал пальчик в её дырочку.

Шевеления я не услышал. Музыка так и продолжала играть, Вика не выходила. Я пошел в комнату. Вика сидела на диване, прикрыв бёдра полотенцем и плакала, шмыгая носом и вытирая рукой слёзы. Её рука дрожала, когда она вытирала слёзы.

— Что ревешь то? — усмехнулся я — тебя никто не выеб, ничего такого. Просто кончил на тебя и всё. Подумаешь, потёрся немного о твои прелести и полапал тебя.

Она никак не отреагировала, продолжая плакать и трясущейся рукой вытирать слёзы с глаз.

— Хочешь, на позвони своему Пашке, расскажи ему всё. Скажи, что поедешь домой или что вы не будете тут жить. Скажи, что больше ни на минуту тут не останешься — протянул я ей мобильник.

И снова никакой реакции.

Я присел перед ней на корточки, просунул руку под полотенце и погладил по ляжке — И что, убыло от тебя? — посмотрел я ей в заплаканные глаза.

Она мельком посмотрела на меня, тут же отвела взгляд в сторону матраса, шмыгая носом.

Я не убрал руку с её ляжки и она тоже не убирала мою руку. Я гладил её ляжку и смотрел на чуть припухший и покрасневший носик. Вика почти перестала плакать, один раз вытерла слёзы, дрожащей рукой и просто молча сидела, то ли о чём то думала, то ли просто так сидела и всё.

— Девочка, ты просто очень классная. Понравилась мне. Скорее всего, если бы не ты, то вас обоих тут бы не было совсем. И твоего Пашку я сегодня пристроил на работу, только благодаря тебе — тихо сказал я, поглаживая её коленку.

— А я за это расплачиваюсь — еле слышно выговорила она.

— Ну да — спокойно ответил я — А что ты можешь предложить? Вернее, что с вас обоих, можно ещё взять? За всё надо в жизни платить или расплачиваться — усмехнулся я.

Она посмотрела на меня, вздохнула, как то судорожно и снова стала смотреть в сторону.

— Вот скажи, что ты ревела? Что такого произошло? Просто поводил членом и кончил тебе на ляжку. Только и всего. Ну полапал тебя немного. И что из этого делать трагедию? — усмехнулся я — посмотри на меня — положив мобильник с ней рядом, повернул к себе рукой её голову за подбородок. Она посмотрела на меня.

— Ну, и что ревешь? — усмехнулся я, держа её за подбородок, чтобы не отворачивала голову.

Она не смотрела мне в глаза, её взгляд бегал по моему лицу.

— Скажи, что ревешь то? — смотря ей в глаза, спросил я.

— Можно я в ванну пойду? — тихо произнесла она.

— Давай, потом на кухню приходи, там поговорим — отпустив её и поднимаясь, сказал я.

Она поднялась, взяла полотенце в руку и пошла, не торопясь. Потом остановилась, замотала полотенце вокруг бёдер, пошла дальше. Подошла к ванной, включила там свет, открыла дверь и скрылась внутри. Прикрыв за собой дверь.

— Классная тёлка — задумчиво глядя на дверь ванной, подумал я.

Она вышла из ванной в полотенце, прошла в комнату и через какое то время пришла на кухню в своих джинсах и в мужской рубашке, с подвёрнутыми рукавами, в которой я видел её утром.

— Чай или кофе будешь? — поинтересовался я.

Она помотала головой, остановившись у стола и стояла так, опустив голову и закусив губу.

— Присядь — усмехнулся я — в ногах правды нет и выше тоже.

Вика вздохнула и присела на краешек стула, опустив голову, глядя на стол.

— Уже хорошо — сказал я, собираясь мыслями, чтобы начать беседу и смотря на Вику.

— Домой поедешь или Пашульке всё расскажешь — хмыкнул я.

Она вздохнула и ничего не ответила.

