Пьяный стриптиз

Никогда не думала, что придётся полюбить себе подобную. Я всегда была противницей однополых отношений и ласкать женские прелести мне представлялось противоестественным. Эта роль самой природой отводилась мужчинам. Тем не менее, я познала всю глубину самой нежной любви и поняла, что природа позаботилась и об этом. Возможно, я не права, но я попала в положение, когда к лесбийскому сексу меня склонили, и не оставили выбора. Я стройная, длинноногая, с гибкой фигурой и прямой осанкой, всегда привлекала к себе внимание мужской половины, но я также попала в поле зрения двух моих сотрудниц и даже не подозревала, что они лесби. Я как-то сразу им приглянулась и одна из них тут же начала действовать. Почему её выбор пал на меня? Я не знаю. Но, наверное, не случайно. Скорее всего лесбиянка увидела в моём поведении нечто недоступное другим. Что именно? Откуда мне знать.

А началось с того, что на очередной планёрке босс представил двух новеньких хорошеньких сотрудниц — Лену и Марину. По его словам, с этого дня они были зачислены в штат нашего отдела и, как говорится, просил любить и жаловать. Обе девушки по очереди встали и кивнули. На вид обыкновенные, как и все остальные — юные и симпатичные. И тогда в первый раз я встретилась глазами с Леной. Её взгляд почему-то дольше всех задержался на мне и смотрела она на меня оценивающе, с нескрываемым интересом. Я не придала этому значения. Все разошлись и я погрузилась в работу. Но Лена меня заприметила и стала прощупывать ко мне подходы.

В моей жизни вышло так, что мой муж меня бросил и ушёл к богатенькой даме бальзаковского возраста. У неё зачесалось в одном месте и она поманила пальчиком, когда он замаячил на её горизонте. Затем потрясла перед его носом брачным контрактом, в котором значилась сумма с шестью нолями в долларовом эквиваленте. Он сразу заявил, что меня разлюбил, потому что без памяти влюбился в эту набитую баксами престарелую свиноматку и теперь хочет развода. Что-ж, сцен я устраивать не стала, как говорится, сердцу не прикажешь. Развод так развод. После чего я вела одинокий образ жизни и второй раз замуж не торопилась. Мужчины знали о том, что я в свободном плавании, и частенько за мной ухлёстывали. Но иногда я замечала на себе и долгие взгляды Лены.

Девушка проявляла ко мне интерес, а я не обращала на это внимания. Как-то раз в служебном туалете, помыв руки, я потянулась за бумагой и оторвала от рулона кусок. И Лена тоже, тут как тут оказалась возле рукомойника рядом, и так же потянулась за бумагой. И как бы невзначай её рука встретилась с моей, её мягкие тёплые пальцы погладили меня за предплечье, и затем, вроде бы случайно прикоснулись к моей щеке. Рука её задержалась на моём лице, и я резко повернула голову в её сторону. Она невинно и вызывающе смотрела на меня как ни в чём не бывало. Убрав от меня руку, она молча пожала плечами, повернулась, и вышла восвояси из помещения туалета, так и не вытерев руки. И что это значит? Она что, специально лезет ко мне? Клеится, да? Да нет, ерунда. Чушь какая-то. Девушка к девушке. Да ещё и на работе. Хрень всё это, чистая случайность. Тем не менее про себя я неожиданно отметила, что её прикосновения мне почему-то понравились. Странно. Через некоторое время, уже по окончании рабочего дня я сидела в своей тойоте и заводила двигатель. И тут к машине подбежала эта Лена и, наклонившись, постучала сбоку по стеклу.

— Маша, подбрось до супермаркета.

— Ну садись давай.

— Ой спасибки, а то пешком далековато.

Я тогда подвезла её и подрулила с магазину. А она когда выходила, чмокнула меня в щёку. Но потом протянула руку и вытерла помаду большим пальцем на моём лице. Ну вытерла и вытерла. Подумаешь, событие. Но остальные пальчики прикоснулись к моим губам и нежно так по ним погладили. И это уже можно было расценить как сексуальную ласку. Я тут же отстранилась, а Лена выскочила из машины и побежала к дверям магазина. У входа она обернулась и помахала на прощание рукой. И как это понимать? Она что, вправду клеится ко мне? Ждёт ответных шагов с моей стороны? Ведь до этого дурацкого магазина два квартала ходу. Дольше в пробке простояли. Да нет, чушь всё это. Накручиваю себя, вот и всё. Через несколько дней я сидела перед монитором и составляла очередную смету. Я не успевала и работала в перерыв. В помещении офиса никого не было и эта Лена подошла ко мне с какими-то бумагами.

