www.work-zilla.com

В мотеле. Не то, что Вы подумали

Мы зашли в комнату мотеля и заперли за собой дверь. Две больших раздельных кровати, стол с лампой, туалет и умывальник, кондиционер у стены.
Я не имел никакого представления о том, что этот человек будет делать дальше, и честно говоря, я был вполне напряжен. Я скинул ветровку на стул и зашел в туалет «по маленькому».

Когда я вышел, Лоренс уже включил телевизор и кондиционер и деловито копался в своей сумке, вынимая бутылку сока, стаканчики, несколько флаконов с силиконовой смазкой. Потом стал перебирать один за другим плоские глянцевые пакеты с женскими нейлоновыми колготками. Обращаясь ко мне он сказал — «подними штанину на левой ноге, покажи мне голень. Ага, я так и думал вот эти подойдут», и отложил один из пакетов в сторону, запихивая остальные назад в свою сумку. Тем временем, я чтоб хоть что-то делать, снял свою повседневную фланелевую рубашку, в которой приехал, и достал из рюкзака тонкую обтягивающую безрукавку «Найк», ярко-синюю. Лоренс еще раньше сказал что ему нравится мое фото в этой майке, и я решил одеть ее чтобы как-то растопить наметившуюся атмосферу деловитого молчания.

Лоренс коротко сказал мне: «сними обувь и брюки» Я повиновался, стянул и свои обычные носки, и начал одевать чистые короткие белые носочки для спорта. Он прервал меня: «это не надо. Сними трусы тоже». Я повиновался, и просто стоял перед ним в одной короткой ярко-синей майке в обтяжку, чувствуя себя словно на осмотре у врача, то есть глупо и неуклюже. Лоренс сел на кровать с пакетом колготок в руках, пододвинул к кровати стул, застелил его белым полотенцем мотеля и сказал: «сядь сюда лицом ко мне». Когда я сел он достал из своего пакета полупрозрачные белые колготы и стал деловито расправлять их и собирать в складки чтобы можно было вставить носок. «Давай ногу сюда», — сказал он держа подготовленную ткань… — «так, теперь вторую. Не торопись. Теперь встань».

Он аккуратно натянул колготки на меня, велев сначала задрать футболку. Они оказались выше пояса. Он встал с кровати, аккуратно отодвинул стул, снял свой жакет и спустил с себя брюки, оставшись в майке и трусах. У него был довольно выдающийся живот, мощные бугры мышц на плечах, сильные ноги с толстыми бедрами. Он поправил подушку на кровати и сказал: «ложись на спину, головой сюда. Нет, ноги не скрещивай. Опусти руки по бокам. Лежи спокойно, слушай звук телевизора, расслабься». Все это говорилось спокойным, деловитым тоном, низким бархатистым голосом. Я посмотрел вниз на свои ноги в обтягивающих белых полупрозрачных чулках. Прикольно, выглядело на удивление неплохо, вполне стройные, мне даже понравилось что на уровне бедер у колгот шли плотные кольцевые белые полосы, словно резинка у настоящих чулок.

Ногам было очень комфортно, как-то прохладно и скользко. Я провел руками по своим ногам, так чудно преобразившимся, мне это определенно нравилось. Я почувствовал возбуждение, но перевел взгляд на Лоренса, уже сидящего рядом с кроватью на стуле — он выглядел совершенно спокойно, деловито. Он сказал: «закрой глаза, ничего не делай, теперь я буду гладить твои ноги. Э-э, да ты мокрый» — его ладонь легла на мой пах, на влажное пятно на прозрачной белой лайкре. Он все также деловито оттянул верх колгот, засунул внутрь руку, взял мой полувозбужденный член, уложил его вверх, на живот и аккуратно подтянул колготы почти до самой груди. «Вот так. Закрывай глаза».