— Твой Паша сегодня на стажировке. Скорее всего завтра ему на смену. Я вас не держу, можете катиться куда угодно. — начал я разговор — если вы хотите или ты хочешь, можете спать в подъезде, у мусорки. Можете где угодно жить. Это ваше дело. — посмотрел я на Вику.

Она сидела, опустив голову и слушала.

— Хочешь жить на помойке и питаться дошираком или другими помоями? — спросил я.

Она вздохнула и чуть заметно помотала головой.

— Кому вы нахер нужны тут. Если даже дома вы никому не нужны — снова начал я — ты зачем к нему приехала? — посмотрел я на Вику.

Она вздохнула и слегка поморщилась.

— Ну ответь, зачем? — настаивал я.

— Приехала к своему парню, что в этом такого? — тихо ответила Вика.

— Так его любишь, что готова спать у помойки с тараканами? — усмехнулся я.

Она опять мельком на меня посмотрела и снова отвеоа взгляд, опустив голову.

— Что голову то опускаешь? — усмехнулся я — тяжёлые мысли в низ давят? Ты расскажи любимому, что тут произошло, если конечно хочешь. Посмотрим, как он отреагирует. Потом узнаешь, как он отнесётся к тебе. Вряд ли он потом с тобой останется.

— Это почему вы так думаете? — тихо спросила Вика.

— Потому, что я лапал тебя, прикасался к тебе членом и кончил на тебя, а ты позволила это сделать. Это он никогда не забудет, если ты расскажешь ему об этом. А если не расскажешь, то когда как объяснишь, что не хочешь тут оставаться? Скажешь, что я домогался до тебя?

Вика вздохнула, подняла голову, посмотрела в окно, покусывая губу.

— Можешь позвонить ему и рассказать какую нибудь историю и что больше ты тут не хочешь оставаться. Пусть он бросит всё и мчится сюда. Вы собираете вещи и уматываете на все четыре стороны — усмехнулся я.

Она посмотрела на меня и снова стала смотреть в окно.

— Солнце светит, земля не остановилась — засмеялся я — он у тебя певый, что ли?

Вика снова вздохнула — Первый и единственный — тихо сказала она.

— Ну пусть так и продолжает думать — усмехнулся я.

Она стрельнула в меня взглядом и уставилась в окно.

— Ты классная девушка. Красивая, стройная, молодая. Но мне показалось, что он совсем не ценит, что ты у него есть. Или я не правильно всё понял, когда он тебе всё время рот тут затыкал? — смотря на Вику, спросил я.

Она посмотрела куда то на стену, закусив губу.

— Я думаю, что ему просто надо почувствовать себя уверенно, а не как сейчас. Начать зарабатывать, чтобы вернуть свою жизнь в прежнее русло. А потом тебе станет ясно, кто ты для него. Когда он станет прежним, а не загнанным в угол волчонком. Ты можешь ему в этом помочь — продолжал я гнуть свою линию.

— Как я могу ему помочь? — тихо спросила она.

— Просто быть умничкой и всё — ответил я.

Она глубоко вдохнула и медленно выдохнула — что значит быть умничкой? — не поворачивая головы и не посмотрев в мою сторону, тихо спросила Вика.

— Иногда терпеть меня. Когда он дома, ходить и улыбаться, как обычно, радоваться ему, как будто всё хорошо у тебя. Хотя, что у тебя плохого? — усмехнулся я.

— А если нет? — тихо спросила Вика.

— Я никого не держу. Всё только добровольно — пожал я плечами — уборка, готовка за тобой, ну и побалуешь меня собой.

Она искоса посмотрела на меня, пробежавшись взглядом по моему лицу и стала смотреть в окно.

— В общем смотри. Хочешь, позвони ему сейчас, телефон, я вижу, у тебя в кармане рубашки лежит — усмехнулся я — или приходи в комнату. Выбор за тобой. Что выберешь, так и будет — поднялся я со стула. — Так в жизни часто бывает — усмехнулся я — или-или, без середины — положил я ей руку на плечо — думай анимэшка. Я тебе уже сказал, что вы тут из за тебя — постоял так пару секунд и пошел в комнату.

