Совращение Сары

— Ты все еще пытаешься соблазнить моего мужа? — прошипела миссис Андерсон.
Сара подскочила. Взрослая женщина подкралась к ней сзади и молча прижала ее к столу.

— Нет, я не… — заикаясь начала Сара, — соблазня…

Подобной мысли у нее никогда не было. Мистер Андерсон был не просто мужем ее начальницы. Он был уродливым и неприятным стариканом. К тому же, его властная, толстая и ленивая жена, всегда держала мистера Андерсона под ногтем, не давая ему никакой свободы.

— Не ври мне, сука, — продолжила миссис Андерсон. Ее короткие и толстые пальцы подобрались к бедрам Сары и стали теребить резинку ее обтягивающих нейлоновых шорт. — Я знаю таких как ты. Ходишь тут, в облегающих шмотках, демонстрируя свои длинные ноги и упругий, маленький зад. Думаешь я не понимаю, чего ты добиваешься?

— Я… я просто собиралась на пробежку днем.

Начальница просунула руку между бедер Сары, спереди ее шорт. Девушка задыхаясь, тщетно пыталась бороться за завоёванную начальницей территорию.

— Какое упругое, стройное тело, — прошептала миссис Андерсон Саре на ухо.

— Прекратите, — Сара потянула миссис Андерсон за руку, но старуха уже крепко ухватилась за светлые лобковые волосы Сары. Сара попыталась привлечь внимание своего мужа.

— Давай, продолжай, — сказала миссис Андерсон, гладя своими жирными пальцами расщелину молодой девушки, — Позови его. А затем, будешь объяснить Фрэнку, да, Фрэнку и твоим детям тоже, чем мы тут занимались. Будь уверена, я обязательно расскажу в самых сочных деталях о нашей маленькой интрижке.

— У нас не было никакой «интрижки», — возмущенная от одной мысли об этом, возразила Сара. У нее никогда не было никаких сексуальных фантазий о сексе с другой женщиной. А даже если бы и были, то уж точно не о такой женщине как миссис Андерсон.

— О нет, ты не права, — вкрадчиво продолжала миссис Андерсон, — Я приходила к тебе домой каждый день, каждое утро, когда Фрэнк и твои маленькие засранцы отправлялись в школу. Я трахала тебя во всех позах, используя вибраторы и дилдо. Я трахала тебя на вашем супружеском ложе. Затем я, обычно, разрешаю тебе есть мою киску, пока я смотрю телек. Иногда я даже прихожу с подругами и мы по очереди пользуемся твоим умелым язычком.

— Нет, — застонала Сара. Мало того, что она проигрывала в споре этой порочной женщине, ее тело… начало реагировать на это противоестественное вторжение.

— Ты не можешь отрицать этого, — сказала миссис Андерсон, — Тшшш… Прислушайся к своей киске. Слышишь эти чавкающие звуки? Ты потекла, тебе нравится это, шлюха.

— Нет, — на этот раз она ответила шепотом. Сара знала, что не в силах остановить происходящее, но также она знала, что не должна получать удовольствие. Ей следовало оттолкнуть эту взрослую женщину и уж совершенно точно, ей не следовало кончать во время этого публичного унижения, когда совсем рядом были ее дети и муж. Но ее бедра уже жили своей жизнью, двигаясь взад и вперед, насаживаясь на пальцы, проникающие в ее горячую щель.

— Давай-ка еще посмотрим на это страстное тело, которое ты так старательно демонстрируешь, — миссис Андерсон аккуратно потянула тонкие нейлоновые шортики, вместе с еще более тонкими трусиками вниз по бедрам Сары. Глаза молодой матери забегали по сторонам, убеждаясь, что никто этого не видит.

— О, Боже, — застонала Сара, когда ее нижняя часть тела оказалась обнаженной. Площадка для пикников была, конечно, уединенным местом, но…

— Мило, — миссис Андерсон села на скамейку, рядом с Сарой, которая продолжала стоять, а рука миссис Андерсон пустилась в странствия по обнаженной плоти молодой девушки, исследуя все ее скрытые трещинки, а затем шлепая ее голый зад. — Что следует сказать, когда кто-нибудь делает тебе комплимент, шлюха?

Голова Сары опустилась, упавшая челка закрыла ее глаза. Вместо ответа она молчала.

— Тебе следует сказать «спасибо», маленькая тупица, — напутствовала миссис Андерсон, — Теперь скажи это!

— Спасибо… — Сара еле стояла на ногах. Почти не могла дышать. Ее мысли текли как черная патока, — … спасибо Вам.

