Обратной дороги нет

Мне 31, зовут Кирилл. И мне мое имя не нравится с детства, то Кирюша, то женское Кира, но самое противное, что Кирилл хорошо рифмуется с дебил.

Это такое предисловие. Женщина, с которой я сейчас встречаюсь, вообще меня по имени не называет, почти каждый раз у меня новое прозвище, иногда совсем не литературное.

Но меня это даже заводит, потому что я — ее секс. игрушка.

А ее зовут Ирина, и старше меня она лет на 5, а может быть и больше. Скажу, что женщина она просто шикарная. Не смог бы я унижаться перед какой то там страшилкой. У меня всегда были очень милые, красивые, да, серьезно, девушки, наверное, потому что я сам далеко не дурен. Не хвастаюсь, так они сами всегда говорили.

Но моя сексуальная жизнь зашла в тупик уже несколько лет назад. Нет, я не импотент, ни в коем случае, но все стало пресно. А роль жеребца мне пресытила еще в студенческие годы. Да и какой я жеребец с 14 см? По этой причине у меня даже комплекс образовался.

Пишу я это очень постыдное откровение уже несколько месяцев. Для кого? Наверное для себя и не знаю, решусь когда либо опубликовать сие на каком-нибудь порно-сайте.

Отношения у меня с Ириной такие: она зовет, когда ей хочется, я прибегаю как собачка. У нее в прихожей весит собачий ошейник с паводком. Это для меня. Вылизать, а то и подлизать я всегда готов. Да и два страпона мои тоже у нее, за что я ее просто боготворю. Нет, страпонит она меня и очень жестко не для моего удовольствия, а для своего. Для этого же я дрочу перед ней и… Но зачем забегать вперед, когда передо мной с десяток мною подробно описанных встреч.

Две первые встречи произошли в эти майские праздники у меня дома, я как бы сдавал экзамен на пригодность. А потом уже я приехал за город к ней домой. Да, Ирина живет не в квартире, как я, а в приличном доме, хоть и одноэтажном. Живет, на сколько я знаю, одна. Я вообще мало чего знаю, можно сказать, вообще ничего не знаю про эту загадочную женщину.

Когда за высоким забором я впервые увидел красный «Ниссан», Ирина спросила:

— Машину водишь?

Я честно ответил, что нет. И тут же услышал в свой адрес:

— Ну понятно, баба, она и есть баба.

Я и не спорил.

У меня есть даже обязанности, как у бытового раба, стричь газон вокруг кустов и деревьев, клумб с цветами. Хорошо еще не заставляет полоть грядки, наверное потому, что этих грядок нет. Вообще в этом саду происходит много чего интересного. В доме я тоже иногда работаю с пылесосом в голом виде и часто с торчащим членом. Также в передничке и с голой жопой подаю на стол. А мне нравится. Я не раб, на какие — то крайности не готов психологически… ну смотря что считать крайностями. В сексе мы уже дошли до этих крайностей. Еще скажу, что до встречи с Ириной я был уверен, что такие отношения бывают только в постановочном порно или в каких то салонах, где практикуется садо — мазо за деньги. Здесь все не так, все натурально.

В начале июня, это было в пятницу, Ира позвала меня вечером. По телефону она почти всегда говорит вежливо, даже учтиво.

— Ты сможешь приехать сегодня часов в семь?

— Да, конечно

— Ну и ладненько. Возьми пару бутылок шампани и все. Будешь себя хорошо вести — оставлю на ночь.

— Я постараюсь, Ирина.

Я подъехал на такси около 19 часов. У ворот стояла какая — то черная иномарка. Я позвонил так, как она мне говорила, как звонил всегда. Мне открыл совсем не высокий лысоватый мужчина и каким то не мужским голоском сразу спросил:

— Вы Кирилл?

— Да

— Проходите, Ирина Дмитриевна отдыхает после сеанса.

Мужик был прикольный, с кривыми волосатыми ногами, в шортах и расстегнутой рубашке. Мы прошли в дом, в большую комнату. Ирина лежала на полу, на матраце, укрытая до плеч простыней.

— Ирочка, все, можно подниматься… а молодой человек не помешает?

— Не помешает

И она поднялась на ноги. Простынь упала ей в ноги. Ее загорелое тело, а загорала она голышом, может возбудить кого угодно. Абсолютно голая, она не спеша взяла халат со стула и надела его. Впервые я был одет, а она голая. Лысый заторопился на выход, что то постоянно болтая

— Иди на кухню, там в холодильнике фрукты, помой — можно сказать ласково приказала мне она.

Оказывается это был ее массажист, прикольный дядька, педик похоже. Странно, что он ее массировал голую. Да разве это мое дело?

Я уже вымыл бананы, ее любимые грейпфрукты, персики, и все это пытался уложить в вазу, когда она вернулась босая в этом коротком шелковом халат с яркими узорами на черном фоне.

— Борзеешь, сосунок, — начала Ирина — вошел в дом, не поздоровался, уставился на меня голую и до сих пор в штанах!

— Простие, я думал Вы..

— Ну начинается, опять выкаешь?! Сколько тебе раз можно говорить — не люблю я этого, еще скажи «моя госпожа». Насмотрятся порнухи постановочной… все искусственно там, аж даже противно становится. Быстро раздеваться!

Я снял футболку, разулся, снял белые брюки вместе с трусами. Эта ситуация всегда меня волновала. Как на каком — то мед. осмотре я стоял почти по стойке «смирно», мой начисто выбритый член стоял по этой же стойке.

— Вообще — то ты красавчик, только писюн тебя подводит. Ладно, убери свои шмотки в шкаф и быстро назад.

— Ошейник брать? — спросил я, вспомнив, что он висит в этом шкафу.

— Не надо, я сама тебя потом выгуливать пойду.

Потом Ира повела меня в свою просторную ванную, где она стояла под душем, а я нежно мыл ее всю шампунем. Член мой разрывался, но я не мог им даже коснуться ее бедра. Я все делал по ее команде. Мы уже встречались больше месяца, я знал, что она для меня совершенно недоступна в плане траха, что я могу видеть ее голой в разных позах, вылижу там, где скажет, но никогда мой член не коснется ее половых губок. Именно эта недоступность так возбуждала и притягивала к ней.

Я мыл ее очаровательные ножки с изящными пальчиками. О, она так любила менять цвет лака на ногтях, что я всегда таращился на них. Эта моя слабость.

Ира не дала мне сегодня нигде полизать. Я смыл с нее крем после массажа, аккуратно вытер ее упругое и такое округлое и желанное, уверен для многих, тело.