В комнате отодвинул матрас, достал из шкафа свои шорты и футболку, переоделся, сделал чуть погромче музыку, взял планшет и залез в интернет, проверить почту и просто почитать, что там в мире делается.

Просматривал почту, а в голове вертелось — придёт или позвонит Пашке.

Потом я услышал, как она с кем то разговаривает по телефону. Говорила недолго и очень негромко. Я не мог разобрать слов, ещё и музыка играла в комнате.

— Ну и отлично — подумал я — теперь с глаз долой, из сердца вон — и стал дальше копаться в интернете. Потом, боковым зрением, я заметил движение ы входа в комнату и подняв голову увидел стоявшую у входа и облокатившуюся плечом о косяк двери, Вику. Она смтояла и смотрела поверх моей головы, в окно.

— Рассказывай? — глядя на неё, сказал я.

— Что рассказывать? — тихо спросила она, продолжая смотреть в окно.

— Что нибудь расскажи. Что думаешь? — смотрел я на неё.

Она вздохнула и пожала одним плечом — не знаю.

Я положил планшет, поднялся и подошел к ней, просунул руку, под её рукой, приобнял за талию и притянул к себе. Она стояла, отрешенно опустив руки. Я прижал её сильно к себе и другой рукой погладил по спине, потом опустил руку, погладил по бедру и проведя по попке, посжимал рукой её попочку. Даже под джинсами, попка у Вики была классная.

— Раздевайся и пошли на диван — тихо сказал я и отпустил девушку. Сам пошел к дивану и присел на него.

Вика оглядела комнату, нехотя сделала шаг, посмотрела на меня и остановилась — это будет так же? Вы меня не это? — тихо спросила она, жалобным голоском, закрыв глаза.

— Иди не бойся, будет так же — сказал я, ощущая, как член вздыбился в трусах, начав топорщить шорты.

Вика мельком посмотрела туда, именно в это место, туже отвела взгляд, подошла к матрасу, стала расстёгивать рубашку. Расстегнула её, оставив на себе, начала расстёгивать джинсы. Задумалась на мгновенье и сняла с себя джинсы. Аккуратно положила их на матрас. Потом сняла рубашку, взяла её за ворот и положила сверху, на джинсы, оставшись в трусиках и лифчике, которые утром висели на трубе полотенцесушителя в ванной.

— Иди сюда — тихо позвал я.

Она повернулась, смотря в сторону замялась, не зная, что сделать с руками. То сжимала и в кулачки, опуская вдоль тела, то трогала лифчик, проверяя, на месте ли он, стояла скрестив ноги.

Я поднялся и подошел к ней, не стесняясь, что член оттопыривает мои шорты, взял Вику за руку и подвел к дивану. Положил ей руки на плечи и слегка надавил — присядь — негромко сказал я.

Она присела, смотря чуть в сторону, куда то на стену. Я присел рядом, приобнял её

— Всё будет как было — тихо сказал я — залазь на диван — несильно потянул я её назад, чуть отклоняясь сам.

— Как? — тихо спросила она и вздохнула.

— Коленками на него становись — тихо ответил я.

Она снова вздохнула, оглянулась назад, рассматривая, как это сделать, вздохнула и боком забралась на диван. Встала на коленях, не зная, что делать дальше.

— Давай рачком — взяв её за шею и наклоняя вниз, сказал я.

— Точно, как было? — сглотнув, жалобно спросила она.

— Точно — подтвердил я, — только немного в другой позе.

Она встала на четвереньки и так и осталась стоять.

— Ну и ладно, для начала — мысленно усмехнулся я и пристроился к ней сзади. Стал гладить её бока, спину, округлость попки, наслаждаясь этим. Расстегнул свои шорты, стянул их себе на ляжки, вместе с трусами. Подвинулся поближе и прижался членом к её трусикам, притянув Вику за бёдра.

Она безучастно стояла, опустив голову.