Я повиновался, хотя все еще чувствовал себя неловко, мешал яркий свет лампы на стене, по телевизору показывали «Тельму и Луизу» и Лоренс время от времени бросал на экран заинтересованный взгляд. Я чувствовал себя лишним, никакой интимностью все это даже и не пахло. Закрыв глаза, я почувствовал его теплые руки на своих ногах, он стал неторопливо и аккуратно разминать мышцы бедра, голени, потом долго массировал стопы, обтянутые блестящими белыми колготами. Это все было довольно приятно, хотя и не очень понятно, но я как-то расслабился и пригрелся. Затем его руки поднялись выше и он стал легонько поглаживать тыльной стороной ладони мой член, снизу вверх, не сильно, это как-то даже и не возбуждало. Потом он прервался и зашуршал чем-то в своем белье. Я открыл глаза и увидел, что он отодвинул в сторону одну штанину своих трусов и достал свой член.

Звучит банально, но член был просто огромным. Он свисал словно кусок шланга, почти черный, со светло-коричневой конической головкой. Внизу тяжело качались крупные симметричные яйца в чёрной мошонке. Ствол у основания вместе с мошонкой был перетянут массивным резиновым кольцом. Член был полностью расправлен, но эрекции не было, меня поразило четкое ощущение какой он тяжелый и массивный. Я впервые в жизни увидел рядом с собой член пожилого сильного негра, и не удержавшись протянул к нему руку и спросил глупо: «можно?» Внимательно глядя мне в глаза, Лоренс кивнул. Я положил руку на это чудо природы, он был тёплый, плотный, приятно кожистый… вообще, словно небольшой хобот, хотя сравнение и глупое. Никакой влаги на головке не было.

Я повернулся на бок лицом к стулу Лоренса (опять это приятное ощущение скользкости и прохлады в обтянутых нейлоном ногах) и потянув вторую руку, взял в ладонь тяжелые яйца. Я с восторгом ощупывал всю эту красоту некоторое время, а Лоренс совершенно спокойно продолжал гладить мои ноги, поглядывая на телеэкран. Через несколько минут (как раз закончилась очередная сцена перестрелки) он пододвинул стул ближе ко мне, помог мне сесть, потянув за руки, и сказал: «теперь соси его». Я немного наклонился и черный член оказался совсем рядом с моим лицом. Я взял рукой этот кожистый шланг посередине и поднес головку к своему рту. Провел головкой по губам, приоткрыл рот и мягко поцеловал самый кончик. Потом наклонился еще ближе и взял в рот всю головку, — она заполнила почти все, хотя казалась маленькой по сравнению со всем членом. Я стал усердно сосать ее, стараясь взять в рот как можно глубже, но больше трети этого большого члена у меня во рту никак не помещалось, а когда я пытался забрать его еще глубже, то начинал задыхаться и кашлять.

Я повторял это некоторое время без особой реакции со стороны Лоренса, и напряженность его члена особо не изменилась. Потом я выпустил член изо рта и стал целовать его ствол, спускаясь к корню, и вскоре я уже целовал и пытался охватить губами его черные яйца. Впервые Лоренс поощрил меня: «да, поиграй с яйцами, меня это заводит». Я удвоил усилия и почувствовал как член, который я держал в руке, стал еще толще и немного тверже, теперь он уже не висел вертикально вниз, а был в полуприподнятом состоянии. Немного погодя, Лоренс отстранился, встал со стула и снял сначала майку а потом и трусы, оставшись совершенно голым. Он был выше меня и много тяжелее, с крупным животом, но не выглядел уродливо или отталкивающе. Обнажившись, он обошел кровать с другой стороны и лег рядом со мной, повернувшись ко мне лицом. «Опустись ниже и продолжай сосать» строго сказал он, а сам откинулся на спину и спокойно улегся на подушку.

Теперь мне было удобнее, и я как-то приспособился работать языком вокруг его яиц — он начал постанывать и иногда тихонько говорить «о да, бэби… «Член, за который я продолжал держаться, совсем окреп и начал даже тихонько подрагивать. Я лизал и целовал и сосал все это богатство, и словно видел на со стороны — огромный негр и рядом белый юноша, в бесстыдных почти детских белых колготках и яркой майке, обтягивающей животик (я немного полноват) и небольшую грудь с торчащими от возбуждения сосками. Эта картина была вполне эротично, я громко дышал, но старался не производить неприятных звуков, целуя его член и яйца. Так продолжалось довольно долго, и я даже устал, но потом Лоренс так же спокойно сказал — «хватит, ложись на спину и успокойся»
Немного сбитый с толку я повиновался. Он опять встал, покопался в своей сумке и вернулся к постели держа в руках полотенце. «Подними ноги. Так, теперь подними попу» скомандовал он и ловко подстелил полотенце под меня. «Теперь подрочи свой член, я хочу видеть как он встаёт».