— Писька влажная, — подсказала она.

Это было для меня пыткой, член надувался, дергался. Ирина все видела, улыбалась, кажется она наслаждалась этим. Я нежно промокнул полотенцем ее лобок и чуть ниже. Потом помог ей выйти из ванной и надел на нее другой, белый халат. Она еще причесывалась перед зеркалом. И я вспомнил как раз после ванной поцеловал ее в голую попу. И тут же получил такую пощечину, потому что я сделал это без разрешения.

Через несколько минут я уже открывал шампанское. Ирина выпила до дна и закурила. Она сидела, закинув босую ногу на ногу и эротично пошевеливала пальчиками.

— Сколько дней ты не был у меня? — вдруг спросила она

— Пять

— Дрочил?

— Нет, ни разу, — соврал я.

— Мучался?

— Очень

— Ну еще немножко помучайся. Наливай, наливай, пить хочу.

Совсем без макияжа она была красива без оговорок. Ее короткая стрижка обнажала ее красивую шею, плечи. Она была брюнеткой, чего я мог понять по реальному цвету коротко подстриженного и аккуратно подбритого черного лобка. В ней явно проглядывалась южная кровь — кожа смуглая, будто всегда чуть загорелая, соски тоже темные и с четким окрасом. Грудь достойна особого внимания, потому что она была не просто красивая и сексуальная, она была какой — то развращающей, как стоячий член у парня. И все внимание принимала на себя, не смотря на то, что была не больше 3-го размера и не торчала вверх как у девчонок. Массаж делал свое дело. А если я сейчас буду описывать ее круглую попу и писю, то кончу, не касаясь члена.

— Все пялишься на мои ноги, фетишист?

— Да, глаз не отвести, — честно признался я, хотя она и так это знала с нашей первой встречи.

— Ну иди сюда.

Я сел голой задницей на холодный линолиум у ее ног. Ирина со своего бокала по — немножку лила шампанское сверху на свои пальцы ног, а я слизывал. Я уже встал раком, как сабочонка, и лизал как сумасшедший. Вино лилось уже и мне на голову. Пальцами и всей ступней Ира водила мне по лицу, а потом приказала:

— Открой рот.

Я уже знал что за этим последует… Пол ступни и все пальцы начали хозяйничать у меня во рту. Я стонал, потому что был перевозбужден. Ирина реально трахала ногой меня в рот.

Ну вот, наконец — то, она и завелась и сказала резко:

— Ну-ка быстро сел на жопу! Ноги развел!

И она встала на пол. Все произошло за несколько секунд. Влажной босой ступней Ира надавила на мой член и как то ловко протащила его по окружности и тут же сильно прижала его к полу

— Сам, сам!

Я только пару раз дернулся членом. Было больно и сладко…

— Ну! — закричала она.

И уже застонал я так, что мне пришлось прикусить нижнюю губу. Она продолжала дрочить его ногой сверху, сдавливая еще и яйца. А я кончал…

Голова закружилась, в голове зашумело. Даже спускать было больно…

Мне достаточно воздержания в сутки, а не в пять дней, когда ты постоянно думаешь о ней, когда ты ходишь со стоячим членом даже на работе, это настоящая пытка!

А потом я вылизал ее ножку и линолиум от остатков шампанского, перемешанного со спермой…

А через какие — то пять — десят минут я сидел как ни в чем не бывало за столом, снова заполнил бокалы вином. Мы пили, ели фрукты, курили и даже мило беседовали. Но я никогда не позволял себе лишнего в разговорах. Я уже кажется начинал кое что понимать в наших отношениях. Ирина очень ловко использовала принцип кнута и пряника. Ее настроение часто менялось, но она была естесственна и не изображала какую то строгую даму только для того, что она «верхняя», а я «нижний». Она была права, что в порно все наиграно — «ах, ты плохо лижешь, я тебя сейчас накажу» и тому подобное. Ира могла просто неожиданно сказать ласково: «пойдем, я сейчас тебя ремнем выпорю», и не потому что она Госпожа и так надо, а потому, что этого ей хотелось. Солнце уже село, было почти десять вечера, но на улице еще светло. Наш разговор затянулся. Мы уже допивали вторую бутылку шампанского. Я, как всегда, пил очень мало, поэтому Ирина захмелела.

Ее потянуло на откровенность и она, достав новую сигарету из пачки, неожиданно сказала:

— А ведь ты, жопа, хитренький, ты совсем не раб…

Я поднес горящую зажигалку к ее лицу. Ира прикурила и продолжала:

— В тебе, конечно же, есть много мазохистского, но ты просто такой увалень, пассивчик, а?

— Да, я с последней раставался, она мне так и сказала: «тебя хоть самого трахай», — честно ответил я

— Вот я тебя и трахаю. Ебу — ебу и никак не заебу. А ты не та тряпка, которых я перевидала. Ты с чувством достоинства, унижаешься, как пес ноги лижешь, а все равно гордый, бля… Как мой Француз. Тот ноги мне вылижет и между ног, преданный, а сядет и такой важный…

— Я тебя чем — то расстроил? — тихо спросил я.

— Нет. Просто я увидела в тебе все это в первую встречу. Сначала подумала, что этот воспитанный мальчик решил поиграть в садо — мазо, испытать чего — то новенького, остренького. Я даже, честно тебе скажу, хотела опустить тебя, как говорят, ниже плинтуса, а потом пустить по кругу. Это я нашла бы с кем. Потом, думаю, нет, поиграюсь сама… Наливай, а не дрочи его там под столом.

— Я его не дрочу, а узлом связываю, боюсь описаться, — улыбаясь ответил я.

— Да уж твою пиписку свяжешь! Тоже мне шланг нашел! Рассмешил. Ладно, пошли в сад, а то я сама описаюсь…

В прихожей я достал из шкафа ошейник, протянул ей и встал на четвереньки. Самое сложное было спуститься с крыльца и быстренько с бетонной дорожки на газон, чтобы не стереть коленки до крови. Но поводок держал меня, и я семенил рядом со своей хозяйкой. Ирина шла босиком. Трава была прохладная. Я уже готов был просто обоссаться, но в то же время член стоял, и я не знал как быть.

— Стоять, — тихо скомандовала Ира.

Я замер на месте и почувствовал, как она встала надо мной сзади, потому что ее голые коленки сжали мою задницу с обеих сторон.