— Шеф просил тебя проверить ещё раз эти счета, что-то его здесь не устроило — сказала она и как-то фамильярно присела боком на край моего стола.

— Хорошо, я проверю — сказала я не отрываясь от компьютера, но Лена вдруг положила свою ладонь сзади мне на шею и нежно так погладила.

Я сразу встрепенулась и обратила внимание на её идеально стройную ногу в облегающем колготке, находящуюся совсем близко от моего лица. Я выпрямилась и она нехотя убрала руку. Встав со стола, она проговорила как-то загадочно:

— У тебя воротничок подвернулся, извини.

Ну и что опять? Что это, если не проявление внимания к моей персоне? Впрочем, чепуха. Думать про это было некогда и я вскоре обо всём забыла. Но через месяц произошло событие, которое заставило меня вспомнить про эти знаки внимания и взглянуть на всё под другим углом. Я наконец прозрела и поняла, что интерес со стороны Лены ко мне был не случайным. И окончательно всё встало на свои места после вечеринки, которую я устроила у себя в честь дня рождения. Как свободная, не связанная семейными узами женщина, я могла себе это позволить. И я позволила и оттянулась по полной.

***

Вот и утро наступило. Ясное и солнечное. Хотя, лично для меня, лучше бы оно совсем не наступало. Я проснулась от мучительной головной боли и ломоты во всём теле. С трудом разлепив глаза, я какое-то время пребывала в прострации, и не понимала где я, и что со мной происходит. Затем в памяти начали всплывать эпизоды вчерашней попойки. Мне стало стыдно. Как-то так вышло, что я не в меру напилась. Причём до таких чёртиков, что вскочив на стол, под звуки технопопа начала выплясывать ламбаду и постепенно раздеваться, швыряя вещи в гостей. Наверное, это было жутко неприлично, но мужская половина мне дружно аплодировала и скалила зубы. Им явно нравилась моя неожиданная показуха. Что было потом — помню уже смутно. Мужики меня подбадривали и некоторые из них совали мне купюры под чулки. Они гоготали и предлагали мне сплясать ещё на пилоне, которого, впрочем, не было. А потом две каких-то женщины стянули меня со стола и потащили в другую комнату, где походу уложили меня в постель. Они ругались, грозили пальцами и по моему, даже стыдили меня за развратное поведение. Одна из них почему-то сунула мне в нос кукиш. Да-а-а. Их можно было понять.

В их присутствии мужья не отрывки глаз от моего стриптиза и откровенно пускали слюни. Я засунула руку под покрывало и нащупала резинку чулков. Под ними в нескольких местах что-то было бумажное и шелестело. Я извлекла из под одеяла руку и разжала кулак. В нём оказалось несколько тысячных купюр, и новая волна стыда охватила меня снова. Блин. Чёрт. Чёрт. Чёрт! Ведь не хотела же совсем пить. А потом эта секретарша Лена каким-то образом меня уговорила. И я выпила кажется бокал шампанского. А потом ещё вина, а потом коньяк и снова шампанское. Потом, наверное, было что-то ещё. Ну а потом уже мне стало всё равно что пить, все события замелькали словно в отдельных кадрах, и я оказалась на столе. Какого чёрта? Не знаю. Вожжа под хвост попала и остановить оказалось некому. Нахрен я вообще устроила весь этот кордебалет? Надо было просто проставиться на работе по причине моего тридцатилетия, купить тортик, шампанского пару бутылок. Так нет, я устроила пиршество у себя на дому и опозорилась. Что теперь подумают обо мне на работе.

