Неправильный треугольник. Часть 4

Первым делом, я привез их на набережную. У нас в городе набережная очень длинная. Поэтому без труда можно найти укромный уголок, для наших прогулок. Сейчас лето, и в двенадцать люди есть везде. Но где-то их много, а где-то одна, две группки. Наша набережная состоит из нескольких террас. Мы подъехали на самую верхнюю террасу. В этом месте она венчала длинную стенку, и была огорожена широким гранитным парапетом, по колено взрослому человеку. Выйдя из машины, мы подошли к самому краю. Внизу, чуть в стороне, сидела какая-то компания. На лавочках, на нашем уровне не было никого. Постояли, посмотрели. Пошлись немного в одну сторону в другую. Я полюбовался на голые ноги моей жены, которые полностью, до талии, обнажались при ходьбе. Она, заметив мой интерес, пару раз крутанулась, чтобы юбка поднялась, обнажая ее. Удачно она придумала с этими двумя кусками ткани. Незаметно для Оли Лена стала подавать мне какие-то знаки. Наконец я понял. — Ну, как тебе, в такой юбке? Спросил я у Оли. — Прикольно, чувствую себя, как будто на мне ее нет. — Когда ты шла, юбка немного приподнималась, и он видел часть твоей попки. Глаз не мог отвести, — наябедничала на меня Лена, обнимая подругу, и, демонстративно, поглаживая ее по груди. Мы были одни. Я, не стесняясь смотрел на них. Лена запустила руку ей под блузку. Оля подошла ближе к парапету и поставила на него одну ногу, обернулась к подружке и поцеловала ее.

Я смотрел на них и улыбался. Они меня дразнили. Лена поставила свою ногу между ног подружки и Оля несколько раз потерлась щелочкой об нее. Она стояла ко мне спиной. Из-за того, что одна нога у нее стояла на парапете, юбка задралась. — Лена, я правильно думаю, что сейчас в такой позе спереди нашу девушку юбка не прикрывает совсем? — Да, и я тебе открою страшную тайну. От этого она опять стала мокренькой, поэтому легко скользит по моей ноге. Я оглянулся. Сзади стояла скамейка. Лена тоже посмотрела на нее. — Оля, знаешь о чем сейчас думает Дима? — спросила она, обращаясь к подружке. — Он думает, что если бы он сейчас сидел на той скамейке. То мог разглядеть тебя всю. Оля повернулась ко мне, хотела, что-то сказать, но тут в метрах пятидесяти появилась группа из трех парней. Наверное, лет двадцать, или немного больше. Они шли в нашу сторону. Девушка дернулась убрать ногу, но я ее придержал. — Сверху ничего не видно. Постой так. Лена тоже с интересом смотрела, то на меня, то на Олю. Парни поравнялись с нами. Бросили взгляд. Присмотрелись, посмотрели очень пристально. Кто-то из них присвистнул. Кто-то сказал: «Ого!». Девчата сделали вид, что это их не касается. Но даже в темноте было видно, как покраснела Оля. Парни отошли метров на пять. Один из них сказал очень громко, специально, чтобы мы слышали: «Классно девчата отжигают. Обе без трусов!». Мы молчали. Когда они почти скрылись из виду, Лена повернулась ко мне и весело сказала. — Понравилось демонстрировать девочку? Оль, ты только на него посмотри, как шорты бугрятся. Оля обернулась. С интересом посмотрела, куда ей показала Лена. — Тебе тоже же понравилось, — отбил я атаку. — Тебя тоже подсекли. Правда, я не пойму, как они догадались? — А ты не видел. Пока ты смотрел на Олю и на парней, наша малышка отодвинула на мне юбку сзади, так что у них была возможность все рассмотреть. Я не стала поправлять, тоже было интересно. — И как сильно? — Пусть Оля тебе сама покажет, она любит со мной проделывать такие штуки. Я с начала стеснялась, потом привыкла. Оля улыбнулась, немного двинула рукой и завернула кусок ткани. Лена стояла боком, поэтому парни смогли видеть голую попку сбоку.

