Россия-матушка перевоспитывает. Часть 2

Саид поставил на стол бутылку и продукты, его жена, чтобы скрыть своё смущение, убежала на кухню приготовить закуску. Она была в шоке. Ей не верилось, что всего несколько минут назад она изменила мужу. Она, азербайджанская девушка, только что сосала впервые повстречавшемуся русскому мужлану, а он грубо трахал её в соблазнительный ротик с сексуальными губками. В то же время в ней проснулось и незнакомое чувство удовлетворения от унижающих действий Степана. К тому же, она впервые видела такой твёрдый и толстый член. «Интересно, а какие ощущения от него в киске» — подумала Айгюль и тут же прогнала эту мысль. Но окончательно прогнать не получилось. Мысль о сексе с соседом всё чаще посещала эту симпатичную головку, покрытую чёрными волосами…

Айгюль вернулась в гостиную с закуской, но уже весёлой, шутливой девушкой, чем вызвала поток комплиментов со стороны Степана. Выпивка продолжилась.

— Ребята, а чё у вас так тихо? — спросил Степан? — Где музон? Мы же гуляем, правда, — при этом он подмигнул Айгюль, от чего она залилась краской…

Саид начал что-то невнятно бормотать о каком-то аудиоплеере: типа он не очень хорошо работает, глючит иногда. Короче, старался убедить соседа о нецелесообразности включения музыки, да и поздно уже, соседи ругаться начнут.

— Здесь никто из соседей не пойдёт против меня, — отпарировал Степан, — давай тащи свой «патефон».

Саиду ничего не оставалось, как пойти и принести плеер с дисками.

— Ооо! Да это же одна из последних моделей Sony, — отозвался Степан, — да ещё и в отличном состоянии, — он покрутил в руках и присвистнул, — даже оригтнал, сделано в Японии, а не в Китае. Ты, батя, лукавить начинаешь. Смотри — меня это злит.

Степан выбрал диск с медляком, поставил его, комната наполнилась приятными мелодичными звуками.

— Так, батя, надеюсь, ты не возражаешь, если я приглашу эту красавицу на танец? — спросил Степан вплотную подошедши к Саиду. Тот, конечно, хотел возразить, но вид соседа красноречиво говорил, что возражения абсолютно бессмысленны. И Саид просто опустил глаза, ничего не ответив.

— Ну что ж, молчание — знак согласия, — и Степан направился в сторону Айгюль…

Саид рассчитывал, что жена не пойдёт с ним танцевать, что сначала и происходило.

— Я не танцую, — попыталась возразить девушка.

— А разве я сказал, что возражения принимаются? — прошептал ей на ухо Степан и так уверенно, посмотрел ей в глаза, что Айгюль, не найдя слов, наподобие кролика, который под гипнозом питона, сам идёт ему в пасть, подчинилась ситуации и не стала вырывать свою руку из руки Степана, а пошла вместе с ним на середину комнаты.

Во время танца Степан несколько раз грубо прижал её хрупкое тело к себе, а потом начал мять её роскошные половинки ниже поясницы. Её булки были мягкими и ладони Степана проваливались в них, возбуждая мужчину. Конечно, после такого Айгюль попыталась вырваться, но не тут-то было. Мощные руки вора в законе крепко держали девушку в своих клешнях, и она поняла, что сопротивление абсолютно бессмысленно и расслабилась. Так что до конца танца Степан мог делать с этим телом всё, что хотел. Саид, увидев это попытался запротестовать. Но твёрдый голос соседа: «А кто разрешал тебе вмешиваться?» и серьёзный взгляд приковал его к стулу.

После танца Степан опять разлил всем водки, в этот раз он налил немного больше Айгюль. Да она и сама была не против после таких событий немного снять напряжение.

Саид пьянел быстрее, да и Степан стал наливать ему побольше. Видя это, а также уверенное поведение соседа, девушка поняла, что минетом сегодняшний вечер не ограничится. Так и случилось. Её благоверный вскоре стал клевать носом, а через какое-то время и вырубился.

У Айгюль в голове появились противоречивые мысли: с одной стороны, она, как правоверная мусульманка не имела права изменять мужу, а с другой стороны, её подмывало любопытство от новых ощущений. По непонятной, для неё, причине, от этих мыслей внизу живота приятно заныло, а трусики стали влажными. Выход она нашла очень быстро: «ведь, если он меня изнасилует, то в этом греха не будет» и она пустила события идти своим чередом.

Степан, увидев это, начал постепенно наглеть, он подошёл к девушке, обнял её, стал гладить шею, плечи, грудь сквозь топик, но при этом, на удивление, он не делал девушке больно, а прикасался к ней, хоть и с силой, но ласково. Он хорошо знал точки женского тела, прикосновения к которым отключают все сопротивления. Айгюль только и могла повторять:

— Нет! Не надо! Перестааань… Но с каждым разом её голос был всё больше похож на стон.