Я бросила взгляд на настенный календарь. Ну да, сегодня суббота, а вчера была пятница и я пригласила весь отдел к себе домой. Я подготовилась и накрыла стол. Потратилась конечно, но ведь тридцать лет не каждый день бывает. Ох, как же мне плохо! Я с трудом поднялась и села. Ужас. Голая, без трусов, в одних чулках. На одной ноге туфля на тонкой шпильке, вторая туфля улетела с ноги ещё вчера. А двое программистов с нашего отдела пили из неё шампанское в мою честь. А меня в таком постыдном виде вчера уложили. А потом, наверное все разошлись. Я встала и вышла из комнаты в зал. Так и есть, на столе и повсюду полный бардак. Разжевав таблетку аспирина, я налила себе чуть ли не полбокала коньяка и залпом выпила. Ух! Мерзость. Тем не менее через некоторое время тепло пошло по телу, и я повторила процедуру. Головная боль отступила и я отправилась в ванную. Хорошенько пропарившись в горячей воде, я одела домашний халат и отправилась на кухню варить кофе. Зазвонил мой сотовый, и это звонила Лена. Плевать, пусть звонит. Не буду брать телефон, пошли все к чёрту. Сварив кофе, я плеснула в него ещё коньяка и старательно, мелкими глотками, выпила. Наконец я почувствовала себя значительно лучше и принялась за уборку. Снова раздался звонок уже через два часа, когда я заканчивала проветривать и пылесосить. Я взяла наконец телефон.

— Алё, Маша, как твоё самочувствие, ты живая вообще?

— А ты думала что сдохла? Не дождётесь.

— Слушай, ну ты даёшь, как ты отжигала вчера, всех мужиков к ногам положила. Здорово.

— Ага, очень.

— Слушай, давай я приеду сейчас.

— Вообще-то я не в форме.

— Ну я кое что прикупила, тебе понравится.

— Ну ладно.

— Жди, буду через полчаса.

Что именно мне понравится. Ничего уже не хочется. Дерьмовое состояние, очень дерьмовое настроение. Завалиться спать? Но вскоре в дверь позвонили и это была она, Лена, новенькая секретарша из нашего отдела.

— Привет — сказала она и протянула мне бутылку красного вина.

— Привет. Вообще-то я не хочу уже пить. Мне вчерашнего хватит.

— Да ладно, сейчас я сделаю напиток богов, ты обалдеешь — она прошла на кухню.

Откупорив бутылку, она вылила её содержимое в небольшую кастрюлю и выдавила туда лимон. Затем подогрела всё на медленном огне и разлила по бокалам. Пересилив себя, я выпила и тепло вновь растеклось по телу. Налив по второму, она сказала:

— Давай, это тебе поможет.

После второго бокала у меня закружилась голова.

— А как же потом плохо будет.

— Не будет. Послушай. Я вчера тебя увидела, ну в общем, я никогда не видела такой красивой женщины, как ты — она наливала уже третий бокал.

— Мне теперь стыдно за вчерашнее. Разговоры пойдут. Тоже мне красота.

— Не обращай внимания. Зато будет что вспомнить. Твоё здоровье.

Мы выпили по третьей и какое-то время молча сидели. Глаза Лены заблестели и она снова как-то странно на меня смотрела. Затем вдруг положила свою руку мне на голое бедро под домашний халат.

— Лена, ты что делаешь.

— Ничего. Я ничего не делаю. Просто мне нравятся твои ноги — она погладила меня по щеке.

Я убрала её руку.

— Я всё понимаю. Да, вчерашнее, но это не значит, что сегодня будет что-то в этом роде. За кого ты меня принимаешь?

Она молча вновь протянула руку ко мне и залезла под халат. Нужно было убрать от себя её руку. Её ладонь обхватила мне грудь и пальцы ласкали за сосок. Нужно убрать руку и прекратить это домогательство.

— Ведь у тебя давно никого не было. Тебе будет хорошо.

— Лена, убери руку.

Но её вторая рука тут же проникла мне под трусы и легла на промежность.

— Лена, не надо.