Ситуация был совершенно непонятной, никакого возбуждения я не чувствовал, но покорно взял свой член в руку и стал двигать вдоль него сжатыми пальцами, без особого результата. Лоренс посмотрел немного, потом вздохнул и опять дал команду: «убери руки. Закрой глаза и лежи спокойно». Подчинившись, я вдруг почувствовал его дыхание у своего паха и тут же теплые и влажные губы опустились на мой член и я почувствовал размеренное движение его рта и губ. Одной рукой он продолжал гладить мои обтянутые лайкрой ноги. Меня все время сбивало с толку что я не чувствовал в Лоренсе никакого возбуждения, его дыхание было спокойным и размеренным, он действовал деловито и буднично. Тем не менее мой член начал увеличиваться в размерах, хотя размеренные движения его руки по моим ногам приносили какое-то спокойствие и приятное тепло. Совершенно непонятным образом в этой ситуации я словно на несколько минут задремал. Однако быстро опять вернулся к бодрствованию, почувствовав как он делает руками какие-то манипуляции с моим полувставшим членом. Что-то холодное и мягкое обхватило и сжало мои яйца и основание члена.

Я протянул руку и с удивлением обнаружил что Лоренс одел на меня толстое но эластичное резиновое кольцо, и мой член так и остался в набухшем, но не стоячем состоянии, хотя я полового возбуждения уже не чувствовал. «Вот так», — удовлетворенно сказал Лоренц, поглаживая руками мой член, сжатый резиновым кольцом. Он опять отошел к столу, открыл бутылку с кока-колой и упаковку чипсов, и стал ими хрустеть, запивая колой и смотря на меня. Я поднял голову и также поглядел на него, и к моему удивлению он довольно резко сказал: «нечего на меня пялиться. Смотри вверх, глаза не закрывай». Я послушно перевел взгляд. Он похрустел чипсами еще минуту, шумно глотнул из бутылки. Затем шагнул к кровати и лег прямо на меня, придавив своей тяжестью. Я хотел обнять его за спину, но он таким же жестким тоном сказал — «убери руки! Раскинь их в стороны, ладонями вверх. Не двигайся, глаза не закрывай. И не смотри на меня!» Он приподнялся надо мной на локтях, взял мою голову в ладони и заставил смотреть прямо вверх, повторяя — «глаза не закрывать! Смотри вверх, на потолок. Видишь вон на потолке детектор дыма? Вот смотри на него, не отрываясь!»

Мне показалось, что поза которую он заставил меня принять, напоминает какую-то безвольную куклу — ноги сжаты вместе, руки раскинуты крестом ладонями вверх, взгляд бессмысленно уперся в потолок. И при этом на мне были одеты лишь серебристые полупрозрачные колготки и на мне лежал голый здоровенный мускулистый негр пятидесяти лет, с членом похожим на кусок тяжелого резинового шланга, уложенным на мой живот. Из звуков слышны были только очередные перестрелки «Тельмы и Луизы». «Не закрывай глаза! Не двигайся, на меня не смотри!» опять повторил он и стал мерно двигать всем своим тяжеленным телом, словно массируя всего меня. Мне было довольно приятно и наконец это стало походить хоть на какую-то эротическую активность. Я машинально поднял одну руку, стараясь погладить Лоренса, но он тут же схватил меня за запястье и опять припечатал руку к постели, в той же раскинутой позиции. «Не двигаться, я кому сказал!» Тем не менее я начал чувствовать возбуждение от его тяжелого живота и мускулистой груди, скользящих по моему телу.