Я пригнулся и просунув руки под чашечки лифчика, сдвинул его к Викиной шее, оголив грудь и стал мять её сиськи, сразу обе обеими руками. Потом выпрямился, чуть отодвинулся, приспустил ей трусики, до колен и снова прижался членом к её попочке, к уже голой, прижав ещё к себе, притянув Вику за бёдра. Потерся стволом о киску, наблюдая, как член скользит между булками попки. Надавил большим пальцем руки на анальное отверстие, сильно прижал к нему палец и помассировал его, вдавливая подушечку пальца сильнее. На попке у Вики, прям у ложбинки копчика, было небольшое, родимое пятно. Совсем маленькое. Я погладил его, потом немного отстранился, приставил головку к дырочке и поводил членом по ней, немного покачивая член рукой. Пригнулся и пролез снизу другой рукой, помассировал ей клитор. Потом перехватил руку, которой держал член, оставив головку у входа во влагалище, взял за бедро и массируя Вике пальчиком клитор, чувствовал, как она начала вздрагивать и возбуждённо выдыхать носиком, еле-еле слышно выдыхать, в так своим вздрагиваниям. Головка моего члена была у входа в её дырочку, больше чем на половину войдя внутрь, дойдя до узкого места. Я продолжал ласкать клитор, это был такой кайф, чувствовать, как она подрагивает и возбуждённо дышит. Вика сильно вздрогнула и стала вилять попкой, пытаясь убрать мою руку таким образом.

Я перестал дрочить её клитерочек, выпрямился, просунул руку сзади, ввел ей в дырочку большой палец руки и потрахал очень мокрую писечку пальцем.

Она снова завиляла попкой — не надо туда, вы же обещали — жалобно пропищала Вика.

— Это палец — тихо сказал я — обещал, не буду.

Она несколько раз шумно выдохнула. Я взял член и стал водить головкой снизу до дырочки, чуть присовывая головку и подрачивая рукой. Возбуждение нарастало и я прижал член к Викиной попке своим животом, стал несильно двигать бёдрами и стал кончать ей на попку, выдыхая носом, и наблюдая, как сперма вырывается из головки и опускается каплями на попку и спину девушки. Помог себе рукой, выдавливая сперму на анус Вики, наблюдая, как сперма стекает с ануса вниз. Я просунул руку и стал размазывать сперму по промежности, водя рукой взад и вперед и на ляжки. Потом прижал член к её попке и растёр ладонью сперму, которая была на спине, размазывая её по спине и её попке.

— Сегодня это точно не последний раз — подумал я, сжав упругую попочку пальцами. Прижал ещё раз к себе, потом отстраниля, взял рукой обмякший член и похлопал им по Викиному анусу. Поводил головкой по нему. Отстранился, выпустив член из руки и легонько шлёпнул Вику по попке — вот и всё — тихо сказал я — можешь идти в ванную и присел на диван.

Она поднялась на колени, посмотрела на себя вниз, натянула трусики, поправила лифчик, подползла на коленях к краю дивана, слезла с него, подошла к матрасу, забрала рубашку и ушла в ванную.

Я лёг на спину, раскинул руки в стороны и потянулся — так классно — подумал я — и надо пойти поссать.

Поднялся и пошел в туалет, натянув на себя трусы и шорты.

Когда Вика вышла из ванной, в рубашке, я уже успел помыть член и руки, над раковиной, на кухне и поставил греться чайник.

Вика ушла в комнату и там зависла. Я сходил в комнату, посмотрел, чем она занята. О она лежала на матрасе, надев джинсы, свернувшись калачиком, лёжа на боку, засунув обе руки себе между ляжками.

— Пошли кофе пить с бутерами — позвал я.

— Не хочу — тихо ответила она, даже не пошевелившись.

— Пошли на кухню. Попьём кофе и ещё поговорим. Хватит страдать. Дуры бабы, у помойки готова была ночевать, с блохами и всякой хернёй. И не жалко себя было. А тут пожалела себя. Помылась и как новая. А там бы хер отмылась, ещё и подцепила от блох какую нибудь заразу — усмехнулся я — или лучше на помойке? — подошел я ближе к Вике.

