Связь. Часть 1

Мне тяжело даётся писать рассказы от третьего лица, поэтому заранее прошу прощения за возможные ошибки. И вот ещё: этот рассказ получился слишком уж романтичны)

— Кирюх, а я влюбилась! — радостно протараторила Настя — Представляешь?! Наконец-то влюбилась! Боже, как же я ждала этого момента, мне кажется, что я схожу с ума, мне не верится, что это, наконец, случилось!

— Да? Чёрт возьми, детка, как я за тебя рад! — сказал Кирилл, обняв крепко-крепко подругу за плечи. — Скажи мне, как её имя? Это ведь как обычно она, да?

— Естественно, друг мой, естественно! Нет, я не говорю, что вы — парни плохи, вы великолепны! Просто я родилась другой, и моё тело и душа, вернее, мозг, не хочет вас. Ладно, не об этом говорим. Она… Она обладает великолепным именем — Алиса! Алиса, Алиса, Алиса… — это имя Настя произносила с таким трепетом, словно боится разрушить его.

— Это всё великолепно, конечно, но это взаимно? — с опаской и как-то необычайно тихо спросил Кирилл.

Настя, слегка помедлив, вскрикнула:

— Да, чувак, да! Представляешь, как я сейчас счастлива?! Я ни разу в жизни не влюблялась и теперь в моей душе плещется то чувство, о котором так трепетно писали мои любимые поэты и писатели. Теперь и я знаю, что значит «быть влюблённой».

Друзья, словно, почувствовав мысли и желания друг друга, снова крепко обнялись. Их объятия прервал телефонный звонок. Настя взяла телефон, и когда она взглянула на экран, в её глазах блеснул радостный огонёк:

— Да, Алиса?

Слушая её, у Насти сменилось выражение лица с безудержно счастливого на испуганное. Через пару минут она сказала: «Через полчаса встречаемся у моего подъезда» и отключилась.

— Кирюх, у моей Алиски проблемы. Я всего не знаю, но она успела сказать, что мать её уехала в командировку, а отчим дома с друзьями пьёт по-страшному, и один из его дружков приставал к ней. Ей страшно и ей некуда идти. Мне пора бежать. — Взволнованно сказала Настя, уже натягивая кеды и пальто.

— Да, конечно, беги! Моя помощь нужна?

— Нет, Кирюш, спасибо за всё — сказав это, Настя чмокнула друга в щёку и побежала домой.

Через 20 минут Настя прибежала к своему подъезду и увидела на лавочке девушку, которая сидела, подогнувши под себя ноги и опустивши голову. Плечи девушки судорожно тряслись — она плакала. Это девушка — её Алиска. Настя подлетела к ней и сев рядом, крепко прижала это хрупкое тело. Алиса подняла на неё голубые заплаканные глаза и, увидев, что это её Настя, разревелась ещё громче и сильнее. Она уткнулась ей в плечо и плакала безостановочно. У Насти сжалось сердце, ей казалось, что она сама испытывает всю эту боль и отчаяние. Через несколько минут девушка перестала плакать и подняла голову, смотря на подругу. «Боже, как я люблю этого ангела. И как же непривычно осознавать, что ты способен что-то чувствовать!» — подумала Настя и коснулась губами губ Алисы.

— Детка пойдём домой. — Прошептала Настя.

— А как же твоя мама? Она же не примет меня — испуганным и, действительно, ангельским голосом сказала Алиса.

— Не думай об этом. Она любит меня, а я — её, а значит, мы найдём общий язык.
Они поднялись с лавочки и побрели в квартиру.

— Мам, дядь Жень, вы дома? — сказала Настя в пустоту, ибо она уже знала ответ — нет, они всегда уходят в это время гулять.

Девушки прошли в комнату к Насте. Алиса ещё никогда здесь не была и, зайдя внутрь, она присвистнула от удивления. В комнате была великолепная атмосфера: окна были прикрыты плотными шторами, что создавало полумрак, а на стенах висели разнообразные чёрно-белые фотографии в стеклянных рамках. Одни фотографии были сделаны на выставке сюрреалистов, а на других фотографиях были запечатлены великолепные девушки. Алиса, рассматривая фотографии, так увлеклась, что не заметила, как Настя уже переоделась и тихо подошла к ней, приобняв сзади.