— Твой муж смотрит, шлюха. Помаши ему.

«О, Боже», — подумала Сара. Фрэнк смотрел на нее. По выражению его лица, слава Богу, было ясно, что он не видел, что скрывается из его поля зрения. Сара натянуто улыбнулась и помахала рукой, делая вид, что достает лед.

— Отлично, шлюха. Маши ему как следует, — сказала миссис Андерсон, продолжая трахать пальцем возбужденную молодую домохозяйку, — Здесь не происходит ничего необычного. Просто две жены получше узнают друг друга. Очень, очень хорошо.

— Пожалуйста, — умоляла Сара, — Пожалуйста остановитесь прежде…

— Будь умницей, передай мне вот ту лопаточку, — сказала миссис Андерсон, полностью игнорируя протесты Сары.

Лопатка была жирная, с прилипшими к ней кусочками от жаренных гамбургеров и хот-догов. Сара осторожно подняла ее и передала пожилой женщине.

— У тебя узкая пизда, Сара. Даже после того как ты родила двух злобных монстров, я все еще могу ощущать как твоя голодная пизда сжимает мои пальцы, — сказала миссис Андерсон в то время как ее пальца едва показывались, быстро двигаясь взад-вперед, трахая и насилуя ее мокрую дырочку. — Фрэнк счастливый мужчина.

Миссис Андерсон со звонким шлепком ударила Сару лопаточкой по упругой попе, оставив на ней яркий след с четырьмя белыми дырочками от узора на лопатке. Жир и кусочки сажи также остались на твердой попе молодой девушки. — Что я говорила насчет благодарности?

— Спасибо Вам, — выдохнула Сара. Это не могло быть правдой. Не здесь. Не на публике. В зоне видимости ее мужа и детей.

Миссис Андерсон вставила свой пухлый палец в анус Сары.

— И такая тугая, маленькая коричневая штучка, — прокомментировала она.

— Уууу-ох-Боже — Спасибо Вааам, — разум Сары помутился. Палец тыкался в ее заднюю дырку, заставляя ее дрожать от возбуждения, которое, она знала, ей нельзя было испытывать.

— Фрэнк трахает тебя сюда? — спросила миссис Андерсон, — Спорю, что ты любишь, когда тебя ебут в попу. Шлюха.

— Нет. Он не делает этого, — промычала Сара. Она совсем не такая. И Фрэнк тоже не из таких.

— Но ты любишь это. Ты любишь, когда в твою попу входят, так ведь, Сара. Так, ты, прирожденная шлюха?

Пухлый, маленький палец червяком извивался в ее заднице. Он выпытывал правду из сжатых губ Сары.

— Да. Да… Я люблю, когда меня трахают в попу.

— Хорошая девочка, — сказала миссис Андерсон, — Ну а теперь, выкинь все мысли о моем муже из своей маленькой, тупой головешки, поняла меня, девочка? Отныне, ты будешь стараться выглядеть красивой лишь для меня. И сбрей эти курчавые светлые волоски.

Миссис Андерсон потянула за лобковые волосы Сары, ее нос сморщился от презрения. — Я люблю чтобы мои девочки были чистыми и свежими. И я хочу пометить тебя, чтобы было видно, что ты моя. Может быть ошейник, кольцо или тату. Еще не решила.

О, Боже, нет. Как она скроет такое от своего мужа? Это безумие. И все же, она не могла не признаться, что такие мысли, мысли стать рабыней этой старой женщины, завели ее так, что она почувствовала, что внутри нее стало мокро, словно она состояла из желе.

— Я решу к утру понедельника, — продолжила миссис Андерсон и теперь два ее пальца вошли в переднюю дырочку молодой домохозяйки, а один по-прежнему оставался в задней, — И я жду, что ты будешь готова ко встрече со мной в понедельник. Надушена, свежевыбрита. Готова к ебле. У тебя еще осталось твое свадебное платье?

— Ууууу… Да… Да, Мэээм, — голос Сары был слаб и дребезжал. Ее грудь тяжело вздымалась и опускалась. Напряженные соски торчали, выпирая вперед через тонкую, приталенную футболку. Ее тело вспотело и пот начал выступать на одежде.

— Я еще не давала тебе разрешения кончать, шлюха, — предупредила миссис Андерсон, — Не вздумай.

— Я ничего не могу с собой поделать, — ее тело не хотело принимать отказ.

— Лучше перебори себя, придумай способ, — миссис Андерсон замедлила движения пальцами, но не вынула их. Пизда Сары продолжала издавать чавкающие звуки с каждый движением пальцев взрослой женщины.