Теперь понятно, что их так возбудило. — Вот это да! Кто со мной рядом! — воскликнул я, смеясь — Сам такой же, — ответили мне. А Лена добавила. — Наверняка думаешь, как бы на лавочку присесть. — Нет, я сделаю по другому, — ответил ей, если никто из вас не против, ни ты, ни она, то я просто попрошу ее поднять юбку. Оля взглянула на подружку, взялась за край и приподняла юбку, спереди и сзади заправив подол в пояс, чтобы не падал. Я стоял сбоку от нее, и немного сзади, поэтому ее попка открылась мне во всей красе. Поднял глаза. Лена подошла ко мне и поцеловала. — Ну, что нравится? И мне нравится тоже, — она провела пальцем по контуру ее попки. — У нее такая нежная кожа, как бархат, — она продолжала ласкать подругу, иногда забираясь между ног. — А если бы ты знал, какая она сейчас мокренькая, как сладко гладить ее там! У! Она продолжала ласкать подружку. Оля убрала ногу с парапета, но стояла перед Леной, немного раздвинув ножки. Рука Лены свободно гуляла по всему телу подружки. Я, конечно, этого не видел, как стоял сзади, так и стоял. Но и так было все понятно. Вдали появились двое. Он и она. Они медленно шли в нашу сторону. Я показал Лене, она кивнула. Далеко. Оля не видела ничего. Она стояла, прикрыв глаза, и наслаждалась ласками. Я поглядывал краем глаза на приближающуюся парочку. Шли парень с девушкой. Казалось, что они были так поглощены друг другом, что ничего вокруг не замечали. Они были уже близко. — Оля, хочешь остаться так? — спросил я. — Да, — тихонько ответила она. Мы стояли и ждали, пока подойдет парочка. — Боже, я сейчас, наверное, кончу, так хорошо! — проговорила Ольга. Краем глаза я смотрел на проходящую парочку. Они делали вид, что нас не видят. В это время Оля застонала сквозь зубы, и оперлась рукой на Лену.

Я отвлекся на нее, а когда повернулся, то не увидел парочки. Куда они могли деться? Стал искать их. Лена тоже смотрела. Одна Оля, держась за Лену, продолжала тихонько всхлипывать. Наконец моя жена их обнаружила. — Они свернули, и зашли за куст. Там присели на что-то. Может на лавку, или на пенек. Смотрят в нашу сторону. Куст, на который она указала, находился от нас метрах в пятнадцати. — Откуда ты знаешь, что они смотрят на нас, — спросил я — Я видела блеск глаз, поэтому так и думаю. О! Ты посмотри! — она говорила об Ольге. Ольга была сильно возбуждена. Ей нравилось все! — Мне она так нравится в таком состоянии, она становится такой сладенькой, — она обняла подругу и спросила. — Тебе так понравилось, что тебе видели полуголой? — Да! — всхлипнула она. — Они и сейчас смотрят на тебя, любуются твоей голой попкой. Тебе же это нравится? — Да! — Ты же хочешь показать им больше? Чуть повернись и раздвинь ножки шире. Пусть они увидят твои свисающие губки, а если ты немного наклонишься, то им станет видно и твою дырочку. Оля немного повернулась, стала спиной к кустам и раздвинула ножки и слегка наклонилась. Она глубоко дышала и постанывала. — Ты сейчас стоишь, как кто? — Как, шлюшка, — застонала от удовольствия Оля. — Дима стоит рядом, и тоже смотрит на тебя, и слышит все, что ты говоришь. Он засунул руку в шорты и потирает свой член, глядя на тебя. Кого он видит перед собой? — Он… видит… Развратную… Шлюшку! Лена тоже была сильно возбуждена. Она ласкала Олю, сильно теребя ее клитор. Отпустила ей пару звонких шлепков по попке. — Что ты еще хочешь? — Лена, одной рукой лаская подругу, второй терла себя под юбкой. — Я хочу, чтобы меня раздели, чтобы я была голой на улице, и все на меня смотрели. Ааа! — Раздевайся сама. У тебя заберут одежду, и ты будешь ходить голой, — Лена еще несколько раз шлепнула ее по попке, пару раз между ног.