— Как красиво! Мне так нравится твоя комната — сказала Алиска, повернувшись к Насте.

— Раз нравится, то оставайся столько, сколько захочешь — прошептала на ушко Настя. — Я становлюсь такой счастливой, представляя, как мы будем смотреть любимую «Клинику» перед сном, и как по утрам я буду приносить тебе завтрак.

— Как же великолепно звучит! — Сказав это, Алиса крепко поцеловала девушку.

Настя ответила на поцелуй, переплетая свой язычок с язычком любимой. Она даже слегка прикусила его, отчего Алиска весело взвизгнула и прошептала:

— Насть, я хочу тебя. Я очень хочу тебя! Понимаешь, дело не только в том, что ты жутко сексуальная, но и в том, что… понимаешь, блин, я не знаю, как тебе сказать… Насть, я люблю тебя! Чёрт возьми, я так люблю тебя! Я хочу почувствовать эту связь!

Настя стояла обомлевшая, её ноги подкашивались, а тело отказывалось шевелиться. Она никогда не думала, что её тело так отреагируют на 3 простых слова «Я люблю тебя». Настя молчала и только улыбалась, она попятилась назад к кровати, по-прежнему крепко прижимая Алису к себе. Они упали на кровать и тут, наконец, Настя произнесла долгожданные для Алисы (да и для себя тоже) слова:

— Милая, как же я тебя люблю. Поверь для меня это не пустые слова. Я никогда ни в кого не влюблялась, а тем более не любила и поэтому сейчас мне так страшно, мне кажется, что всё сейчас окажется лишь очередным сном.

— Это не сон, поверь! Что я могу сделать, чтобы ты поняла, что я и ты — реальность? Хотя, я знаю, что сделать.

Алиса, хитро улыбнувшись, села на ноги, лежащей на спине Насти. Она начала постепенно расстегивать свою клетчатую рубашку — пуговку за пуговкой. В глазах Насти блеснул огонёк, она даже попыталась раньше времени дотронуться до бархатистой кожи любимой, но получила за это лёгких шлёпок по рукам. А Алиса продолжала раздеваться: сняв с себя рубашку, она расстегнула лифчик. Увидев умопомрачительную грудь Алисы, Настя больше не смогла себя сдерживать — она притянула девушку к себе и крепко сжала это хрупкое тело. Она зарывалась лицом в её тёмные по плечи волосы, она целовала её шею и грудь.

— Ты пахнешь ванилью — прошептала Настя, переворачивая девушку и кладя её на кровать. Она на руках поднялась над ней и провела пальчиками по её малиновым губам, по её молочно-белой шее, по ложбинке грудей до самого пояса брюк. Алиса замерла и часто-часто задышала. Настя аккуратно расстегнула пуговку, замок и стянула синие брюки со стройных ножек. На красных трусах было влажное пятнышко. Настя провела рукой по нему, а затем коснулась губами. Алиса застонала. Настя стянула с себя пижаму, а затем с девушки этот ненужный кусок ткани. Гладко выбритый лобок будто манил её. Настя склонилась и прикоснулась к нему горячими губами. Стоны девушек уже сплелись воедино. Настя язычком провела по горячим и влажным губкам Алисы, она обвела каждую складочку и проникла язычком внутрь. Алиса прерывисто дышала и стонала. Но неожиданно эту сладкую истому прервал звук открывающегося замка. Девушки встрепенулись и начали судорожно одеваться.
— Дочь, у нас гости? — послышался из коридора женский голос, звук закрывающейся двери и шуршание пакетов.
— Да, сейчас я вас познакомлю. — Крикнула Настя, натягивая пижаму и помогая одеваться Алиске. Они посмотрелись в зеркало, поправили макияж и пошли на кухню. Перед выходом Настя прошептала Алисе: «Детка, ты только не забудь, на чём мы остановились».

На кухне уже кипел чайник, и родители накрывали на стол.
— Познакомьтесь с Алисой. — Сказала Настя, раздумывая, как же лучше её представить. — Алиса, это Елена Николаевна и Евгений Владимирович.
Мама улыбнулась и пригласила девушек за стол.
Они сидели за столом, и пили чай. Настя разрезала торт и положила кусочек на тарелку Алисе, затем она спросила, будет ли она сахар. Настин отчим заинтересованно наблюдал за девушками и за тем, как Настя ухаживала за «подругой». Видимо, он что-то заподозрил, ибо он слегка взволновано спросил:
— А где вы познакомились?