Ира замерла только на пару секунд и тут же мурашки побежали по моей спине. Горячая сильная струя ударила мне в низ спины…

Где — то лаяли собаки, трещала ночная саранча и божественная журчащая музыка надо мной. Струйки скатывались с моих бедер по ляжкам, текли между моих ягодиц по яйцам… Не описать этого чувства. Мурашки по всему телу.

Когда она закончила, обоссав меня снизу всего по — пояс, сказала:

— Ну, давай, француз…

Не первый раз она выводила меня в сад на поводке. Поэтому я оперся на левую коленку, а согнутую правую приподнял вверх. Ира ждала, дернула за поводок. Какой — то мучительный напряг и с болью я начал ссать себе под пупок и на левую ляжку.

— Ну слава Богу, разродился, — тихо засмеялась Ирина и снова дернула за поводок. Шея уже побаливала, но мне было наплевать. По команде я перевернулся на четвереньках к ней лицом. В полумраке я видел, как она распахнула подол белого халата и прошептала:

— Лижи, француз, подмой свою хозяйку.

Расставив ноги, Ира рукой ткнула мою морду себе под стриженный лобок…

Француз — это ее любимая овчарка, кобель, который жил в этом доме и погиб два года назад под колесами грузовика.

Наконец — то Ира вскользь призналась, что давала псу себя лизать. Но я старался не хуже, хотя был наслышан, что у собак такой шершавый и маслянистый язык, равного которому не сыскать.

— Теперь выше, — как — то хрипло приказала она.

Я тут же принялся лизать набухшею горошенку клитора. И тут же Ирина сильно схватила меня за волосы, оттянув мою голову назад и зло прошипела:

— Ты забыл, сучонок, что я люблю, когда его сосут!

— Прости, — прошептал я и принялся за дело.

Опять какой — то шум в голове. Я сосал нежно и энергично, ощущая как вздрагивает мой член… Я чувствовал, что она кончала, только никогда не мог определить, то ли Ира так продолжительно кончала, то ли это были несколько оргазмов подряд. Да и какая разница? Главное, что я мог всегда ее удовлетворить!

Потом она просто оттолкнула мою голову от себя и приказала повернуться на четвереньках к ней задом. И тут же я получил пинка по яйцам. Взвыл и упал животом на холодную траву. Это было впервые. Меня даже затошнило. Я лежал, уткнувшись лицом в траву и постанывал от боли. А она поставила босую ступню на мою голую жопу и водила по ней молча с минуту.

— Ладно, с одного раза не станешь импотентом. Поднимайся, поводок в зубы и домой. Ночная прогулка закончена.

Потом снова в душе она ополоснулась, и я снова вымыл ей ножки. Потом быстро помылся сам.

Как ни в чем не бывало, Ира снова стала дружелюбной. Мы допивали шампанское. Я сидел на полу у ее ног. И член снова стоял по стойке «смирно», упираясь мне под пупок. Она шикарно развалилась в этом легком кресле совершенно голая, и казалось совсем не собиралась спать.

Кстати, это я еще в первую встречу осторожно предложил Ирине, что мог бы быть собакой на поводке у нее, совершенно ничего не зная про ее овчарку. Она тогда еще спросила: «А ты уверен, что сможешь?». Тогда я по ее интонации сразу заподозрил, что скорее всего чего то не знаю. Но ответил «да». А Ирина на полном серьезе сказала: «У меня около дома собачья будка есть. Она сейчас пустует. Будешь в ней жить. Сейчас почти лето, поэтому жить в ней будешь голым. Лаять-то умеешь?» Я тогда чуть рот не раскрыл от ее слов. А она громко рассмеялась. И только тут я понял, что она меня развела. А потом добавила: «Нет, не сможешь ты стать псом. А знаешь почему? Любой пес умеет свой член с яйцами лизать. А тебе до своего коротыша ртом не достать!». И снова рассмеялась мне в лицо. Но разве я мог о чем — то жалеть даже сейчас, после этого пинка по яйцам?!

Ее груди, голый живот, бедра, ноги — все сводило меня сума. Сколько у меня было разных красавиц, но такого чувства я не испытывал никогда.

— Слушай, пупс, ты очень скрытный почему — то. На мои вопросы отвечаешь кратко, будто боишься, что я узнаю о тебе чего то такого. Ты вроде бы весь голый передо мной и готов выполнить мою любую прихоть, но все равно я о тебе мало что знаю. У нас с тобой вроде бы складываются отношения, полтора месяца встречаемся…

— Я не знаю что говорить.

— Хорошо. Я буду спрашивать, а ты будешь честно отвечать. Только честно.

— Честно.

— Когда у тебя последний раз была женщина?

— Уже больше пол-года прошло.

— Мама мия! И что, ты все это время дрочишь?

— Да, каждый день по нескольку раз. Теперь не дрочу, когда ты мне запрещаешь.

— Да ты оригинал, пупс! А почему? Не было приличной женщины? Уверена, что ты бабам нравишься. Ну твоя пиписка, конечно же, почти детская, зато язычком умеешь как лесбиянка. Я знаю что говорю.

— Мне они надоели.

— Как это? Может ты мальчиков больше любишь и не признаешься?

— Да нет, я не педик. Просто я искал такую как ты.

Ира долго и внимательно смотрела на меня, что я не выдержал ее взгляда и опустил глаза.

Я на минуту вспомнил свою бывшую любовь…

— Так, кажется, я поняла.

И начала расспрашивать подробно про Ольгу, мою последнюю женщину. Немножко странно, но я честно отвечал на все вопросы.

— Тогда сразу другой вопрос. Ты у парня или у мужчины в рот брал? Мы договорились, что только честно.

— Нет, Ира, я же говорю — не педик.

— А то натуралы не сосут, не смеши меня. Как ты страпон сосешь — натуральная хуесоска! И жопа твоя разработана как влагалище матери — героини! Ах, да, ты рассказывал, что много лет трахал себя. Потом твоя Оля тебя ебала. И что, ни разу не было желания, чтобы тебя мужик реально отъебал?

Я замотал головой.

— А если я прикажу? Ты же не сможешь мне отказать?

Я посмотрел на нее. Ирина явно не шутила.

— А покраснел — то опять как юнец. Ну так что? Я жду.

Я кивнул.

— Я не слышу, пупс

— Да, — тихо ответил я

— Вот и молодец. Ну учти, если в самый момент ты начнешь капризничать вдруг… я выгоню тебя. Выгоню навсегда. Была уже глубокая ночь. Ирина впервые оставила меня у себя на ночь. И я вдруг подумал, а где я буду спать? Может и не буду, буду лежать около ее ног как Француз и охранять ее сон. А жаль, что я не могу лизать свой член, у себя бы я даже отсосал. Сперму — то свою много раз пробовал.