Она приподнялась, села на матрасе, провела руками по лицу — не знаю — тихо сказала она — уже ничего не знаю.

— Хочешь, иди ещё там посиди, посмотри при дневном свете, а не при тусклой лампочке, где вы вчера сидели — хмыкнул я пошли-пошли, посмотришь — потянул я её за руку.

Она втала и пошла за мной. Я открыл дверь и мы вышли в подъезд, поднялись туда, где они вчера сидели. Сейчас было гораздо светлее. Кто высыпал мусор, частично промахнувшись мимо контейнера мусоропровода. Пахло тухлячком и весь пол был в разводах от высохших пятен текщих помоев. У трубы ползало несколько каких то живностей, небольшого, но заметного размера.

— Смотри, а ты вчера сидела в этих джинсах на этом полу. Или для тебя это нормально? — усмехнулся я.

Вика чуть морщась осматривала на площадку.

— Скамеки в парках, после бомжей приятнее выглядят — усмехнулся я.

Я вчера отряхнула попку — выдала она.

— А сегодня ты всё с себя смыла, а не отряхнула — посмотрел я на неё. Щёки у неё немного покраснели.

— Пошли на кухню, там поговорим — сказал я и начал спускаться. Вика пошла за мной следом.

— Я звонила Паше — сказала Вика, глядя в окно, когда мы зашли с ней на кухню.

_ И что он тебе сказал? — поинтересовался я, тоже посмотрев в окно.

— Сказал, что занят, вечером поговорим. Попросил ему не звонить, когда он на работе — вздохнула она.

— О чём ты с ним хотела поговорить? — усмехнулся я.

— Просто позвонила, чтобы услышать его голос, а он снова разозлился на меня — тихо сказала Вика.

— Не заморачивайся. У него сегодня стажировка. Если он проявит себя, то завтра уже на работу выйдет, уже с оформлением будет вопрос решаться. У него голова другим забита. Как вылезти, как одеться, тебя вон одеть тоже — снова я стал смотреть в окно.

— Угу, а я тут… — не договорила она и вздохнула.

— Ты тут помогаешь ему, чтобы всё хорошо стало у вас. Каждый из вас делает то, что нужно делать. Иначе бы этого всего не произошло. Присядь.

Она оглянулась, подошла к стулу, присела на него.

— Девочка, ты чего так переживаешь? — посмотрел я на неё — молодость, глупость и не более того. Абсолютно у всех людей есть свои скелеты в шкафу и они о них никогда не забывают. Я даже уверен, что и у тебя они есть и ты просто добавила к ним ещё один и не самый большой. Просто никому не надо о них знать и всё у тебя будет хорошо. В тебе за твою жизнь ещё не один член побывает точно. Ты хорошенькая пока. Потом неизвестно, что будет. Разнесёт тебя, лицо округлится, сама мужика хотеть будешь, а его может не быть. Мужьям и парням своим вы быстро надоедаете. Кто то чуть быстрее, кто то чуть медленнее, но остывают в сексуальном плане все к своим когда то ненаглядным. Секс становится обыденностью, просто стравливают с женой давление, а нравится ей или не нравится, пофигу. Ты умница, что пошевелила мозгами и приняла правильное решение. Не убудет от тебя и не сотрешься — смотря то в окно, то на Вику, сказал я.

Она молча слушала, в задумчивости.

— Теперь уже нельзя отступать, два раза на тебя кончил другой мучжчна. Ты стояла передо мной и ничего бы не смогла сделать, если бы я захотел войти в тебя. Хотя и этого твоему Пашке будет более чем предостаточно. Что раздвинула ножки, что я тебя лапал где хотел и за что хотел и ты ждала, когда я закончу и закончил тебе на попку. У тебя на попке родимое пятнышко — улыбнулся я.

Вика закрыла лицо руками, выслушивая мои слова.

— Я ещё так хочу — тихо сказал я — пойдём в комнату.

