Унизительное обращение

Я сидела в спальне, уютно подвернув под себя ноги, и подкрашивала реснички, стараясь перещеголять журнальную модель, гордящуюся на развороте короткой плиссированной юбочкой, когда громкий голос моего парня Вовки позвал меня в гостиную.

Вовка со своим закадычным дружком Хаммером уже битый час рубились в какую-то игруху по сети. К ним примкнул незнакомый мне парень, по виду совсем молоденький, даже без следов бритья на щеках. Похоже, Вовка с Хаммером играли за одну команду, но мальчишка не отставал, о чем можно было судить по раздраженным репликам Хаммера. Вовка, как и подобает хозяину, развалился в просторном кресле, бывшим самым дорогим предметом нашей скромной домашней обстановки. Сидеть в кресле, помимо моего парня, разрешалось разве что Вовкиному древнему коту, да и то когда никого не было дома. Гостям достался модульный диванчик, обладающий удобными подлокотниками сами знаете для чего. Завидев меня, ребята оторвались от ноутов и воззрились со знакомым ожиданием похабного перформанса.

Остановившись на расстоянии трех шагов от парней, я подняла подол сарафанчика почти до шеи, слегка раздвинув ноги, и стала ожидать дальнейших указаний. Кто бы знал, как непросто мне дался этот жест, но возразить против строго установленных правил я не осмелилась. Да это ни к чему бы и не привело. Трое парней удовлетворенно уставились на тщательно этим утром выбритую пизденку, то и дело переводя пожирающие взгляды на мои моментально набухшие от такого унизительного положения соски. С минуту меня обжигали взглядами, после чего Вовка, на людях велевших называть его исключительно Вольдемаром Владимировичем, выпрямился в кресле и приказал принять позу для осмотра. Эта моя специально выдуманная им поза была его особенной гордостью. Конечно же (как я только сразу не догадалась!), не продемонстрировать ее своему новому дружку он просто не мог.

Повернувшись к Вовке спиной, я старательно прогнулась, изо всех сил пытаясь достать носочки и не сгибаться в коленках. После месячной дрессировки я уже научилась выполнять это упражнение четко и быстро, чтобы не получать взысканий. Мой и без того коротенький сарафанчик, ненадолго было отпущенный, снова улетел на шею. При этом оба отверстия бесстыдно оттопырились, угодливо предоставив себя всеобщему обозрению. Стоять в таком виде перед двумя гостями, не спускавшими с меня глаз, было нестерпимо стыдно. Первая, у кого не выдержали нервы, оказалась пизденка, и я просто физически почувствовала, как начинаю позорно течь. Осознав, что за этим зрелищем наблюдает совершенно незнакомый мне мальчишка, я в ужасе зажмурилась. Ладно еще Хаммер, того почти не стыдно! Дело в том, что Хаммера мне приходилось обслуживать регулярно. По сути всегда, когда ему не давала какая-нибудь пассия, в очередной раз оказывавшаяся пуританкой и семьянинкой. В общем, Хаммер видывал меня и не при таких обстоятельствах и чуть ли не законным членом семьи. Ну, знаете, как часто гостящий дедушка, к которому забираешься на колени, не задумываясь о приличиях.

Беспрекословно выполняя указание, я умоляюще смотрела в лицо Вовке, просунув голову между слегка раздвинутых ног. Тот оставался неумолим, немного пресыщенно перебирая пальцами левой руки мои самые интимные складочки, а сам разглядывал притихших и слегка сбитых с толку парней. Наконец, внушительно хлопнув меня по заднице, Вовка приказал:

— Обслужи Димона!

Димон, не ожидавший такого резкого поворота, сразу же расплылся в глуповатой ухмылке, став похожим на прыщавого пятнадцатилетнего подростка. Ухмылку не сразу удалось перебороть, так что Вовка успел насладиться пикантным моментом.

— Хорошая у тебя девчонка! — только и получилось выдавить у Димона, который пытался выглядеть уверенно и расслабленно.

На сленге моего парня обслужить значило ублажить по полной, с учетом, так сказать, всех причуд клиента. Димон, наконец поверивший в свою удачу, развалился на диванчике с расстегнутой ширинкой, разглядывая заботливо представленные его вниманию сиськи.

— Предпочитаете начать с минета? — как можно более угодливо осведомилась я. О том, какой покорной и текущей сучкой я выгляжу со стороны, сейчас лучше было не думать.

— Давай цыпа.