В ответ раздавились только глубокие стоны. Оля потянулась к пуговкам. Я наслаждался этим представлением. Решил помочь Ольге с пуговицами. Но Лена меня опередила. Юбка и блузка полетели на парапет. Оля стояла голенькая. Глаза были закрыты. Казалось, она всем телом впитывает окружающее пространство. Она вся горела. Лена не оставляла ее ни на минуту в покое. Ее рука сновала у девочки между ног. По телу Оли прокатывались волны. На секунду она замирала, потом снова отдавалась своему наслаждению. Она испытывала непрерывный оргазм. Лена сама была как в бреду. Взяла мою руку и положила племяннице на грудь. Под ладонью у меня оказался восхитительный холмик. Я сжал его. Сильнее. Поиграл с другой грудью. В ответ раздавались только стоны, вперемешку со всхлипами. Уже обоих девчат. Я включился в игру. — Сейчас я проведу голой к машине мимо этой парочки. Они хорошо рассмотрят тебя. Твою голую грудь, с торчащими сосками, попку, раздроченную щелку. Мы еще и остановимся около них. Ты нагнешься, а Лена будет трахать тебя в попку, как последнюю шлюшку. — Да! Да! Ооо! Да! Я собирался продолжить свой рассказ, но тут Лена стала кончать. Она закричала, затряслась, вытянулась как струна. Расслабилась и ухватилась за меня, отходя. Обняла подружку и стала осыпать ее поцелуями. Оля тоже стала успокаиваться. В наступившей тишине было слышно только тяжелое дыхание обеих любовниц. А за кустом раздавались звуки дикого секса. Охи и ахи, вперемешку со стонами. Чуть погодя раздался протяжный женский стон. Там, похоже, тоже все закончилось. Через пару минут на дорожку вышла парочка. Не оглядываясь, они уходили от нас, на ходу поправляя одежду. Я посмотрел им вслед. Мне стало весело. Цепная реакция, подумал я. Оглянулся к своим девочкам. Они уже вернулись в реальный мир. Оля, увидев, что я на нее смотрю, попыталась прикрыться руками, и стала оглядываться в поисках одежды. Я подал ей блузку с юбкой. Она быстро стала одеваться, Лена помогала ей. Прогулка закончилась.

Утром я проснулся около десяти. Жены уже не было. Только я собрался вставать, и она заходит. — О! Я пришла будить тебя на завтрак. Мы проголодались. Пойдем. Я почувствовал себя обделенным. На ней была обычная домашняя одежда. Вчерашние приключения немного остудили подружек. За завтраком, Лена спросила меня. — А ты на работу сегодня идешь? — Нет, сегодня воскресенье. — Черт, с этим отпуском, совсем забыла про дни недели. Отдых расслабляет. — О! Про отдых, — вспомнил я. — Совсем забыл. Я говорил вам, что сегодня буду катать вас на катере? — Нет, — в один голос воскликнули Оля с Леной. — Тогда готовьтесь, поедем. Белый катер, борясь с течением, разрезал голубую воду нашей широкой реки, давшей название городу. Прямо передо мной загорали в купальниках Лена с племянницей, не желая упускать ни единой минутки щадящего утреннего солнца. Хороший катер у Лехи, мне, что ли, такой купить, думал я, с удовольствием любуясь стройными женскими телами. Если не знать, то их можно было бы принять за двух сестер, постарше и помладше. Причалили на острове. Посредине реки, напротив города было несколько голых песчаных островов, на которых ничего не росло. Мы были одни. — Вот можете загорать хоть топлесс, хоть топлесс плюс труслесс, — пошутил я. На километр в округе никого. Девчонки отчасти последовали моему совету. Сняли лифчики и растянулись на подстилках. Не любитель валяться, я захватил себе складное кресло. Вскоре, как это бывает на пляже, им валяться надоело. Они поиграли в бадминтон, побросали друг другу летающую тарелку. Пару раз окунулись. Но вода была еще холодновата для этих неженок. Звали меня играть, но я отказался. Мне и так было хорошо, ни забот, ни хлопот. Сидишь себе в кресле, и сквозь очки любуешься на них. Чего-то не хватало. Вспомнив про холодное вино с виноградом в холодильнике, я понял чего. Девчонки тоже согласились, что вино с виноградом, это сейчас в самый раз. Солнце и немного вина, уединение, сделали свое дело. Лена решила, что глупо упускать такую возможность, позагорать без трусиков. Сняв, свои, она, за компанию стала уговаривать Олю. Та, отказывалась, стесняясь меня. — Теперь тебе нечего скрывать. Он все вчера очень подробно разглядел, — и после небольшой борьбы, стянула трусики с нее.