Она тихонько покачала головой, не отпуская ладони от лица — блин, вот попала, а — услышал я её тихий шепот.

— Да ладно, помоешься и как не бывало. Пошли — хлопнул я её по плечу и пошел в комнату.

Она пришла чуть позже. Разделась молча у матраса, аккуратно всё сложив и оставшись в трусиках и лифчике.

— Или ко мне — негромко позвал я её, но уже не шопотом.

Вика вздохнула и подошла ближе. Я дотянулся до неё и притянул к себе, посадив к себе на коленки. Она посмотрела на меня и сидела ждала, что дальше, посматривая по сторонам. Уже по другому себя вела и реагировала на происходящее. Я засунул ей руку под лифчик, помял в руке её сисечку, потом поднялл лифчик вверх — может снимешь его? — сказал я и поцеловал Вику в плечо.

— Пусть будет — тихо сказала она.

Провел ей рукой по животику, пальцем потрогал её пирсинг и скользнул в трусики, сразу найдя её клитерочек и начал его массировать пальчиком.

Вика сжала ноги, прикрыв глаза.

— Не сдвигай — негромко сказал я, не вытащив руки из трусиков.

Она вздохнула и слегка разжала ножки.

— Ещё раздвинь — сказал я получив свободный доступ к к пиздёнке, водил пальчиком по её промежности, уже конкретно влажной.

Я опять стал ласкать её клитор, приобняв другой рукой Вику за талию. Она стала чаще выдыхать носиком, зажмурила глаза и когда ей совсем захорошело, она сжала ноги, и обхватив меня за плечи прижалась головой к моей шее, часто дыша.

— Ляг на спинку — сказал я и начал её заваливать с коленок на диван. Она скатилась с меня, подвинулась глубже, посмотрела по бокам и прилегла на спину, согнув ноги в коленях. Я снял с неё трусы, просто потянул и стащил с ног. Вика повернула голову к стене и лежала так, смотря на стену. Я раздвинул её ножки и полюбовался её темной промежностью, губки были раздвинуты, обнажив розовенькую плоть, которая немного углубляясь, заканчивалась ещё не разношенной, молоденькой дырочкой входа во влагалище.

Викины ноги были напряжены и чувствовалось, что она готова сдвинуть ноги.

— Лежи так — тихо сказал я и провел пальцем по её мокрой киске. Ноги у неё тут же дёрнулись, желая сдвинуться.

— Не дёргайся и раздвинь шире — сказал я и сам раздвинул её колени пошире.

Клитерочек, сверху был как бы в шапочке тёмной кожи. Я погладил его пальчиком, чуть придавил, приподняв эту кожицу и розовый шарик приветливо выглянул из под неё. Поласкал его несколько раз подушечкой пальца. Колени у Вики снова задёргались.

Я расстегнул свои шорты, стянул их и трусы и залез на Вику сверху. Поцеловал её сосочки, покусал их несильно зубами, полизал язычком и целуя тело, стал двигаться выше. Поцеловал в шею, облокотился на свой локоть, второй рукой взял член и приставил к Викиной дырочке головку, поболтал членом, потрясывая его. Потыкал в дырочку попки, потом ввел неглубоко до узенького места входа во влагалище. Вика лежала, закрыв глаза и раздвинув колени. Отпустив член, я помацал Вику за сиську и чуть сильнее надавил. Немного не рассчитал и головка проникла внутрь. Влагалище узким местом обхватило уздечку у головки. Вика схватила меня за плечи и негромко простонала. И всё, больше никак не отреагировала на мое проникновение в неё. Но я не стал двигаться глубже. Наоборот, вытащил член, оставив головку на входе в в эту прелестную и ещё пока неизведанную пещерку. А потом я взял член рукой и стал головкой тереться о клитерочек. Вика снова часто задышала носиком, продолжая лежать с закрытыми глазами. Возбуждение у меня было сильнейшим. Я встал на колени, приподнял Викины ляжки, потёрся членом о её пиписечку. Потом держа одной рукой Викины ноги под коленями, я прижал другой рукой член к её писечке и и двигая бёдрами достиг апогея. Обкончал девушке и живот и лобок и саму киску. Выдавил остатки спермы рукой. Постучал головкой по обконченному лобку Вики, потерся головкой о её ляжки, хлопнул ладошкой по булке — Вот и всё, и ничего страшного. Просто дающая себя поласкать девушка — усмехнулся я и отпустил её ноги. Она провела рукой по животу и лобку, потом посмотрела на мокрую от спермы руку, продолжая лежать, раздвинув ноги.