Девушки посмотрели друг на друга, подавив улыбку, Настя сама решила отдуваться за двоих:
— Мы познакомились на студ. весне. — Сказала Настя
— Хм, она же была совсем недавно, а вы так близко уже общаетесь. — с недовольным выражением лица сказала мама — Я так поняла, вы часто созваниваетесь.
— Да мам, мы хорошо общаемся и мы часто созваниваемся. Разве это плохо? — С недовольством и лёгким нахальством сказала Настя.
Алиса под столом схватила её за колено, чтобы та остепенилась и успокоилась.
— Нет, просто это странно. Подруги так тепло и по-особенному не общаются. Если, вы, конечно, не просто подруги… — С негодованием и вызовом говорила Елена Николаевна. — Вы встречаетесь, да?! Ты опять за своё?! Настя, сколько можно!
Алиса, предчувствую беду, схватила за руку Настю, та сделала 2 глубоких вдоха и произнесла:
— Мам, мы это уже обсуждали много раз. Давай не будем разводить демагогию при гостях.
— Дочь, я так больше не могу! Когда ты прекратишь дурить?! Я хочу чтобы ты нормально жила: встречалась с парнями, а в будущем завела семью. Тебе 18 уже!

Обстановка накалялась. Евгений Владимирович сидел, вжавшись в стул, не смея ничего сказать. Алисе становилось не по себе. Она поняла, что не может больше здесь сидеть. Она привстала и тихо сказала:
— Насть, я выйду на улицу, прогуляюсь, пожалуй. Спасибо за чай, Елена Николаевна и Евгений Владимирович, всё было очень вкусно!
— Алиск, останься. — Произнесла взволновано Настя, схватит подругу за ладонь.
Но Алиса ослушалась и, улыбнувшись, встала из-за стола. Настя собралась было идти за девушкой, но её остановила мамина фраза:
— Насть, кто эта девушка?! Скажи мне?! Что она здесь делает?! — взрывным тоном произнесла Елена Николаевна.
— Так, мам, Алиса — моя девушка. Мы знаем друг друга уже год, и я её люблю. Я впервые кого-то полюбила, я впервые так счастлива, а ты так себя ведёшь?! Неужели ты не могла сдержаться хотя бы при Алисе? У неё большие проблемы и я только-только успокоила её!

Знаешь, я тебя люблю, но если ты меня не примешь такой, какая я есть — я не знаю, что буду делать. Я принимаю тебя со всеми твоими недостатками, я люблю и уважаю тебя и твой выбор жизненного пути, почему ты не хочешь сделать это же?! Я понимаю, ты переживаешь по поводу моего будущего, но ты не думала о том, что это моё влечение, возможно, скоро пройдёт?! Но пока этого не случилось, пожалуйста, постарайся смириться. Ты постоянно говоришь, что однополые отношения — неправильные отношения, но подумай: а кто знает, что есть правильно? Кто установил рамки, и почему остальные должны насильно себя в них держать?! Жизнь всего одна, и я хочу её прожить так, чтобы на смертном одре я могла сказать: я ни о чём не жалею, я была счастлива.

Выпалив это, Настя забежала к себе в комнату, взяла деньги, телефон, своё пальто, Алискину куртку и побежала на улицу. Перед уходом она сказала:
— Родители, я не приду сегодня. У Алисы большие проблемы, ей некуда идти ночевать и, я не брошу её.
Настя, не дожидаясь ответа, захлопнула дверь и ушла.