Мне показалось, что я в раю! Посередине реки проплыл речной трамвайчик, везущий дачников на другой берег. Оля дернулась прикрыться, но Лена заметила ей, что оттуда, можно увидать только, что нас трое, не больше. Девчата опять затеяли играть в бадминтон. Я получил прекрасную возможность, увидеть их тела в новом ракурсе. В движении они воспринимались по-другому. Под кожей перекатывались мышцы, на короткое мгновение, подчеркивая, ту, или иную деталь. Их грудки качались и подпрыгивали. Попки принимали различные формы, когда они наклонялись, бегали. На время обнажались самые сокровенные места, чтобы снова спрятаться от моего взгляда. Я почувствовал, что член натянул плавки. Но, честно говоря, что-либо предпринимать было лень. Наигравшись, девчата снова залегли. Я стал задремывать. Но наше уединение было нарушено. Со стороны города подошел катер. Больше нашей лодки, с каютой на носу. И встал в десяти метрах от берега, чуть выше по течению, носом к нам. Ситуация получалась следующая. Если девчонки лежали, то их почти скрывал небольшой песчаный холм. Но стоило им встать, даже на колени, то с катера прекрасно можно было их разглядывать. Я почувствовал досаду. Какого черта приперся! Что стоит. Не видно, что место занято! Но текли минуты, а катер не менял свое положение. Только изредка кто-то появлялся на корме. Что творилось в каюте разглядеть, сквозь тонированные окна, было нельзя. — Чего они приехали? — спросила у меня Лена. — Места что ли мало? — Не знаю, может рыбаки, вон удочки торчат. Кто-то мне говорил, что-то на течении хорошо ловится. Не помню, правда, что. Им не до нас. Сначала девчонки притихли.

Потом привыкли к катеру и продолжили неторопливую беседу, как это водится у женщин, обо всем сразу. Но я заметил, что Оля стала делать в разговоре более длинные паузы, как будто что-то ей мешало сосредоточиться. Их разговор стал затухать. Я сидел не шевелился в ленивой истоме. Но Оля привлекла мое внимание. Нарочито небрежным тоном она сказала, что пойдет, возьмет полотенце из сумки, чтобы подложить под голову, а то мол, неудобно. Не спеша, встала. Обошла подстилку, с лежащей на ней Леной кругом и пошла к сумкам. Бросила на меня взгляд. Я не шевелился. Наверное, она решила, что я заснул. Села на корточки около сумок достала полотенце, и, также не торопясь, вернулась. Мне это показалось странным. Не было никакой необходимости идти к сумкам по самому длинному пути. Я стал наблюдать за ней.