Ирина повела меня в свою шикарную спальню, чуть ли не половину которой занимала огромная кровать. Включив люстру, она сбросила на ходу белый халат на пол. Я сзади шел и наслаждался этим зрелищем. Боже, какая возбуждающая попа! Как она поигрывает половинками при каждом шаге! Как же я хочу ее бесконечно лизать!

Потом в комнате остался гореть только красный ночник. Она достала из тумбочки знакомую веревочку с петлей. И перетянула мне член с яичками. Осталось взять перо и начнется сладкая пытка. Но перья так и остались в вазочке. Ира легла на кровать на спину и широко расставила согнутые в коленях ноги. Я ждал только команду. Мой член не больно, но был сжат под яйцами и уже не реально раздувался.

Через несколько секунд я полусидя на полу и полулежа на кровати вылизывал ее писю… Когда я осторожно начал сосать ее набухший клитор, Ира схватила меня за волосы и застонала. Она так обильно кончала, что иногда мне казалось, что ее сока было больше, чем у меня спермы. Я снова лизал и лизал. Все щеки у меня были влажными и липкими. Я не вольно терся членом о край кровати и боялся кончить. И тут я услышал, как она со стоном сказала:

— Лезь ко мне…

Я не понял чего она захотела, но встал коленями на край кровати перед ней.

— Ты чего, не понял, тупица? Ложись на меня.

Мне показалось, что я ослышался

— Блядь! Ты чего, не слышал команду?!

Меня всего затрясло еще до того, как я почувствовал ее тело.

— Ну! Уже забыл как это делается, мальчик?

Это сон или… Меня трясло как девственника, как в первый раз. Я вошел в ее влагалище и чуть не кончил сразу. Сжатое кольцо вокруг яичек тормозило мой оргазм, но не надолго. Какая она гладкая и упругая и мой член в ней! Я держался на локтях, боясь лечь на нее всем телом. Я так плотно чувствовал ее живот и грудь… Нет, я сейчас сума сойду!

— Где она?… а вот

Она нашла конец веревки и дернула, что я вскрикнул. Мои яйца оказались в жесткой петле, а веревка сдавила ложбину между моих ягодиц.

— Кончать будешь только по моей команде, — прошептала Ира, — понял?

— Д-а-а, — с трудом ответил я и медлено вошел в нее весь.

Началось невобразимое. Я чувствовал ее всю. Ее влагалище было глубоким, как я мог и предположить. Получалось так, что я подстраивался под ее желания и движения. Я подмахивал ей, а не наоборот…

— А… медленее, — стонала она

— Да-а…

О, Боже, дай мне продержаться еще!

И тут она начала кончать.

— Нет, — почти закричала Ира, — не сейчас!… Еще… еще.

Веревка терла мою жопу, она нещадно дергала ей.

— Все, давай!

Дальше я себя не контролировал. Я спускал опять с болью, но казалось, что сперма лилась медленее, чем я мог…

И тут Ира кажется бросила веревку, потому что вцепилась в мою спину ногтями. Я был счастлив, что моей женщине было так хорошо. Казалось, что кончал я бесконечно, пульсируя внутри… Мы стонали, даже кричали от удовольствия… Я не прекращал движений и мой член даже не думал падать. Без перерыва все началось снова…

Мы взмокли от пота, а под яйцами образовалась целая лужа, липкая лужа.

Потом, когда я вышел из нее, я лежал на животе рядом. Прошло минут десять, может быть больше и Ира спросила:

— Еще сможешь?

— Француз постарается, — смело ответил я

— Переворачивайся, юморист

Ира обхватила мой липкий член. Он ослаб, но тут же вскочил в ее руке. Она сняла веревку и села на член сверху. Скачки начались сумасшедшие. Я гладил ее бедра, ляжки. Ее большие груди прыгали над моей головой. Тут наши взгляды встретились, я видел, как Ира просто болдела от этой ебли. Она упиралась руками о мои плечи. Но тут я получил звонкую пощечину:

— Убери свои глазища наглые

— Еще

— На, сучка!

— Еще

— Получай! А… А-а-а…

Ира кончала. Она просто села на меня, не прекращая скачек, а я трахал ее снизу. Она лупила меня пощечинами слева и справа и кричала, потому что плыла на мне. Оргазм за оргазмом…

Мое лицо горело огнем, но я был счастлив… Когда мы засыпали, уже светлело.

Утром что — то изменилось. Ира как — то пыталась больше молчать. Мне показалось, что ей даже не по себе от того, что между нами это произошло. Мы одетые выпили кофе, и я сам сказал:

— Ира, мне наверное лучше уехать, — даже не спросил, а сказал я.

— Да. Я позвоню.

Я вызвал по мобильнику такси и закурил за воротами этого дома. Была суббота, солнечный день, но мне даже не хотелось выходить из дома. Я лежал голый перед телеком и смотрел MTV. И вдруг меня как током ударило. А что, если после этой ночи Ира мне больше не позвонит? Наверное, она поняла, что перешла какую — то ту черту… Выходные прошли кое — как. Я не находил себе места, ходил с мобильником и в ванную, и в туалет, боясь пропустить звонка. Ира позвонила! Вечером в понедельник и, как всегда, спросила: смогу ли я приехать к ней завтра в 6 вечера?

Еще бы! Разве было, что я хоть раз не мог? Я был счастлив, надумал себе всякой ерунды и ходил как потерянный. Вот дурак! Значит, я все — таки ей нужен. Последняя ночь вообще была фантастической, хоть и без страпона. Ирина страпонила меня далеко не всегда, но это меня не расстраивало.

На работе я взял отгул на среду, предвкушая, что она снова оставит меня на ночь.

Мне снова открыл калитку этот лысый в белых шортах и цветастой распахнутой рубашке с коротким рукавом. Очень вежливо он поздоровался со мной за руку и проводил в дом, что — то болтая про свой оздоровительный массаж.

Картина была почти как в прошлый раз. В центре большой комнаты на полу лежал матрац. Только на нем была только белая простынь, а Ирина сидела в кресле в каком — то новом блестящем красном халате. Ее обнаженные и загорелые руки и ноги блестели после массажа, как в прошлый раз. Но запах был другой, какой — то эротический от букета цветов на столе и чего — то еще.

— Здрасте, — глупо получилось у меня.