Плюхнувшись на коленки, как и подобало в моем положении, я взяла головку его торчащего кола в рот и стала теребить уздечку, немного усиливая давление на заднюю поверхность. Одной рукой я придерживала Димоновы яички, а другой задирала свой форменный сарафанчик. То, что сосать нужно с открытой попкой, меня приучили давно. На поверку Димон оказался не таким уж мальчишкой: мощно засопел, ухватил меня за волосы и притянул к себе. Хуй, предоставленный для обслуживания, был совсем не маленький, и мне пришлось хорошо постараться, чтобы заглотить его целиком. Мой властелин тем временем намотал недавно подкрашенный игривой рыжиной хвостик на запястье и принялся жестко долбить в рот. Мои пенящиеся слюни, сдобренные его смазкой, не заставили себя ждать и обильно капали на обивку дивана. Обо мне Димон, похоже, совсем забыл, увлеченный исключительно своими ощущениями. Темп долбежки стремительно ускорялся, пока в глазах у меня не потемнело. Я из последних сил старалась держать губы трубочкой, чтобы ненароком не прикусить мужское достоинство.

По-видимому, заскучав, Хаммер подошел сзади и огрел меня плеткой по тыльной стороне ляжки — синяк был обеспечен.

— Стараться, шалава!

Краем глаза я видела, что Вовка развалился в кресле и по-хозяйки посмеивался над происходящим. Уж чем-чем, а жадностью Вовка никогда не страдал, так что поделиться своей выдрессированной девушкой с друганами было более чем в порядке вещей. Поглядывая на Хаммера, настойчиво пытающегося протолкнуть несмазанный палец мне в попу, а свободной рукой мявшего ягодицы, он лишь слегка улыбался и, должно быть, думал о чем-то своем.

Наконец, после моего очередного глубокого засоса, Димон стал кончать. Не отпуская волосы, он ухватил меня за шкирку, как паршивого котенка, и притянул так, что я носом уперлась в его волосатый лобок. Толчки извергающегося хуя отдавались по всему телу. Я глотала так часто, как только могла, но все равно несколько капель ненароком выскочили изо рта. Уж за такое Вовка по головке не погладит! Он не раз повторял, что высасывать нужно насухо, а потом полировать получивший свое хуй до блеска. Стараясь не думать о грядущем взыскании, я принялась вылизывать постепенно обмякающий инструмент Димона, свободной рукой стараясь нежно массировать мошонку.

Пока я ползала на четвереньках и слизывала разбрызганную мужскую жидкость вперемежку со своими слюнями, Хаммер и Димон тискали меня за что придется. Щеки пылали, а пизденка продолжала течь, как если бы меня, скажем, выставили голую на школьной линейке перед мерзко гогочущей оравой. Окончательно меня накрыло, когда Хаммер резко вставил три пальца и провернул их внутри на полную величину развернутого угла.

— А можно ей в рот поссать? — вывел меня из нирваны голос Димона, который, должно быть, совсем обнаглел и пытался урвать по максимуму.

— Ладно, пользуйся, — великодушно разрешил Вовка и добавил, — только в душе, — видимо решив, что Димон вознамерился загадить нам всю гостиную.

Димон не сильно, но настойчиво пнул меня под зад, и я побежала в ванную комнату готовиться к новой экзекуции. Что ж, если ему так нравится, придется засунуть остатки гордости в одно место и потерпеть. О том, чтобы перечить решению своего парня, невозможно было даже подумать.

В душе я встала на коленки так, чтобы мой полуоткрытый рот оказался примерно на уровне хуя Димона. Обеими руками я поднимала подол сарафанчика, стараясь подчиняться установленным Вовкой правилам и демонстрировать себя парням во всей красе. Теплая Димонова струя не заставила себя ждать, злобно ударив мне в район носа, отчего я моментально поперхнулась, но пересилила себя и не отвернула мордочку. Димон сильнее оттянул крайнюю плоть и еще раз прицелился — на этот раз чуть не пришлось сглотнуть, но я вывернулась: пополоскав противную жидкость в горле незаметно выплюнула ее на пол. Димона, похоже, не на шутку заводила покорность и направленный на него снизу вверх взгляд. Он продолжал как бы играть с коленопреклоненной сучкой, умышленно целя то в волосы, то в глаз, то опять в рот, так что под конец я стала выглядеть вовсе задрюченной с размазанной по всему лицу тушью и полумокрыми спадающими волосами. Отряхнув последние капли и напоследок издевательски похлопав хуем меня по подбородку, Димон натянув штаны и демонстративно вышел из ванной. Вовка и Хаммер последовали за ним, оставив меня наедине с собой, отстирывать в раковине повидавший мои унижения сарафанчик. К утру тому надлежало быть как новому.

Кто хочет продолжение, пишите в комментариях)))

Искренно ваша, ^^Юля^^

Читайте также...

Друг мужа

Это был обычный субботний вечер. Когда я пришла домой с работы муж сидел в гостиной …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

40 queries in 1,679 seconds.