Она повозилась, складывая полотенце, легла. Некоторое время лежала спокойно. Потом сказала просто в воздух, ни к кому не обращаясь, что ей надо посмотреть ее резинку для волос. А то жарко стало. Опять, не торопясь, пошла к сумкам. Сначала присела у одной. Потом, бросив на меня осторожный взгляд и, окончательно поверив, что я сплю, встала на четвереньки, делая вид, что ищет резинку. Хорошая штука темные очки, невозможно понять, куда ты смотришь, и смотришь ли, или спишь. Сумки заслоняли ее от Лены, поэтому та не могла видеть, что Оля ничего не делает. Просто стоит на четвереньках попой к катеру. Следующее ее движение мог видеть только я. Она раздвинула ножки, и, как будто продолжая поиски на самом дне, и нагнулась. Теперь только до меня дошло, что это значило. Девочка демонстрировала себя тем, кто мог быть на катере. Она постояла в такой позе. Я отчетливо слушал ее прерывистое дыхание. Встала, пробормотала: «Наверное, в лодке», и пошла к нашему катеру. Я смотрел ей в спину. Между ее губок блестела влага. На катере она не немного постояла в полный рост, ухватившись за верхнюю дугу. Картина была — загляденье! Белый открытый катер. На нем — голая девушка, вытянувшаяся во весь рост. Оля подтвердила мою догадку полностью. Она походила по катеру, свешивалась через борт, несколько раз мазнула себя пальцами по клитору. Иногда она замирала на пару секунд. Одним словом, все, что она делала там, никак не походило на поиски. Зато выглядело очень возбуждающе. Я даже забеспокоился, не вылез ли мой «дружок» из плавок. С трудом, оторвавшись от созерцания Оли, я бросил взгляд на Лену. Судя по ее напряженной позе, она не спала, а любовалась на подружку, вместе со мной. Оля вернулась, заторможенной походкой, и легла рядом с Леной.

Стояла тишина, нарушаемая, только ленивым плеском волн. Обратно прошел речной трамвайчик. Вдруг взревел мотор, и соседний катер, с разворотом, ушел. Лена делала вид, что спит, а может, и в самом деле заснула. Оля некоторое время лежала спокойно, потом, решилась, провела пальцем по ее телу, задержавшись, по очереди на грудках, и на лобке. Я видел, как она водила пальцем по лобку, спускаясь ниже и ниже… Затем Олин пальчик нырнул глубже. Лена немного раздвинула ножки, приглашая подружку играть дальше. Оля, воспользовавшись приглашением, запустила туда два пальчика. Сначала она игралась с клитором подружки, потом ее пальчики, сразу два нырнули в дырочку. Оля с упоением, лежа на боку, ласкала мою жену. Она водила пальцами вперед, назад, крутила ими у нее внутри. Лежа изменила позу. (Специально для — Широко раздвинула ноги, а одну еще и согнула в колене. Теперь вся ее промежность была открыта. Олина рука запорхала там изощреннее. Время от времени, она шлепала ладошкой по мокрым, набухшим от возбуждения губкам подруги. Лена стонала и выгибалась от ласок своей племянницы. Протянув руку, она наклонила Олю к себе, и приподнялась, целуя ее. Их языки сплелись. Лена опустила руку вниз и, чуть раздвинув ножки племянницы, стала дарить ей ответную ласку. Оля не останавливаясь ни на секунду, закинула свою ногу на подружку. Так продолжалось несколько минут. Я слышал их возбужденное дыхание, стоны. Затем Лена издала хриплый вскрик, выгибаясь и прижимая девочку к себе, как можно сильнее.