Дотянувшись до контейнера со льдом, Сара схватила пригоршню льда и прижала его к своей щели. Она молилась, чтобы это сработало. Холод шокировал. Было больно, но надо было перетерпеть. Она крепко прижала обжигающий лед к своей вагине и задрожала.

— Хорошая сука, — сказала миссис Андерсон, — Теперь, как я и говорила. Когда я приеду завтра, я хочу, чтобы ты была в постели, чтобы на тебе было надето твое свадебное платье, ноги широко раздвинуты, твоя киска открыта в ожидании меня.

— Когда… когда вы приедете? — пришлось приложить много усилий чтобы спросить это. Сара с трудом говорила по слову между вздохами.

Миссис Андерсон вынула палец из зада молодой домохозяйки и отвесила ей громкий шлепок.

— Не важно, когда я приеду, сука. Но когда я приеду, тебе лучше быть в кровати и страстно желать меня. Под этим я подразумеваю, что хочу увидеть твои мокрые пальцы, горячую и готовую пизду. И лучше не кончай без моего разрешения. Сука, я говорю это совершенно серьезно, не вздумай кончать.

Это было откровением для Сары. Она будет рабыней. Она будет сексуальной рабыней этой старой женщины. Кровать, которую она делила со своим мужем, ее платье, которое она надевала на свадьбу — не останется ничего святого. Ей следовало сказать «нет». Ни за что. Ни под каким видом. Иди на хрен, старая сука. Однако, ее киска горела так, как никогда раньше. Это нужно было ей всю ее жизнь, но до этого момента она не знала об этом.

— Пожалуйста, — умоляла Сара.

— Пожалуйста, что? — спросила миссис Андерсон.

— Пожалуйста, Мэм. Можно мне кончить?

— Еще нет, сука, — ответила ее начальница. Она извлекла все пальцы из молодой мамочки, — Каков твой ответ, шлюха? Ты будешь моей сукой?

— Ох, Боже, — застонала Сара, — Да, да, Мэм.

— Я собираюсь протестировать тебя. И ты не представляешь, каким будет этот тест.

— Да, Мэм. Пожалуйста, Мэм. Мне нужно кончить. Очень-очень нужно, — ноги Сары дрожали. Ее мутило от желания, — Оооочень нужно!

Миссис Андерсон покрутила клитор молодой девушки между подушечками пальцев, — Дай мне эту бутылочку с горчицей, — приказала она.

Сара подняла желтую пластиковую бутылочку с французской горчицей и попыталась передать ее.

— Открой ее мне, тупая шлюха.

Нет, о, нет! Сара подозревала что может случиться, но нет, миссис Андерсон не посмеет сделать это, или посмеет? Дрожащими пальцами она отвинтила пластиковую крышку и передала пузырек пожилой женщине.

— Хорошая девочка, — сказала миссис Андерсон, — Теперь наклонись вперед и раздвинь свою чудесную попу.

О, Боже, она достаточно сумасшедшая чтобы сделать это. Хуже этого, Сара заметила, что за ней наблюдает ее муж. Она снова помахала ему. Пожалуйста, о, пожалуйста, отвернись, молилась она. Смотреть больше на него она не рискнула, потому что он точно бы понял, что с ней что-то произошло. Краешком глаза она все же увидела, что в конце концов, Фрэнк отвернулся от нее и продолжил ловить рыбу. Сара наклонилась, раздвинув руками половинки попы.

— Какое милое, маленькое очко, — сказала миссис Андерсон, — Кажется оно подмигивает мне.

— Спасибо.

— Ты близка к тому чтобы кончить? Готова кончить для меня маленькая шлюха?

— Да, — О, Боже. Быстрей, быстрей, быстрей. Сара подалась назад. Выгибая тело, надеясь кончить прежде чем их застукают, если еще не застукали.

— Как по мне… — начала говорить миссис Андерсон, обводя пальцем вокруг клитора молодой домохозяйки. Затем она вставила в сморщенную дырку Сары конический наконечник желтой бутылки, — Я не люблю горчицу. Как насчет Фрэнка? Любят ли ее маленький Джейк и Элизабет?

Слова пожилой женщины задели Сару. Было ужасно, что она опустилась так низко. Но ее семья, ее невинная семья, они также ощутят на себе последствия ее извращенных желаний. И что самое ужасное, просто мысль об этом, о том, что она будет беспомощно смотреть как ее семья станет пользоваться этой баночкой горчицы… горчицы которая была… Это уже было последней капле. Сара была на гране помешательства. Оргазм сокрушил ее быстро и мощно.