Он ни разу не попытался меня поцеловать, и я даже плохо видел, что он делает, потому что старался не отрывать глаз от той точки на потолке, немного левее меня, на которую он приказал смотреть. Через несколько минут он перестал ёрзать на мне, приподнялся, деловито поправил мои раскинутые руки, потом сжал мои бедра так, что ноги были вместе и совершенно выпрямлены. Он опустил руку вниз и я почувствовал как он вставляет свой член прямо мне между бедер, у самого паха. Он несколько раз двинул тазом вверх-вниз, так что толстенный но не жесткий член стал тереться о мои обтянутые колготами бедра, ему что-то не понравилось, и он опять стал поправлять обоими руками положение члена и сжимать мне ноги, так что щель между ними стала совсем плотной, обхватывающей этот кусок мяса который он примостил между моими ляжками.

Наконец он полностью опустился на меня, опять охватил мою голову ладонями так что я не мог повернуть ее в сторону, и начал сильные и энергичные движения тазом, вставляя свой член между моими бедрами и опять вынимая его. Ощущение этого движения было шелковистым и приятным из-за колготок, о которые он терся. Все происходило в абсолютной тишине, без единого звука, только скрипела кровать и я тихонько постанывал высоким голосом. Одновременно я почему-то вспомнил что в Японии распространен секс пожилых мужчин с молоденькими девушками, одетыми как девочки-школьницы, при котором член двигается между ступнями или между грудями партнерши. Лоренс явно проделывал что-то в этом духе, а его твердое желание сделать меня совершенно пассивным наводило на мысль что он заставляет меня изображать что-то вроде секс-куклы. Прошло уже 5 минут такого молчаливого совокупления, его движения стали более размашистыми а член явно отвердел, вдвигаясь мне между сжатыми бедрами, скользя по гладкому нейлону колготок и упираясь в мои плотно сжатые ягодицы.

Лоренс дышал тяжелее и громче, я чувствовал исходящую от него властную и жесткую энергию, которая заставляла меня совершенно замереть и не двигаться, порождала какой-то страх и покорность. Но вот он отстранился от меня, схватил за руку и быстрым движением неожиданно перевернул меня на живот. Все так же молча и властно он раскинул мои руки в стороны крестом, заставил меня выпрямить и сжать ноги, но при этом деловито положил мне под грудь подушку так что я не упирался лицом в постель и мог свободно дышать. Удовлетворенный моей позой, он теперь вставил свой уже жесткий член мне прямо между ног, под самые ягодицы, так что член проходил насквозь в щель между моими ляжками и выходил с другой стороны. Он опустился на меня всей своей тяжестью и вновь начал короткие энергичные движения тазом, впихивая свой член в плотную щель образованную моими сжатыми ногами и ягодицами. Я не могу сказать что я наслаждался происходящими, или хотя бы в этом как-то участвовал.

Ощущение было очень странным, я впал в какое-то оцепенение и пассивно позволял ему совершать со мной все эти манипуляции; при этом я прекрасно понимал что он ебет меня таким странным образом, но я смотрел на все это словно со стороны, с каким-то ужасом и покорностью. Я словно видел мои вытянутые ноги в серебристых колготках, раскинутые в стороны из-под черной туши, беспомощно вытянутые руки, неподвижная голова склоненная вниз, и над всем этим атласное темно-коричневое мускулистое тело совершающее те самые движения, энергично, безжалостно и неутомимо, с размеренностью и мощью парового молота. Я был словно загипнотизирован, потерял счет времени и как будто онемел, даже перестал стонать. Сверху меня раз за разом вбивал в кровать этот тяжелый здоровенный негр, невообразимо огромный член непрерывно двигался в гладкой нейлоновой щели между моими ляжками, его сильные бедра крепко стиснули мои ноги а его грудь плотно прижималась к моей спине.

У меня не было ни малейшей возможности пошевелиться, я только мог сжимать и разжимать пальцы раскинутых крестом рук. Размах движений все нарастал и нарастал, его живот начал с громким звуком шлёпаться о мои ягодицы когда он с размаху вставлял свой член в нейлоновое подобие «вагины». Я был как будто в реалистичном кошмарном сне, беспомощным, неподвижным, стиснутым со всех сторон. Хотя одна мысль промелькнула в суженом сознании, о том что если бы он проделывал все это используя мой анус, я был бы искалечен.
Но через несколько минут он снова перевернул меня на спину, а я уже сам покорно раскинул руки в стороны, сжал и выпрямил ноги и вновь стал смотреть мимо него на точку на потолке. Он опять одним движением вставил свой член мне между ногами, под самый пах сверху вниз, плотно прижался ко мне, несколько раз двинул тазом, проверяя не выскальзывает ли член, и вновь начал долбить меня короткими жесткими движениями, размеренными, ритмичными, мощными.