Её лицо неуклонно приближалось и я ощущала горячее девичье дыхание. Вот тут всё я и вспомнила. Как ещё на работе она ко мне пыталась приставать. И теперь приставала, но вела себя гораздо более нагло. И самое постыдное было в том, что её приставания мне нравились. Сделав усилие над собой, я всё же убрала от себя её руки и отстранилась. Дальнейшее произошло быстро. Она резко встала и моё лицо обожгла пощёчина. Моя сослуживица и подчинённая хлестнула меня по щеке! И тут же крепко ухватив одной рукой мои волосы, она поставила свою ногу между моих ног, а вторая рука вернулась на грудь.

— Если ты сейчас дёрнешься, я ударю тебя об колено.

— Пусти — я протянула руки и пыталась её оттолкнуть.

Лена ещё сильнее сжала мои волосы и мне стало больно. Её нога подвинулась вперёд и пальцы начали гладить половые губки. Рука же нежно ласкала мою грудь. Вот и всё, я сдалась и сломалась перед напором лесбиянки. Так быстро. Что повлияло, как произошло, что так легко Лене удалось мною овладеть. Не знаю. Я была пьяна и животная страсть разлилась по телу предательскими волнами. Она специально меня споила, и я с утра пила ещё и коньяк. Наверное, всё прекратить прямо сейчас было можно. Но я не двигалась и ничего не предпринимала против наглого поведения доминирующей лесбиянки. Парализующая истома быстро захватила меня с головой и я с трепетом ждала продолжения. Красивое колено девушки было близко и мне захотелось его приласкать. Я расслабилась и тяжело задышала. Я понимала, что бесстыжая девка моложе меня лет на шесть, но она вчера видела меня голой и захотела со мной секса уже сегодня. И пока я занималась своими делами, она подготовилась и навязалась в гости. Теперь она мной овладела и собиралась трахнуть. Своей вчерашней выходкой я её спровоцировала и меня ждал лесбийский секс, роль нижней в котором Лена отвела мне. Чувствовался опыт в её действиях. Скорее всего, я у неё далеко не первая и она знала практику подчинения. По этому мне и нравилось её господство. Ну и пусть она трахает меня. Лесбиянка знала, как сделать так, чтобы я её захотела. Ей всё удалось и осталось лишь насладиться властью и превосходством. Одурманенным и преданным взглядом я посмотрела на неё. Всё же она хороша. И не торопится. Действует размеренно, как по нотам.

— Вот так-то лучше — сказала она и отпустила мои волосы, тут же положив руку мне на лицо. Я медленно наклонялась и во мне всё ещё происходила борьба. А Лена не убирала от меня своих рук. Она положила другую руку мне на шею и ждала от меня ласки. В пяти сантиметрах от её коленки я всё же остановилась. Целовать ноги девушке и унижаться мне никогда ещё не приходилось и я понимала, что утрачу своё достоинство перед ней теперь уже насовсем. Но возбуждение нарастало и отстраниться я уже не могла. Я была в её власти, и она это знала. Поняв моё колебание, Лена не спешила. Наслаждаясь превосходством, она гладила меня по шее, а пальцы ног добирались уже до клитора. Я дрожала от возбуждения, и сама придвигалась навстречу. Затем её рука опустила мою голову ниже и я припала губами к её колену. Мне было снова стыдно, но я горячо целовала и облизывала нежную бархатистую кожу. Из под подола короткой юбки я видела точёные ножки любовницы и этот пьянящий запах, буквально сводивший с ума.

— Ну что, хорошо тебе? Прибалдела? Я знаю, что тебе хорошо.

— Да, мне хорошо, ты и не представляешь — я страстно дышала и предательски текла.

— Ты ничего не хочешь мне сказать? — строго спросила наглая секретарша.

— Я не знаю — я поняла, что она ждёт от меня признания в любви и преданности. И я знала, что скажу теперь это. Я должна была это сказать потому, что она этого хотела. Почему-то я знала, что теперь обязана выполнить любое, даже бредовое её желание.

— Я зато знаю. Я хочу, чтобы ты мне для начала отлизала. Ты ведь это сделаешь для меня? Ты не посмеешь мне отказать. Ты в моей власти. И ты будешь меня любить до тех пор, пока мне не надоест. Вчера ты голая сплясала на столе, а сегодня попляшешь по другому. Я приучу тебя к покорности, и ты сделаешь мне всё, что сможешь, и даже то, чего не можешь. Ты готова?

— Да, я сделаю для тебя всё.