— Кончаю. О, блядь, я кончаю! — вскрикнула Сара.

Миссис Андерсон погрузила рифленый конусообразный наконечник желтой бутылочки с горчицей дальше, в анус молодой домохозяйки и сжала баночку так сильно как могла.

— О, блядь. Блядь, блядь!

Горчица обожгла внутренние стенки кишки Сары. Ее пизда сжималась от каждого сокращения во время оргазма. Это был очень сильный оргазм, который, казалось, будет бесконечным. Миссис Андерсон аккуратно вынула горчицу из зада Сары. Не в силах больше стоять, Сара опустилась на скамейку, рядом с миссис Андерсон и слабым движением потянула шорты вверх, чтобы прикрыть свою наготу.

— Черт, — прохныкала она, — Жжется.

— Да, дорогуша, так и предполагалось, — ответила миссис Андерсон, — Теперь поцелуй меня и поблагодари за оргазм.

Кулер загораживал ее от мужа, но если прибегут дети, они все увидят. Что случилось со мной, думала Сара, открыв рот и впервые целуя другую женщину.

— Спасибо Вам, — сказала Сара, когда их поцелуй прервался, — Спасибо Вам за мой оргазм.

— Пожалуйста, дорогая.

— Жжёт. — Боль уменьшилась, но не прошла окончательно.

— Тшшш, — миссис Андерсон протерла бумажным полотенцем крышку бутылочки с горчицей и поставила ее на стол. Затем она помахала своему мужу и Фрэнку:

— Ланч готов. Поторопитесь. Все сюда. Пора кушать. Дети тоже.

— Кстати о еде, — сказала миссис Андерсон так, что ее могла слышать только Сара, — Моя сука уже кушала киски раньше?

— Нет, Мэм, — Сара нервно заерзала на сиденье, из-за горчицы, обжигающей ее задницу изнутри. Хуже того, она пыталась сконцентрироваться и контролировать сфинктер, чтобы не обделаться, — Никогда.

Женщина протерла свои пальцы, блестящие от соков Сары влажной салфеткой.

— Тебе предстоит научиться этому. Я намерена как следует натренировать тебя. Я даже собираюсь делиться тобой с несколькими своими подругами.

— Да. Да, Мэм, — Сара подумала, сможет ли она пережить все это. Каково это будет, быть рабыней властной, пожилой женщины.

— Хорошая девочка, — сказала миссис Андерсон, — Теперь просто сиди, я возьму все под свой контроль. Но завтра — завтра… я намерена использовать тебя по полной, полной программе.
***
Одна в своей спальне, Сара посмотрела на часы. Десять тридцать.

Она опустила глаза вниз, оглядывая себя. Белые туфли с высокими каблуками. Белые чулки. Белая вуаль опущена и мешает взору. Сатиновое свадебное платье мягко обхватывает талию. Платье, которое она никогда не надевала со дня свадьбы.

Красивые ноги Сары были широко разведены. Ее лобок, абсолютно гладкий после бритья, слегка покраснел. Щелка влажная. Губы набухли от постоянных прикосновений к ним в это утро. Сперва она надеялась, что миссис Андерсон не приедет. Затем она коротала время, представляя, что подумает о ней взрослая женщина, увидев, что Сара выполнила все инструкции. А может быть она шутила?

А сейчас? Сейчас наступила самая тяжелая пора. Одному Богу было известно, как она хотела. Как она жаждала. Мучая саму себя. Оставаясь возбужденной, постоянно дроча свою щель, так, чтобы та оставалась горячей и влажной. Она не просто была влажная. Она текла. Ее пробирала мелкая дрожь. Бедра судорожно подергивались. Ладони сжимали простынь. Ей показалось, что она услышала звук открывающейся входной двери. Последовал стук каблуков, кто-то поднимался по лестнице. Сердце готово было выпрыгнуть из груди, когда Сара поняла по звуку, что по лестнице поднимаются два человека.

«Боже мой» — думала Сара. «Она привела кого-то еще». Но, было слишком поздно. Оставалось только принять все как есть. Потянувшись, она, как и было приказано ей ранее, послушно раздвинула свои половые губы в стороны. Другой рукой она подняла кожаный поводок, ведущий к ошейнику на ее шее.

Теперь это была ее судьба, судьба рабыни.

Читайте также...

Друг мужа

Это был обычный субботний вечер. Когда я пришла домой с работы муж сидел в гостиной …

40 queries in 1,076 seconds.