— Ну всё, свободна — погладил я её по коленке и отполз назад, стоя на коленях, потом присел на край дивана, натянул трусы, привстал, натягивая шорты, застегнул их и ушел из комнаты в ванную. Там сполоснулся, надел на себя те же трусы, надел шорты и вышел на кухню. Вика вынырнула из туалета и заскочила в освободившуюся ванную.

Я включил чайник, достал из холодильника тарелки с нарезанными разными мясом и сыром. Достал купленный уже нарезанный батон и сделав себе кофе с молоком и сахаром, стал есть бутерброды.

Как Вика вышла из ванной, я не заметил, зато услышал, как она в комнате с кем то негромко разговаривала по телефону. Потом пришла на кухню только в мужской рубашке, присела на стул — Паша звонил, пока я в ванной была. Я ему перезвонила. Он сказал, что сегодня пораньше придёт — тихо рассказала она мне эту информацию.

— Замечательно. Я сейчас кофе попью и пойду по делам схожу. Ты тоже давай поешь, что нибудь, чай или кофе попей. И приготовь что нибудь на ужин. Я там фарш купил и курицу охлаждённую. Может суп какой сваришь, покормишь мужчин — улыбнулся я.

Она посмотрела на меня неотрывно, несколько секунд и не отведя взгляда спросила — а картошка, лук, морковка есть?

— Да, в холодильнике, в нижних ящиках лежит. Поищи тут, что где лежит. Если Паша придёт раньше меня, поешьте с ним вместе, не надо меня ждать, договорились? — посмотрел я на неё.

— Угу — кивнула она, продолжая смотреть мне в лицо — я поняла — и только потом повернула голову, посмотрев на стол, сделала себе бутерброд и откусывая, медленно села его. Я допил кофе, поставил чашку в раковину, пошел в комнату, переоделся, вышел в коридор, обулся и громко сказал — анимэшка, закрой за мной дверь на засов. Ключей запасных нет, так что пока так. Будем звонить в дверь или домофон. Я ушел — и открыв дверь вышел в подъезд, прикрыв за собой дверь и не дожидаясь, когда Вика закроет дверь на засов, пошел к лифту, вызвал его и уехал вниз, когда двери приехавшего лифта раскрылись предо мной.

Я съездил к одной мадам, которой когда то давал ключи от своей хаты иона ими так и не пользовалась, просто созванивалась со мной, если хотела случки. Забрал у неё ключи, поболтали с ней немного у подъезда. Домой я к неё не зашел, а она особо и не настаивала. Потом просто погулял, поел мороженого и около десяти вечера вернулся домой.

Пашка уже был дома и они даже уже поели. Вика приготовила неплохой куриный супчик. Пообещав на завтра котлеты, которые попробовав, просто пальчики оближешь. Мы выпили немного водки, пообщались. Пашка рассказал, как прошел его стажироваочный день и завтра ему на работу. Вика вела себя вполне естественно, иногда поглядывая на меня и тут же смотрела на Пашку, улыбалась ему. А я поглядывал на Вику и думал — скоро я попробую все твои дырочки и не один раз. Сегодня было только начало.

А потом я пошел спать, ещё выпив по стопочке, оставив Вику и Пашку вдвоём на кухне.

Читайте также...

Будь, что будет, это того стоило! Полная версия

Только когда колёса самолёта коснулись взлётно-посадочной полосы, и он начал снижать скорость, Катя отпустила руку …

41 queries in 0,327 seconds.