Чтобы быстрее прийти к неизбежному, она начала несильно, но отталкивать Степана. Он понял её мысли и, схватив девушку на руки, понёс в спальню. Он бросил её на кровать и, сняв с себя брюки и майку, пристроился рядом. Девушка опять начала якобы вырываться. Но Степана это ещё больше завело. Он, приподняв её, быстро стянул с неё топик. Лифа на Айгюль не было и перед изголодавшимся самцом заколыхались две идеальные сиски с уже затвердевшими сосками. Мужик взял эти полушария в свои руки и чуть не кончил: Они были умеренно мягкими, не висячими, как тряпки, и не чересчур твёрдыми. Степан прикоснулся губами к этим красным точкам, вызвав из горла девушки уже откровенный стон и полное отсутствие сопротивлений. Потом он прикоснулся своими губами к кончикам губ девушки и тут же убрал их, через секунду опять приблизив. Так он делал несколько раз. Айгюль очень часто задышала. После этого он уже впился своими губами в её губы и начал целовать её в засос, очень быстро она стала отвечать на его поцелуй. Язык соседа проник в её рот, доставляя девушке бурю эмоций от неизвестных доселе ощущений. Прервав ненадолго поцелуй, он лёг рядом и начал гладить её живот, время от времени целуя в губы.

Когда дыхание Айгюль переросло в стон, он понял, что пора переходить к самому главному…

Степан правой рукой расстегнул пуговицу на джинсах девушки, левой не переставая ласкать её грудь. И, хоть ей было всё это приятно, но Айгюль не проявляла никакой инициативы, чтобы не вызвать гнев Аллаха. Через минуту Айгюдь лежала перед Степаном только в одних чёрных кружевных трусиках. Он никак не мог налюбоваться на эту идеальную красоту и решил растянуть удовольствие. Он коснулся резинки трусиков и начал их очень медленно снимать с девушки. Айгюль, ожидавшая, что всё быстро закончится, какое-то время была разочарована. Но потом почему-то в ней проснулось звериное желание самки. Она еле сдерживалась, чтоб не наброситься на соседа.

Когда последняя преграда была устранена, мужик снял свои трусы, обнажив уже знакомый для девушки предмет, который был в полной боевой готовности и рвался исполнять свои прямые функции…

Степан расположился между ног девушки и начал покрывать её тело поцелуями. Дождавшись учащённого дыхания, он приставил свой поршень в предназначенный сегодня для него цилиндр и резко вогнал его, что вызвало вскрик Айгюль. Но этот вскрик был скорее инстинктивным. Боли почти не было. Было ощущение полной наполненности влагалища. Степан остановился, ещё раз поцеловал девушку и задвигал бёдрами, постепенно наращивая темп. Через какое-то время кавказская красавица обняла шею своего любовника и начала подмахивать ему. Про Аллаха и грех она уже не думала. Таких ощущений у неё ещё не было никогда. Вот что значит молодой любовник. А, учитывая, что в это время в соседней комнате за столом дрыхнет законный супруг, у которого растут рожки, Айгюль завелась не на шутку:

— Дааа! Аааа! Давай! Ещё! Глубже! Сильнее! — она забыла про опасные дни и сосед с удовольствием исполнял её желания. Оргазмы накатывали на неё один за другим. Он, не останавливаясь, всё глубже продвигался к матке. А, после того, как он забросил её ноги к себе на плечи, головка проникла в шейку матки. Этот момент оказался кульминационным для Степана. Он больше не мог держаться и его «брандсбойт», задёргавшись, начал извергать порцию за порцией спермы в лоно девушки. Когда всё закончилось, он ещё с минуту полежал на ней, целуя в шею, ушки, а потом лёг рядом и закурил.

Что же касается новоиспечённой изменницы, то в этот раз угрызения её совести были намного слабее, чем после насильного минета. Она впервые испытала оргазм, и это ей понравилось, она повернулась к своему любовнику, положила голову ему на грудь и очень преданно с благодарностью заглянула ему в глаза.

Какое-то время они молчали. Потом Степан заговорил:

— С сегодняшнего дня ты будешь делать всё, что я скажу, ты моя рабыня. Ясно?

— Ясно, хозяин, — ещё не осознавая до конца произошедшее, ответила Айгюль.

В это время в соседней большой комнате послышался шум. Айгюль накинула халатик, Степан — только трусы и они пошли посмотреть. Заглянув, они увидели и засмеялись: пьяный Саид упал со стула и распластался на полу. И они вернулись в спальню, Айгюль впереди, он сзади. По дороге она сбросила халатик и взору соседа предстала соблазнительная, ничем не прикрытая попка, которая сексуально покачивалась со стороны в сторону. Это зрелище не оставило равнодушным Степана и его член, который опять начал набирать нужные размеры. Подождав, пока девушка дойдёт до кровати, он резко нагнул её вперёд и приставил своего бойца к влагалищу сзади. В этот раз он сразу взял быстрый темп. Стоны девушки переросли в крики и она уже не стеснялась своего поведения, сама стала на саживаться на новый ствол. Её любовник тоже раскрепостился, он начал бесцеремонно мять её булки, не думая о том, что оставляет синяки. Время от времени он похлопывал её по голым ягодицам. Звон этих шлепков, хлюпанье влагалища возбуждали обоих. Кроме того, взору Степана предстала картина постоянного колыхания кожи на ягодицах и бёдрах его новой любовницы и ритмичного колыхания грудей в такт толчкам мужика. И, только благодаря недавнему акту, в этот раз процесс «любви» продолжался дольше.