— Привет, Кира, — улыбаясь сказала Ира.

Я оболдел, она впервые назвала меня по имени за эти полтора месяца наших встреч.

Я поставил пакет с шампанским на пол.

— Хоть я и не просила, но пригодится. Да, Миша?

— Конечно, Ирочка, даже можно будет армянского коньячку, но сначало дело!

Значит лысого звали Михаил. И тут он снял рубашку. Он был босиком и в одних шортах. Я успел его быстро рассмотреть. Вобще — то довольно симпатичный мужчина лет 40, но весь черный от густых волос на теле, которые у него росли даже на плечах.

— Ну что, приступим? — не терпелось лысому.

А я не понимал что нужно делать. Опять чувствовал себя глупо.

— Давай, не заставляй никого ждать. Раздевайся, — сказала Ирина уже строже.

Я снял рубашку, джинсы, носки. У меня встал.

— Снимай быстро трусы и ложись на живот, — добавила она.

Я снял трусы, бросив их на пол. Ну если им захотелось сделать мне массаж, почему без трусов? Разве можно предугадать ее капризы? Она любила ввести меня в краску. А может быть у них так принято. Она ведь тоже в прошлый раз была голая.

То, что встал мой «коротыш», начисто выбритый, как всегда, они заметили оба. Не знаю почему, но я не стал его прикрывать руками. Наверное, было бы глупо, а разве я по — другому выглядел перед ними сейчас?

Лысый начал слегка массировать плечи, спину, прошелся по ягодицам, ляжкам.

— Расслабься, расслабься, ты скован, иначе все напрасно, — быстро говорил он, что то еще болтая про расслабляющий массаж.

Я лежал к ним спиной, но все равно прятал лицо, уткнувшись в край матраца. Его волосатые ноги или ляжки прижимались к моим бедрам и ниже. Щеки мои горели.

— Вот, минуточку отдохнем. Накрываться не будем. Я только руки вымою для другого крема.

Я почувствовал удаляющиеся шаги босых ног. Тишина. Я лежу не двигаясь в той же позе.

— Ну как тебе?, — вдруг тихо спросила Ира

— Хорошо.

— Сейчас будет еще лучше. Мишка — мастер своего дела.

Правда, я будто не лежал, а парил уже… Снова шаги. Он уже здесь, снова весело болтает про какие — то крема. И я чувствую нежный запах клубники и чего — то еще. Что — то возится за моей спиной, что — то открывает. И уже эти сильные, прохладные и очень нежные руки начинают гладить, щупать мою голую задницу. Запах клубники усиливается

— Кирочка, ножки раздвинем, — говорит он, будто разговаривает с маленькой девочкой.

Стыдоба, но я раздвигаю ляжки, чувствуя, как нежная кожа моей бритой мошонки становится свободна, и прохлада прошлась по ней.

— Ох, какая попочка! — услышал я за своей спиной.

Совершенно новое и неописуемое чувство стыда и возбуждения. Эти влажные, скользящие, нежные от какого — то фантастического крема пальцы возбуждали так, что мой член уже сочился, прижатый низом живота к простыни. Но это были мужские руки!!!

Я застонал, потому что палец и не один уже вошел в меня очень смело и нагло… А потом я резко поднялся на локтях:

— Нет! — вырвалось из меня

— Да! Да! — услышал я громкий голос Ирины, — ты, что, забыл?!

Я смирился.

— Ну зачем же так нервничать, Кирочка, ты же хорошенькая девочка…

Миша говорил и пыхтел мне куда — то в затылок. Я ничего не соображал. Нет, это было не больно, но это совершенно не как страпон. Миша трахал меня как то не так, без резких толчков, нежно, но очень проворно. Я не сразу понял, что я ему уже подмахиваю жопой в такт. Его потный и волосатый живот натирал мне зад и спину… Я не только смирился, мне было очень хорошо. Меня брали, имели, ебали и… это, оказывается, и есть моя суть?

— Кирочка, быстренько на спинку переворачиваемся! — залепетал Миша.

Я подчинился. Увидел, как перед моим лицом он встал в позу 69, сдернул красный презерватив со своего члена и вставил его мне в открытый рот. Я по инерции обхватил головку. Вкус кисловатый, сладковатый с ванилью. Его огромные яйца коснулись моих глаз. Я не видел, но Миша тоже взял у меня в рот. Я только начал сосать… И тут его головка замерла, раздулась, и горячие струи запульсировали у меня во рту… Я все проглотил. В эту же минуту кончил сам.

И только когда Миша поднялся с меня, и я выпустил изо рта его член, я увидел Ирину, склонившуюся на до мной. В руке у нее была маленькая видеокамера.

— Это для истории, девочка, — улыбаясь сказала она.

Значит она засняла все ЭТО?! А мне наплевать, даже возбуждает, черт возьми.

Ирина уже была без халата.

Втроем мы уже сидели в ее большой кухне за столом. Миша заявил, что по этому поводу первый тост за Кирочку! Он стоял голый ко мне боком. Волосатенький, пузатенький, с приличной ялдой. Значит, вот он какой мой первый мужчина! И только сейчас я заметил, что она у него была темная, как у коня, или негра. Член висел и был таких внушительных размеров, что я готов был признать себя девочкой, взглянув на своего коротыша. Миша с виду тоже был откуда — то с юга. А может быть они родственники?

Потом он вытащил из своей сумки большую, плоскую бутылку какого-то дорогого коньяка. И я подумал, что сегодня точно напьюсь, если разрешат…

Я пьянел и не мог понять, почему Ира как то сменила отношение ко мне. Нет, мне все нравилось, но все же. И тут она, как бы услышав мой вопрос, сказала:

— Кира, ты прошел все испытания, и мы решили принять тебя в нашу семью.

— Мы?

— Да. Я, Миша, скоро тебя со всеми познакомим.

Я совсем не привык к крепкому спиртному и пьянел быстрее всех. Потом помню какими то отрывками. Ира уже сидела на коленях у Миши и они сосались. Потом мы оказались в спальне. Тот же красный свет. Я вылизываю их обоих, точно помню как с удовольствием лижу бритые яйца и жопу Михаилу, когда он трахал Иру раком. И помню, что я не успел, как струя спермы брызнула мне в глаз, а потом я сосал член и глотал остатки спермы… Потом я спал на этой огромной кровати. Мне снилось, как кто-то приятно ласкал пальчиками мое очко, но я быстро понял, что это не сон, когда толстый член снова вошел в меня. Сначала Миша трахал меня раком, потом сам перевернул меня на спину, задрал мои ноги вверх и выебал как девку. Ирина в это время спала рядом. Домой я вернулся уже после обеда. Выходя из такси, сразу увидел старух из нашего подъезда на лавочке. Они презрительно посмотрели на меня так, будто знали, что со мной произошло. Я прошел как голый через строй.