Выбежав ко двору, Настя стала озираться и оглядываться вокруг в поисках Алисы. Но нигде она её не видела. Она посмотрела на детской площадке — нет, на лавочке возле супермаркета — нет, она забежала за угол и там увидела её. Подойдя ближе, она увидела, что Алиска держит в зубах сигарету — странно. Настя подошла вплотную к Алисе, и, не сказав ни слова, забрала сигарету, после чего она сделал глубокую затяжку.
— Ты же не куришь. — Сказала Алиса.
Она улыбалась, но её глаза были переполнены грустью и болью. Настя, конечно, это заметила, но снова не сказала ни слова, ибо она знала, что когда Алисе плохо — лучше не лезть, а подождать, когда она сама раскроется.
— Ты тоже вроде не куришь, детка, но это именно я вижу тебя с «Парламентом». — шепнула Настя, приблизившись к самому уху девушки. — Пойдём в «Рим»?
— Куда?
— «Рим» — неплохая сауна. Проведём там пару — тройку часов, а потом пойдём гулять. — Сказала Настя, взяв руку подруги и потянув её за собой.

— А как же родители? — взволнованно интересовалась Алиса.
— Не бери в голову, а просто пойдём со мной.
Алиса улыбнулась, и девушки, взявшись за руки, побрели к «Риму».

Вечерний сумрак окутал всё вокруг. Девушки шли по центральной дороге, по одной стороне которой тянулся городской парк, а на другой располагалось красное кирпичное здание. Именно оно и было им нужно. Подходя к нему, они услышали какой-то грубоватый женский голос. Этот голос окликнул Настю.
— Алис, подожди меня около входа пару минут. — Сказав это, Настя подошла к девушке, больше похожей на парня, которая позвала её.
Они обнялись, поговорили, пожали руки и разошлись.
Настя подбежала к Алисе, что-то пряча в карман своего драпового пальто. Алиса не задавала лишних вопросов. Они зашли внутрь.

Внутри была обстановка, честно говоря, пугающая. Алиса смутилась, а вот Настя ничуть. Она уверенным шагом прошла к кабинке кассы. Она заказала номер с бассейном, купила банный веник, бутылку волжанки и конфет.
Женщина вышла из кабинки и проводила девушек на нулевой этаж к высокой деревянной двери.
— Оставляю вас, красавицы. Через 4 часа я зайду за вами. Приятного вечера. — Улыбнувшись, сказала женщина бархатным голосом.
Когда девушки зашли внутрь, они увидели скромный коридорчик с вешалками, далее следовала комната, в которой было 2 кожаных дивана, стоящих друг напротив друга, огромное зеркало и столик.
Девушки разделись, попутно полюбовавшись друг на друга, и прошли в следующую комнату. Напротив двери было 3 душевых кабины, слева от них — дверь в парную, а позади располагался огромный бассейн. Он был умопомрачительный! Увидев его, девушки посмотрели друг на друга и присвистнули.

Настя запарила берёзовый веник, а Алиска в это время на цыпочках уже пошла в парную. Настя разложила банные принадлежности на полотенце, охладилась под душем и проследовала в комнату, куда ранее прошла её девушка.
Зайдя в маленькую комнатку, оббитую деревом, первое, что ей бросилось в глаза — Алиса, покрытая капельками пота и с пылающими щёчками. Настю окутал такой поток чувств и эмоций, что она, не сдержав сил, подошла к подруге и обняла её так крепко, насколько хватило сил.
— Ууух, солнышко, ты меня раздавишь же! — смеясь, сказала Алиса.
Настя разжала объятия, посмотрела девушке в глаза и сказала:
— Детка, а ты помнишь, на чём мы с тобой остановились?

Настя провела ладонью по пылающим щёчкам Алисы, по её губам, обвела пальчиком соски, ямочку пупка, и пошла дальше. Она положила ладонь на внутреннюю сторону её бедра. Алиса глубоко вздохнула, и из её уст вылетел стону удовольствия. Настя посмотрела на эти небесного цвета глаза, на пульсирующую венку на виске, на алые губы и вновь осознала: она в неё влюбилась. Окончательно. Бесповоротно.

Настина рука по-прежнему лежала на разгорячённом бедре Алисы. Она продвинула руку вперёд, и захватила пальчиками губки. Алиса облокотилась на стену, раскинула руки и запрокинула голову. Настя целовала, поглаживала бёдра Алисы, она взяла ногу девушки и провела ладошкой до самой ступни. Она была очарована этими тонкими пальчиками и элегантной ступней, она спустилась ниже и захватила губами большой пальчик. (Специально для — Она его слегка прикусила, а затем провела язычком дорожку по ноге до самого клитора. Настя обвела кончиком языка каждый бугорок и каждую складку, она точно вкушала сладкий и сочный плод. Алиса стонала и вжимала голову Насти в своё лоно. Настя провела двумя ладошками вверх к груди и стала теребить соски. Алиса уже не стонала, она кричала. Ещё минута и волна оргазма окутала всё тело девушки. Её виски пульсировали от жара и эйфории. Настя поднялась к лицу Алисы, посмотрела в её счастливые глаза и прошептала:
— Пойдём отдохнём на диванах.