Я совершенно не помню сколько это длилось, никакого особого дискомфорта я не испытывал, мне было довольно удобно и как-то оцепеняюще спокойно. Я словно знал что то что он со мной делает — правильно и хорошо, мне не нужно ни о чем беспокоиться, ни о чем думать, ни чего не желать. Я только помню его горячую тяжесть, жесткий ритм движений, твердый поршень движущийся между моими бедрами с неутомимостью машины.

И наконец все прекратилось. Я даже не понял, что он кончил, только подо мной было мокро и горячо и белые колготы там, где двигался его член тоже были мокрыми и скользкими. Он молча встал с меня и опять подошел к столу и начал пить свою кока-колу из бутылки, заедая чипсами, деловито и не торопясь, словно рабочий занимающийся своим ланчем на стройплощадке. Я долго не мог пошевелиться, наконец осторожно приподнялся на локтях. Мой член все также был полу-вставшим из-за черного резинового кольца сжимающего его основание. Я освободился от этого приспособления и посмотрел на Лоренса. Они уже прикончил поедать свои припасы и молча пошел в туалетную комнату. Я слышал как он мочится и затем спускает воду, возится с полотенцами и еще щелкает пультом от телевизора, переключая программы.

У меня возникло ощущение опустошенности, использованности, он не сделал в отношении меня ни одного жеста, движения которое было бы уместно после секса, пусть даже и такого странного. Он просто молча сел на кровать рядом со мной и стал смотреть в телевизор, иногда прикладываясь к бутылке с содовой. Его дыхание было спокойным и ровным. Я наконец пришел в себя, обтерся полотенцем там, где все было мокро и скользко, и попытался понять что же делать дальше. Я решил просто подождать 5—10 минут и посмотреть, может быть он что-то скажет или сделает. Время прошло в полном молчании. Тогда я встал с постели и извиняющимся тоном сказал: «уже почти утро, мне завтра нужно быть в офисе, так что я наверное поеду. «Лоренс вежливо подтвердил — «да, конечно». Я не чувствовал что он ощущает какой-то дискомфорт, или желание от меня избавиться. Он просто совершенно перестал меня замечать и явно получал удовольствие от широкоэкранного телевизора в этом крошечном номере мотеля.

Я аккуратно стянул с себя гладко блестящие колготы, быстро надел трусы, носки, брюки и рубашку, обулся и привычно похлопал по карманам, проверяя на месте ли бумажник, ключи от квартиры и от машины. Я всегда делаю так перед выходом из дома. Все было на месте, я подхватил свой рюкзак и подошел к двери. Повернувшись к Лоренсу, уютно устроившемуся на постели где я только что лежал под ним, я дружелюбно сказал — «Спокойной ночи и спасибо тебе. Увидимся». «Езжай острожно, всего доброго» также спокойно ответил Лоренс, не отрываясь от телевизора. Я аккуратно открыл дверь мотеля и вышел в теплую ночь. Через пару часов будет рассвет. Я прошел к своей машине, запаркованой в 20 метрах от нашей комнаты, завел мотор и аккуратно выехал со стоянки. Спутниковый навигатор уже показал мне маршрут до дома, дороги были пустыми и я ехал в полной тишине и одиночестве. Удивительно, но я ощущал себя спокойно и удовлетворенно. Обдумаю все завтра, а пока я еще могу немного поспать перед новым днем. Мне было хорошо и уютно.
Спасибо, Лоренс. Ты очень, очень странный, но это было… прикольно. Прощай.

Читайте также...

Опыт. Самый самый

Всем привет. Меня зовут Андрей. Это мой первый рассказ, так что жду отзывов от вас. …

39 queries in 0,203 seconds.