В ванной я лежал долго, по — привычке поигрывая со своим членом. И мог спокойно поразмышлять. Но стоило мне вспомнить вчерашний вечер, как тут же член вскочил в воде. Хоть дрочи.

— Себе — то хоть, не ври, шлюха! — получилось у меня вслух, — признайся, что при удобном случае готов был и отсосать и в жопу дать мужику! Иринка сразу тебя просекла.

Но было одно но, я действительно не представлял себя с мужиком один на один. Гей — порно меня вобщем — то не заводило. Я пытался представить себя с кем — то с работы, или просто всматривался на кого — то на улице — мне эта идея совсем не нравилась. А вот при даме, которая бы меня принудила к этому… Так и получилось.

На следующий день, уже после работы, звонок по мобильнику. Это был Миша. Сказал, что нужно поговорить. Я сразу же хотел пригласить его к себе, но за неимением времени мы разговаривали в его машине. Шел дождь. Он сказал, что Ирочка уехала к родителям, но в субботу мы собираемся у нее. Мы разговаривали минут пятнадцать, после чего он вдруг спросил:

— Кирочка, минетик сделаешь сейчас?

— Здесь?

— Конечно. Сейчас отъедем куда — нибудь. На улице почти никого.

Через пару минут я уже сосал коричневую дубинку Миши… Вот тебе и без дамы.

Миша относился ко мне очень тепло, даже как — то полюбовно с первой встречи. На прощание он сказал:

— Очень скучаю по твоей очаровательной попочке. До субботы, милая.

Я до сих пор не знал, как мне реагировать на то, что он обращался со мной как с девушкой. И только улыбался ему глупо в ответ.

Два дня без секса для меня было много. Я лгал Ире, но не мог я не дрочить все эти дни!

Наконец — то наступила эта долгожданная и так волнующая меня суббота. День был не только солнечный, день был жаркий. Я подъехал в назначенное время. У ворот сегодня стояло две машины. Снова открыл мне Миша. Сегодня он был в шортах, но без рубашки. Он пожал мне руку, обнял и поцеловал в щеку.

— Проходи, дорогой, у меня шашлыки!

Ну вот, сегодня я «дорогой», а не «дорогая». Из открытого окна дома громко доносилась песня Лепса. Где — то рядом слышен был шум машины для стрижки газона. Кто-то косит вместо меня? Я прошел вместе с ним к мангалу и тут же увидел молоденькую, невысокую девочку, очень очаровательную. Она была в желтой футболке и без лифчика. Ее маленькая грудь выпирала вперед четкими сосочками. Футболка с трудом закрывала ее попку, но только дурак не поймет, что она еще и без трусиков. Я сделал вид, что не шокирован ее видом.

— Познакомьтесь, — сказал Миша, — это Дашенька, моя дочка, вернее племянница. А это Кира..

Девочка, на вид лет 16, протянула мне свою загорелую ручку с маленькими разноцветными коготками. Я ее поцеловал. Мне срочно нужно было поправить член в джинсах.

— Дочка, проводи Киру в сад, — предложил Миша девочке.

Она была такая же болтушка, как и ее дядя, и шустрая как мальчишка. Даша подвела меня к дивану — качелям с тентом. Ирины нигде не было видно. Еще, когда шли, я увидел чью — то свисающую босую ступню, явно женскую. Когда подошли, то увидел на этих качелях абсолютно голую блондинку, лежашую на животе.

— Познакомьтесь, это…

— А нас не надо знакомить, Дашуль, — сразу же перебила ее женщина и, поднявшись, тут же села нога на ногу.

Я был в шоке. Большие темные очки не смогли скрыть до боли знакомое лицо. И ее голос. Но блондинка?

— Ну, здравствуй, пупсик, не ожидал?

— Не ожидал, — расстерянно ответил я, и у меня что — то екнуло и мурашки по спине.

— Ну что ты стоишь как пугало, раздевайся!

Я разделся до гола, поправил свой торчащий член и сел рядом со своей бывшей Олей, бросив свою одежду рядом, на траву.

— Как он, не подрос? — спросила она, взяв меня за член, — смотрю ты до сих не в курсе почему я здесь.

— Нет

— Мы с Иришкой старые подруги. А я вот, представь, все про тебя знаю, француз… А передо мной строил из себя натурала. Я же говорила, что ты, Кирочка, педрилка! Ладно, не красней, тут все свои. Здорово же тебя Иришка взяла в оборот.

Я что — то начал понимать, но…

— Давай, сползай на траву. Я соскучилась по твоему язычку…

Оля откинулась о спинку качающегося дивана и бесстыдно широко расставила согнутые в коленях ноги.

Ее всегда начисто выбритую писю я помнил хорошо. Она была совсем другой, чем у Иры, с толстенькими к низу губками и без коричневого ободка.

Я разошелся, держа руками ее ляжки. Оля кончила быстро:

— Не останавливайся, — сквозь стон проговорила она.

Я уже сидел не на корточках, а прямо голой задницей на траве и дрочил свой член одной рукой. Я то вылизывал писю и попу, то вводил язык прямо во влагалище… Так увлекся, что не заметил, как к нам кто — то подошел.

Это была Ира с каким — то симпатичным парнем приблизительно моего возраста. Они стояли в обнимку и тоже голые.

Конечно же я оглядел член парня. Он был приблизительно одного размера с моим, даже чуть короче, только у меня бесстыдно стоял, а у парня свободно висел. Наверное, я всю жизнь буду краснеть из — за своего коротыша!

— Не успел прийти, как в ножки к своей не наглядной бросился! — смеялась Ира.

Ольга поднялась с качелей, поправляя свои растрепанные на голове волосы и быстро парировала:

— Ну ему — то простительно, все — таки старая любовь. А ты? Не успела с парнем познакомиться, как потащила его в кровать? Кир, познакомься, это Олег, мой бывший.

— Почему бывший? — начал возражать парень, пожимая мне руку, — и настоящий тоже!

— Нет, теперь ты Ирочкин. Ну ладно, мы из — за вас еще не закончили, — вдруг произнесла Оля и, взяв меня за руку, повела куда — то в сад.

— Может лучше в кроватку? — крикнула нам в спину Ира, — мы вам там нагрели местечко!