Зайдя в комнату, и приземлившись на кожаное ложе, девушки почувствовали, как прохладный воздух обволакивал каждую клеточку их тела. Это так умиротворяло. Но эту тугую тишину нарушил какой-то шорох. Алиса открыла глаза и увидела, что Настя подошла к своему пальто и достала из кармана небольшой пакетик. Она села на диван рядом к Алисе. Девушка заинтересованно смотрела на свёрток, заботливо извлечённый из этого пакетика Настей.
— Вот. Это, солнышко, то, что любят многие, это то, что зародило поток вдохновения во многих творческих людях, это то, что называют травкой. — Крутя между пальцами зажигалку, говорила Настя.
— Да я знаю, что это! Не такая я уж и зануда. Давай раскуривай уже! — нетерпеливо тараторила Алиска.

Настя раскурила и глубоко затянулась. Она почувствовала, как вязкий дым обволок её лёгкие и её тело. Она сделала ещё одну затяжку и задержала дым во рту. Она притянула к себе Алису и приблизилась к её лицу, затем начала постепенно выпускать тонкую струйку дыма в её чуть приоткрытые губы. Алиса глубоко вдохнула и запрокинула голову вверх. Настя смотрела на её шею, на ярёмную вену, пальчиком аккуратно провела по ней и тихо-тихо прошептала:
— Свободна шея поднята, как молодой побег. Кто скажет имя, кто — лета, кто — край её, кто — век?
— Цветаева, я люблю тебя! — заворожено произнесла Алиса, смотря в никуда.
Ещё какое-то время они сидели там, курили, смеялись (много смеялись) и целовались.
— Насть, пойдём в бассейн. Я хочу отплатить тебе по заслугам. — целуя, жарко вздыхая, говорила Алиса.

Окунувшись с головой в чарующую и упоительную прохладу, девушки испытали те чувства, которых так не хватало им обоим — счастье и умиротворение. Они обнимались, гладили друг друга по волосам и целовались, они были поглощены друг другом. Они купались, плескались, играли, словно пятилетние дети, а потом Алиса подвела Настю к ступенькам. Она помогла ей встать «кошечкой», поставив её руки на верхнюю ступеньку, а ноги на нижнюю, она прогнула спину так, что её бёдра открыли весь её чарующий бархатный бутон. Алиса гладила её бёдра руками и тихо что-то шептала, а затем Настя почувствовала на своём лобке, губах, горячий язычок Алисы. Он исследовал её всю, вырисовывая пируэты и заставляя сходить с ума. Пальчиком Алиса отыскала точку, нажав на которую, Настину тело стало содрогаться. Она насаживалась на язычок, увеличивая скорость с каждой секундой до тех пор, пока она не почувствовала расплывающуюся истому внизу животу. Она села на ступеньку и целовала в губы свою Алису.

Они ещё немного барахтались, играли и целовались. После они вышли в комнату, где оставили всю верхнюю одежду. Они потихоньку собирались, общаясь друг с другом. Но их щебет прервал телефонный звонок. Настя достала из сумки телефон и, взглянув на экран, немного испугалась. Алиса наблюдала за сменой выражения лица Насти и сама начала волноваться. Настя внимательно слушала голос из трубки, и в какой-то момент времени Алиса заметила на щеке подруги слезу, но при этом её губы и глаза улыбались.
— Алис, это мама звонила. Она уже звонила раз двадцатый, она хотела сказать, чтобы мы шли домой. Они просила прощения и плакала, говоря, что любит меня, а, значит, полюбит тебя.
— Насть, это божественно. Давай купим тортик и пойдём домой!

Читайте также...

Одиночество

Я проснулся. Было раннее, светлое майское утро. Я бодро вскочил с постели, направился в ванную, …

39 queries in 0,549 seconds.