Ее тело пронзила дрожь, сразу же к ней присоединилась Оля. Она по-особенному застонала, и, и замерла, переживая свою кульминацию. Я не мог отвести от них глаз. Они обе тяжело дышали, отходя от пережитого удовольствия. Оля расслабленно гладила Лену, и нежно целуя ее везде, что-то сказала. Лена, бросив на меня взгляд, ответила. Я услышал: «Да, у них и во сне может встать». Потом Оля заговорила быстрее. До меня донеслось: «Как в прошлый раз, так хочется, не представляешь, пожалуйста!». Лена кивнула и приподнялась, освобождаясь из объятий своей подруги. — Ты самая настоящая развратница! Милая развратница — произнесла она. — У меня была хорошая учительница, — с улыбкой, парировала Оля. Голая Лена подошла ко мне и опустилась на колени. Наклонившись, стала покрывать мой стоящий член легкими поцелуями через плавки. Аккуратно оттянула резинку, опуская плавки вниз. Мой набухший «дружок» оказался перед ее лицом. Лена оглянулась на племянницу, которая внимательно смотрела представление, разворачивающееся перед ней. Я решил, что пора «проснуться». Положил руку на затылок жены и пригнул ее, побуждая не медлить. Мягкие губы коснулись моего члена, бойкий и умелый язычок жены действовал уверенно. Она своей подруги показывала класс! От острого желания немедленно кончить ей в рот на глазах девчонки у меня сладко заболела поясница. Но я сдержался. Остановив приятный процесс, я поднялся с кресла. — Не так. Пойдем, — взял ее за руку и увлек к лодке. Оглянулся и махнул рукой Оле, чтобы шла за нами.

Наша лодка была открытая, с подобием палубы на носу. Вдоль борта тянулась литая скамейка из белого пластика. На катере, я посадил Олю на скамейку, а Лену поставил перед ней на четвереньки. Поняв, что я хочу, она потянулась к раздвинутым ногам своей любовницы. Я вошел в Лену легко, и мы сразу задвигались в едином ритме. Оля руками прижала ее голову к своей щелке и откинулась назад, подчиняясь нашему ритму. Лена выгибалась подо мной, подаваясь навстречу моим ударам. Оля, застонала громко и протяжно. Как вчера на улице она непрерывно кончала. Внезапно Лена замерла подо мной и забилась в приступе удовольствия. Я не останавливался, вгоняя вглубь ее дырочки свой член. Так продолжалось еще пару минут, на протяжении которых я изнемогал от желания, обладая двумя великолепными телами. Почувствовав, что настала пора, я вышел из Лены, и, подняв ее, почти швырнул на скамейку, рядом с племянницей. Две голых девчонки, горящие от возбуждения, полулежали передо мной. Стоило мне только дотронуться до моего вздыбленного члена, как она начал извергаться на них.

Сперма брызнула на грудь и живот Лены, одна струя досталась Оле, оседая каплями на ее теле. Я испытывал невероятное опустошение. На негнущихся ногах, подошел к своей жене. Она безропотно стала слизывать последние капли с моего члена. Оля открыла глаза. С недоумением посмотрела на свою мокрую грудь. Провела пальцем по правому соску, размазывая сперму. Поднесла его к губам и облизнула. Посмотрела на подружку. Я немного отодвинулся, заправляя «дружка» в плавки. Оля нагнулась и поцеловала свою любовницу прямо в мокрые от спермы губы. Крепко поцеловала. Казалось, их поцелуй длился целую вечность. Они прижимались к другу сильнее и сильнее. Их груди соприкоснулись, размазывая жидкость по телу. Оля настойчиво давила на свою подружку, пока та окончательно не опрокинулась на скамейку. Добившись своего, маленькая проказница стала тщательно облизывать ее тело. Потом нависла грудками над лицом Лены. Теперь та заработала язычком, особенно тщательно лаская соски девушки. Никакой резкости, никакой агрессии, не было в их движениях. Только любовь и нежность… Искупавшись в реке мы долго валялись на пляже, отдыхая от пережитого. Над нами сияло яркое солнце на пронзительно голубом небе — единственный свидетель происшествия.

Адрес автора: i1993i@ya.ru

Читайте также...

Поездка в Польшу

Ужe нaчaлaсь зимa. Врeмя прoлeтeлo тaк быстрo. Кaзaлoсь, тoлькo нaчaлся втoрoй курс, a ужe приближaлaсь …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

40 queries in 0,607 seconds.