— Вот сучка, никак не может без своих подъебок, — улыбаясь сказала мне Оля.

Мы уже подошли к дальней стенке металлического забора. Ольга села голой попой в траву под яблоню, в тенек и спросила:

— Кир, у тебя, правда, после меня никого не было?

— Правда. Разве тебе это интересно?

— А Ирку ты ебал?

— Ты раньше так не материлась.

— С кем поведешься. Так ебал или нет?

— Ну ебал, — ответил я честно.

— Значит не обманула. Я думала, она тебя просто как собачку держит. Ты же мазик у нас.

— Оль, не понимаю, тебе — то зачем все это? Твой Олег ебет Ирку, а ты…

— Да не мой он! Так, любовник на раз… первый раз он здесь. И впервые всех видит.

Я ничего не понимал. Оля будто ревновала меня. Потом она нежно обхватила мой член рукой и начала дрочить. Я застонал, потому что уже не мог терпеть от вида голых тел и куни. Оля нагнулась головой к моему животу. Она быстро взяла его в рот и начала жадно, до боли сосать одну головку… Кончал я ей в ротик долго, откинувшись на спину в траву. Раньше она чаще отдавала сперму мне в рот, чем глотала.

— Узнаю твой вкус не спелого банана. Ну ладно, пойдем, слышишь шумят? Все уже на Мишкины шашлыки собрались, кроме нас.

В беседке за круглым столом было шумно. Собрались все. Ирина сидела на коленях у Олега и ели с одного шампура. Рядом Даша, уже без футболки. И с ней незнакомый мне долговязый парень, лет 18. По другую сторону сидел Миша.

— Ну вы, друзья, совсем даете! Уединились где — то, забыли про нас, про шашлыки! — громко говорил он нам.

Я как будто попал на праздник нудистов. Мы сели с Олей вплотную. Ее голое тело снова возбуждало меня. Кажется, она специально терлась об меня, особенно пальцами ноги о мои ступни.

Пили какое — то красное самодельное и очень вкусное вино. Ели сочные шашлыки, сок с которых капал не только на большие тарелки, но и на голые груди и ниже. Заправлял всем Михаил. Но Королевой бала была Ирина, сидя на коленях у Олега, она как бы возвышалась над всеми. Было весело и шумно. Не знаю, как реагировали соседи за забором с двух сторон, ведь легко было догадаться, что за компания тут собралась, если просто прислушаться к разговорам. Но меня это меньше всего волновало. Я уже почти два месяца жил в каком — то сне. Ничего подобного не было со мной даже в студенческие годы.

— Так, а кто сегодня у нас дежурит под столом? — вдруг громко сказал Миша.

— Это как? — шепотом спросил я Олю.

— Это ноги всем лизать под столом и между ног тоже. Смотри, сейчас тебя выберут, — прошептала Оля мне в ухо, — но ты под стол не полезешь, понял?

Я оторопел. И увидел на себе снова тот высокомерно — издевательский взгляд Ирины. Она уже захмелела.

— Ну конечно же француз, — громко сказала она, — француз, марш под стол!

Но тут Оля схватила меня за руку и произнесла спокойно:

— Кира, нет. Что за француз? Я не вижу здесь иностранцев.

— Он знает…

— Его же приняли в семью, — продолжала Оля, — Он теперь со всеми на равных, и нет тут никаких французов. Твоего Француза мы с тобой вместе похоронили два года назад. Скорее всего под стол должен лезть Олег. Он вообще тут новенький, даже не в семье…

— Я его уже приняла в семью, — ответила Ира

— Когда? За эти пол — часа, что ты с ним покувыркалась в доме? А зачем тогда семья, которую мы придумали? И почему Кирилла мы принимали, согласовав все по интернету, а?

Все молчали. Получался явный напряг из — за меня.

— Девочки, не ссорьтесь, — вмешался Миша, — сейчас проголосуем и все.

— А че за кипеш, че нужно делать под столом — то? — вдруг спросил Олег.

— А под столом, Олежек, ты будешь всем ножки лизать и пальчики, кто захочет, сосать. А еще письки, и не только девочкам, но и мальчикам. У Кира отсосешь под столом? Он обязательно захочет кончить тебе в ротик, правда, Кирюш? — пояснила Оля

— Нее, я под это не подписывался, — начал возмущаться Олег.

— Сиди и молчи! — грубо сказала ему Ирина.

— Так, ну что, голосуем? — спросил Михаил.

— Нет, — теперь уже резко сказала Оля, — я все равно заблокирую ваше голосование.

— Ну тогда, Олечка, ты весь день и ночь проводишь только с тем, кого блокируешь. Таковы наши правила, — пояснил Миша

— Я знаю. Мы уезжаем, да, Кир?

— Да — четко ответил я.

Мы вместе встали из-за стола, держась за руки.

— А я вас не отпускаю! — заявила Ира. Она была пьяна.

— Хорошо, мы останемся, но только при одном условии. Если ты сама будешь лизать ноги мне и ему.

Я посмотрел на Олю с восхищением.

Ирина аж вскочила из — за стола. Она уже кричала:

— Что бы я у тебя и этой собаки?!

— Сама ты собака! — сказал я

Ирина начала орать, тряся большими сиськами. И я понял, что мой длинный сон закончился. Я как будто проснулся, увидев через стол ведьму.

Я помог собрать сумку Оле, моя одежда так и лежала около качелей. Вскоре мы вышли из — за ворот. И Оля громко рассмеялась:

— Я так и знала, что это произойдет. Она ведь и меня пыталась под себя подмять, только не на ту нарвалась! Ты пустишь меня к себе сегодня?

— Спрашиваешь.

В такси мы ехали молча. Оля только спросила:

— Не о чем не жалеешь?

— Нет.

Вскоре мы были у меня.

— Ничего не изменилось тут. Будто и не уезжала, — сказала Оля.

Сначала мы вместе приняли ванну. Я хотел ее прямо там. Во мне проснулся мужчина. Но Оля отстранила меня:

— Давай потом, Кир…

Я достал пару чистых футболок для нас. Мы их надели, но все же без трусов, сидели на кухне, пили сухое вино. У меня была куча вопросов к Оле.

— Прости меня, Кирочка, я виновата перед тобой, — вдруг сказала она, закуривая сигарету.