— Сейчас пока отлижешь. А потом я придумаю ещё что нибудь.

Она снова по хозяйски деловито взяла меня больно за волосы и приказала:

— На пол, на колени! — и стащила меня с кресла вниз.

Послушно встав на оба колена, я осознала, что полностью унижена перед Леной, но теперь мне хотелось унижаться. Опустив голову, я покорно ждала. Лена тем временем неторопливо разделась и сняла трусы. Походив передо мной туда-сюда, она строго спросила:

— Ну а как тебе моё тело? Я тебе нравлюсь?

— Да.

Она протянула руку и поднесла к моему лицу. Я стояла на коленях и молчала. И вновь мою щёку обожгла пощёчина. Лена снова поднесла руку и строго сказала:

— Если я поднесла руку к тебе, ты должна её целовать. Или будешь получать всё время по лицу.

И что я сделала? Я начала страстно целовать её руку, потому что её слова и пощёчина возбудили меня до предела.

— Скоро ты меня приласкаешь — сказала она — рот открой — и она пальчиками затолкала свои трусики в мой рот.

— В нос ударил запах её выделений и меня вновь прожгла волна блаженства.

Лена уселась на моё кресло, положив ногу на ногу, и её нога потянулась к моей груди. Пальцы стопы прикоснулись к груди и соску и стали шевелиться. Вспышка возбуждения вновь пронзила меня и я, обняв её ногу, стала прижиматься к ней. Лена тем временем старательно и неторопливо засовывала свои стринги мне в рот. Они оказались во мне почти наполовину и снаружи оставались две тонкие полоски.

— А сейчас ты будешь лизать мне с моими трусиками во рту. И не вздумай их выплюнуть — она убрала ногу с моей груди и снова взяла меня за волосы. Раздвинув ноги, она подтащила меня к своей промежности и приказала:

— Теперь обними меня за ноги и не смей убирать свои руки с моих ног, что бы я с тобой не делала — она притянула меня совсем близко и я, просунув свой язык снизу трусиков госпожи приласкала её губки.

Лена глубоко вздохнула и прижала меня ещё сильнее.

— Давай же, полижи своей хозяйке. Не вздумай филонить.

Я начала описывать круги по губкам, периодически вибрируя языком и постепенно проникала вглубь пещерки, которая обильно потекла. Её трусы во рту мне мешали и натирали язык, но я не смела сбавлять темп и замедлять движения. Лена стонала и прижималась плотнее. Она двигалась всё быстрее и быстрее, а я, забыв про боль, ласкала в том же ритме губами и языком. Сжав мои волосы ещё сильнее, она судорожно дёрнулась вперёд и с громким стоном обильно кончила мне на лицо. Не останавливаясь, она наклонилась и засунула мне во влагалище два пальца. Нащупав клитор она принялась его гладить и ритмично дразнить. Пальцами другой руки она хозяйничала у меня на лице, размазывая по нему свои выделения и заставляла облизывать пальцы, периодически царапая длинными ногтями мой язык. Меня заводило это ещё больше и я стонала. Наконец меня накрыл мощный оргазм и я вскрикнула, кончив ей на руку. Её трусы наконец выпали из моего рта. Напряжение постепенно схлынуло и мною овладел стыд. Такого позора со мной ещё не было. Я встала с колен, запахнула халат и села в кресло. Уронив голову на грудь, я заплакала.

— Ну ладно, чего уж там, не плачь, тебе ведь хорошо было. Я никому не скажу. Никто не узнает.

— Уходи — сказала я тихо.