От этих шлепков и стонов в соседней комнате проснулся Саид. Он, ещё ничего не понимая, поплёлся в туалет, а, опорожнившись, пошёл удовлетворить своё любопытство непонятными звуками. Передвижения в соседней комнате услышал Степан, но не прекращал своего занятия. Айггюль же, от наслаждения вообще ничему не придала значения, даже сливу воды в унитазе.

Заглянув в спальню, пропитанную сексом, Саид обомлел и тут же протрезвел. Он не знал как себя вести: быть пассивным зрителем означало опуститься в глазах жены, попробовать вмешаться — явная дорога в реанимацию и, скорее всего в травматологию.

Но тут произошло то, чему Саид до сих пор не может найти объяснение. Увидев, как его жену, которую он лелеял как цветок, с которой был нежен как ни с кем, берёт какой-то русский мужлан, причём очень грубо, нисколечки не жалея и что эта грубость по непонятной причине нравится Айгюль, как колышутся её груди, волнами ходит кожа на ягодицах от толчков и от шлепков, как она сама насаживается на ствол любовника, Саид начал возбуждаться. Его член стал каменеть как в молодости. Через минуту он достал его из штанов и начал дрочить. Увидев это, Степан улыбнулся и повернул свою любовницу на 900, чтобы Саид увидел всю картину в профиль. А затем и ещё раз и оба оказались лицами к рогоносцу, который не переставал мастурбировать.

— Хи, — прыснула Айгюль. В её глазах явно читалась похоть и удовлетворение. Она даже к насаживанию на член добавила круговые движения попкой, что в сочетание с узкой талией приблизило момент кульминации для обоих мужчин. Через пару минут любовники начали кончать. Айгюль забилась в оргазме и Степан, рыча, стал заполнять её матку очередной порцией оплодотворительной жидкости. Он насыщал свою плоть после длительного воздержания, перестав церемониться с девушкой. В это же время кончил и Саид, заливая пол каплями своей спермы. Это зрелище так развеселило любовников, что они рассмеялись в полный голос. Закончив смеяться Степан обратился к новоиспечённому рогоносцу:

— Получил удовольствие, а про жену забыл? Иди, сделай ей приятное…

Супруги не поняли о чём говорит их сосед и Степан разъяснил, обращаясь к Саиду:

— Или и полижи ей.

Саид оторопел. Его насильно заставляют лизать своей изменщице, только что получившей внутрь очередную порцию спермы любовника. Он стоял как столб, не зная, что ответить.

— Всё, батя, моё терпение исчерпалось. Твоё не послушание меня достало, — Степан стал вставать с кровати…

— Нет! — Закричала Айгюль,, — Хозяин, не трогай его, — и обратилась к мужу, — дорогой ты всегда исполнял мои желания, исполни и теперь: сделай мне куни, — и развела в стороны свои стройные ножки…

Услышав это, Саид подошёл к жене, наклонил голову и прикоснулся языком к её пещерке. Он сначала робко начал водить языком, но Степан его подтолкнул и прибавил:

— Чего стесняешься? Это ж твоя жена. Ты не должен ею брезговать… гы-гы-гы… — с этими словами он сильнее вдавил голову Саида в её промежность. И Саид начал вылизывать влагалище любимой жёнушки от её любовных соков и спермы её любовника. Он был унижен, морально растоптан и одел на себя новое одеяние куколда…

— Отныне, — после того, как рогоносец закончил унизительное действие, — и навсегда ты будешь прикасаться к ней только языком и только не выше пояса, — и добавил, — чтобы тебе было понятно, что я не шучу, смотри.

Он грубо схватил Айгюль за волосы и притянул к своему паху. Девушка покорно открыла ротик и впустила в него член своего любовника. В этот раз она совсем не сопротивлялась, а сосед очень грубо трахал её в рот. И тогда она поняла, что он действительно стал её хозяином, а муж — куколдом.

Продолжение следует. Но для любопытных читателей забегу наперёд и скажу, что через 9 месяцев у Саида родилась дочка — симпатичная белокурая девочка с голубыми глазами.

Читайте также...

Пороги любви. Часть 1

Нaкoнeц-тo мнe пoдфaртилo, и мoя нaчaльницa, нaчмeд, вo врeмя нoвoгoднeгo кoрпoрaтивa oбeщaлa дaть лeтoм oтпуск …

39 queries in 1,010 seconds.