— Да ты что? Это я…

— Не перебивай, пожалуйста. Я тебе сейчас все расскажу. Я тебя привела к Ирке, я тебя и увела от нее… Я оторопел. А Оля продолжала. Она рассказала, что Ирину знает больше двух лет. Они вместе работали, были подругами и даже любовницами, не смотря на разницу в 11 лет. Я оболдел, она никогда не признавалась мне, что бисексуалка. Оказывается Ирине сейчас уже 38. Потом они поругались. Оля не стала говорить из — за чего. Где — то в это же время было сокращение в их офисе. Их пути разошлись. А потом она сказала, встретила меня и влюбилась.

— Призналась, наконец — то, — вставил я.

— А то ты не знал, или я тебе не говорила, бесстыжий! — смеялась Оля, — а еще хитрый и коварный. Развратил меня, заставил трахаться с тобой как тебе надо.

— Разве тебе не нравилось меня страпонить?

— Нравилось. Но ты иногда забывал, что я тоже сучка, и меня надо иметь часами

— Я старался, Оленька.

— Я не знаю, но что — то у нас пошло не так. Не обижайся, но для меня ты стал не столько мужик, сколько баба. И эти игры в садо — мазо… Просто я тогда была ко всему этому не готова. Принимала твои игры, сначала даже нравилось, а потом… Знаешь, я от тебя бы не ушла, если бы мы тогда поменялись местами даже.

— ?

— А потом, помнишь мой ноутбук сгорел? И я включила твой компьютер, тебя не было тогда, а там в одном браузере закладки, и я совершенно случайно зашла на один секс — сайт, прямо на твою страничку без всякого пароля. И зачиталась твоей тайной перепиской. Особенно запомнилось твое признание какой — то девке. У меня аж вспыхнули щеки от стыда. Она это знала!

Я так на тебя разозлилась и… изменила тебе, а сказала, что ездила домой. Глупо сейчас все вспоминать, но что произошло, то произошло. Помнишь как мы расстались?

— Помню

— Ты даже не знаешь, что я сейчас живу в своем городе.

— С родителями?

— Нет. Папа наконец — то достроил свой дом. Так что я одна в трехкомнатной квартире.

— А почему одна?

— Тебя, извращенца, ждала, когда ты приедешь и в ножки мне бросишься! Ладно, шучу. А потом как — то получилось, что мне позвонила Ирка. Узнала, что я одна… ну и тут началось. Мы помирились. Познакомила меня со своим новым, Михаилом. И тут началось. Я прямо кинулась в этот разврат. Даша, Андрюша, Миша…

— А кто эти молоденькие ребята?

— Да студенты. Мишка их содержит, а они у Ирки как две домработницы, да еще и секс — услуги любые. Кстати, Ирка до сих пор нигде не работает. Мишка ее в первую очередь содержит, влюблен в нее что — ли, как собачка у ее ног..

— Хочешь сказать как я?

— Да нет, Кирочка, ты игрок. Я все поняла про тебя: ты можешь и ножки вылизать и дать себя выпороть и выебать. Но ты играешь, а твоя так называемая «госпожа» сама на тебя работает, а не ты на нее… Вот, когда начался их бзик с этой семьей, я и предложила тебя.

— Каким образом? Ничего не понимаю…

— А ты вспомни, как ты с Иркой познакомился..

Я задумался. А ведь Ирина первая заглянула на мою страничку, а я клюнул, увидев такую женщину, да еще из моего города.

— Это я показала ей тебя на этом сайте. При мне она открыла там свою страничку, а дальше получилось все просто…

— Ну ты и опасная девочка, — произнес я с улыбкой

— У тебя училась. Кстати, я там тоже есть

— Где? На этом сайте?

Я уставился на нее. Потом достал еще одну бутылку.

— Подожди, подожди, у меня голова кругом идет. Так зачем ты меня с Иркой — то свела?

— Не знаю толком. То ли хотела посмотреть, как она об тебя зубы обломает, то ли… Но смотрю, вы чего — то заигрались вдвоем, да и уже втроем. Я же все про тебя знала. Ирка с удовольствием рассказывала, как ты унижался. Даже намекнула, что вот я не смогла тебя так обломать, а она… Для нее люди — это игрушки, попользуется и выкинет, давай новую. Еще та сука… Теперь твое место занял этот Олежек.

— А он откуда взялся?

— Я его привезла.

— Так он твой любовник?

— Ой, ну трахнулась с ним пару раз. Примитивный мальчик. Предложила его Ирке, та фотку увидела, сразу — вези.

— А ты все — таки изменилась за это время. Стала развратная какая — то.

— Ага. Твое воспитание. Развратная извращенка, пустилась во все тяжкие.

Мы пили вино уже крепленое, а я нисколько не хмелел, пытаясь все расставить на места. Но уже то, что Оля была у меня, это так здорово!

Но тут я вспомнил кое — что.

— Оленька, а она ведь сняла меня на видео, да еще с лицом, — сказал я

— Это когда ты реальным педиком стал?

— Ладно, не прикалывайся.

— Ну и что?

— Да я увидел какой она злой стервой стала, когда с тобой чуть не сцепилась. Аж слюна через весь стол летела. А вдруг она со зла все в инет выложит?

— Ой, моя девочка Кирочка описалась от страха! Не бойся, не выложит. Вообще — то она для меня эту съемку сделала, хоть я и не просила. Кстати, хотела, чтобы сегодня мы все вместе эту запись посмотрели. Жаль не получилось…

Оля прикалывалась, а я ничего не понимал.

— Когда я только приехала, она тут же мне язвительно так сказала: «Посмотри на своего. Даже не знаю что получилось. Еще не смотрела» и показала на камеру. А сама Олега под ручку и в спальню. Я включила прямо на камере. Ты лежишь голый на животе и к тебе подходит Мишка, тоже голый…

И она замолчала, глотнув вина из фужера.

— Да ничего я больше не видела. Вытащила флэшку и в свою сумочку ее. А потом пошла на качельки голышом. Доволен?

— Еще как! — обрадовался я, — значит она даже копию не сделала!

— Я эту запись сразу решила или выкрасть или уничтожить, потому что заране решила и тебя выкрасть из этой семейки. Уйти сама и забрать тебя.

— Тебе это удалось и очень эфектно.

— А мне понравилось, как ты Ирку собакой назвал. Но не радуйся, флэшка у меня, я поняла там весь компромат на тебя. Буду теперь я тебя шантажировать.

— Шантажируй, с тобой я на все согласен!

— Прям на все, на все?

— На все, на все!

Читайте также...

Вик

Моим верным читательницам Оле и SAFO посвящается… *** Ее звали Вика. Была она веселой симпатичной …

39 queries in 0,637 seconds.