Лена встала, молча оделась и ушла. Весь день я провалялась в постели и к ночи уснула. Наутро я встала уже со свежей головой и обдумала произошедшее. Ну что же, меня опустили. И кто! Вульгарная секретарша, а я, уже умудрённая опытом, так легко поддалась. Я понимала, что сама виновата во всём. Алкоголь сыграл со мной злую шутку и в мой день рождения, и на следующий день. И будь я трезвая, я никогда бы такого не допустила. Но раз произошло, значит так на роду написано. Мне было стыдно, но в то же время я отдавала себе отчёт в том, что получила незабываемое блаженство. Эта Лена дала мне то, чего я не представляла себе даже во снах. И когда я думала про этот грязный секс снова и снова, то внизу живота возникала приятная тяжесть и мною овладевало похотливое желание повторить всё снова. Это можно было устроить. Стоило лишь набрать номер любовницы и сказать типа того, что рабыня соскучилась по хозяйке. Как пить дать, прилетит на всех парах и примется меня снова насиловать. Наверняка у неё в запасе есть ещё парочка грязных трюков. Нет, хватит. Надо взять себя в руки и не поддаваться соблазну. Лучше завтра надену короткую юбку и покручу жопой перед каким нибудь клерком. Притащу его к себе домой и затащу к себе в постель. Он меня трахнет как следует и всё забудется как дурной сон.

На следующий день я явилась на работу как и планировала, во всём коротком. Рабочий день начался. Сослуживцы и босс вели себя как обычно и про мою пьяную выходку на столе не вспоминали. Зато мужской офисный планктон-молодняк не сводил с меня глаз и волочился сзади. Мне перекрыла путь Лена, встретившись со мной нос к носу перед входом в туалет.

— Ты что же это подруга, ко мне не подходишь. Вчера не звонила, или решила что всё, закончилась наша любовь?

— Да, закончилась.

— Так вот подружка, всё только начинается. Наш трах был снят на камеру, которую ты не увидела, и если не хочешь стать порнозвездой ютуба, сегодня мы продолжим.

— Да как ты можешь, ты не посмеешь.

— Ещё как посмею, ха-ха, пить меньше надо — и она прикоснулась пальцами к моему лицу — не сметь отстраняться — большой палец начал гладить меня по губам стирая помаду — сегодня сюрприз. Вечером из дома ни ногой. Сиди и жди, я приду вместе с Мариной, ты её знаешь, я ей рассказала и показала видео, и она захотела тебя. Больше не знает никто. И не унает. Сегодня секс на троих. Тебе понравится, как мы тебя полюбим. Могу показать видео. Оно у меня в телефоне. Моего лица нет, но ты там во всей красе на коленях между ног моих стонешь как шлюха. Показать?

И она отпустила моё лицо.

— Нет, не надо. Я буду дома. Приходите — и я опустила голову.

Девушка вновь погладила меня по щеке и вложила в мою руку флешку.

— После работы как придёшь, посмотри на свой собственный трах. Только не мастурбируй раньше времени, мы когда придём, сами тебя приласкаем.

Она повернулась и ушла, а я стояла как столб и не знала что делать. Я попалась на удочку и теперь мне предстояло стать любовницей двух лесбиянок сразу. Но ведь мне же нравится. И да и выхода другого нет. А может есть? Наверняка, если как следует поразмыслить. Но почему-то этот самый выход мне искать как раз и не хотелось. Когда я думала о том, что вот они придут и возьмут меня сразу вдвоём, во мне поднималась волнующая истома, и приятными волнами разбегалась по телу. Я знала, что теперь меня трахнут по полной, на всю катушку, и от этой мысли я возбуждалась. Вечером, вернувшись домой, я включила компьютер и вставила флешку в слот. Лена не врала. Там была я во всей красе, ласкающая протянутые к моему лицу руки и ноги девушки, лицо которой осталось за кадром. Чётко было видно, как я страстно отлизываю между ног, а чужие руки по хозяйски прижимают меня за волосы и лезут в лицо. Невероятно, но мной снова овладело возбуждение, и предательская страсть разливалась до самых кончиков волос. Госпожа запретила дрочить и ослушаться я не смела. Даже в её отсутствие теперь я принадлежала ей. Она не сказала, когда придёт. Но ведь на то она и хозяйка. Придёт тогда, когда ей захочется, а не тогда, когда я пожелаю. Я сидела на краю дивана, опустив руки и покорно ждала. Я знала, госпожа придёт, и не одна. Ну и пусть они приходят. Теперь я готова. Пусть они меня берут как хотят. Я отдам им своё тело и подарю всю свою ласку.

Читайте также...

Занимайтесь летом тем, о чём можно вспоминать зимой!

Всегда молчите о своей неверности. Сексуальная ложь должна оставаться только между собой и собой. Ведь …

39 queries in 0,479 seconds.