www.work-zilla.com

Зоя Хилл спасает Галактику. Глава 4: Домой

Были в моей жизни неудачи и падения, и пережила я многое: предательство, одиночество, нищету. Однако, до сих пор ничему не удавалось поколебать мою уверенность в своем счастливом будущем. В самые тяжелые минуты я повторяла себе: «Ничего, зато у меня есть мой космос. Никто его у меня не отнимет, что бы ни случилось». Уже с самых малых лет я твердо знала, что буду летать, и это знание помогало мне пережить все невзгоды, как религиозному человеку помогает мысль о награде в загробной жизни.

Космос не был для меня чем-то материальным. Он был моим мифом, не требующим выражения в конкретной форме. Осознание того, что я туда полечу, всю жизнь было для меня почти что священным чувством. А космос был моей религией.

И вот я действительно туда полетела. Закончила космическую школу с хорошим результатом, прошла собеседование на должность бортпроводницы. Конкурс был большим — порядка десяти человек на место, и все, кто получил место, чувствовали себя дико везучими. Первое время я тоже считала, что мне повезло, но потом вдруг поняла: по-другому и быть не могло. Только не со мной.

Мысль о космосе была моей последней опорой, дном, об которое тонущий отталкивается, чтобы вновь подняться к поверхности. Какие бы неудачи на меня не сыпались, я знала, что там далеко внизу есть это дно, и все будет хорошо, стоит только опуститься достаточно глубоко. Нога нащупает опору, и я снова поднимусь на поверхность. Но вот впервые за все время меня посетило чувство, будто моя нога судорожно пытается нащупать хоть что-то, но не находит ничего, и я погружаюсь глубже, глубже…

***

После того, как капитан Дэн нашел меня в комнате Гарча и поднял на борт звездолета, события развивались довольно быстро. Я пробыла в отключке недолго и проснулась в лазарете, когда до отправления на Землю оставалось еще часов шесть. Потребовалось какое-то время, чтобы события, предшествовавшие моему обмороку, выстроились в памяти в одну цепочку, но когда я припомнила все подробности, неимоверная тоска охватила меня — я вспомнила о Трише. Где она сейчас? Догнал ли капитан того коричневого гада, и нашел ли он ее?

Мое лицо и руки были перебинтованы — видать, разбитое стекло хорошо меня изранило. Я лежала на койке, глядя в белый потолок и не решаясь никого позвать. Через какое-то время зашла доктор:

— О, Зоя, вы уже проснулись? Сейчас я позову капитана.

— Погодите…

Она остановилась на пути к двери и обернулась.

— Сколько я уже тут?

— Около двух часов.

— Триша на корабле?

— Капитан вам все расскажет, — она вышла из комнаты.

Пришел капитан Дэн, угрюмый и сердитый. Тришу он не нашел, как я и предполагала, и глядя на его настроение, я поняла, что надежды ее найти почти нет. До отлета на Землю несколько часов, а за это время вряд ли он что-то успеет. Я рассказала ему все, что произошло на планете. Когда я дошла до того, что произошло между Гарчем и Тришей, Дэн выпрямился в кресле и спросил:

— И ты не пыталась их остановить?

Я промолчала, опустив глаза.

— Это очень плохо, Зоя. Если мы не найдем Тришу, тебе придется отчитываться о своих действиях перед руководством компании, и можешь быть уверена, это они сочтут преступлением. Ты знаешь, какие у нас строгие правила. Триша — стажер, и ответственность за нее на твоих плечах. И на моих, конечно же, — он со злостью стукнул по столу. — Думаю, нам всем достанется. Продолжай.

Я рассказала все до конца, до того момента, как Дэн нашел меня в спальне у Гарча.

— А кто это был с тобой? — спросила я, вспомнив, что капитан был в сопровождении какого-то проционца в синем плаще.

— Мой друг. Но Зоя, все вопросы потом, — грубо отрезал он. Затем с минуту посидел в задумчивости. — Ну и задачку ты нам задала.

— Дэн, прости…

Он глянул на меня исподлобья и не сказал ничего. Я почувствовала, что комок подступает к моему горлу и, должно быть, всхлипнула припомнила все подробности, неимоверная тоска охватила меня — я вспомнила о Трише. Где она сейчас? Догнал ли капитан того коричневого гада, и нашел ли он ее?

Мое лицо и руки были перебинтованы — видать, разбитое стекло хорошо меня изранило. Я лежала на койке, глядя в белый потолок и не решаясь никого позвать. Через какое-то время зашла доктор:

— О, Зоя, вы уже проснулись? Сейчас я позову капитана.

— Погодите…

Она остановилась на пути к двери и обернулась.

— Сколько я уже тут?

— Около двух часов.

— Триша на корабле?

— Капитан вам все расскажет, — она вышла из комнаты.

Пришел капитан Дэн, угрюмый и сердитый. Тришу он не нашел, как я и предполагала, и глядя на его настроение, я поняла, что надежды ее найти почти нет. До отлета на Землю несколько часов, а за это время вряд ли он что-то успеет. Я рассказала ему все, что произошло на планете. Когда я дошла до того, что произошло между Гарчем и Тришей, Дэн выпрямился в кресле и спросил:

— И ты не пыталась их остановить?

Я промолчала, опустив глаза.

— Это очень плохо, Зоя. Если мы не найдем Тришу, тебе придется отчитываться о своих действиях перед руководством компании, и можешь быть уверена, это они сочтут преступлением. Ты знаешь, какие у нас строгие правила. Триша — стажер, и ответственность за нее на твоих плечах. И на моих, конечно же, — он со злостью стукнул по столу. — Думаю, нам всем достанется. Продолжай.

Я рассказала все до конца, до того момента, как Дэн нашел меня в спальне у Гарча.

— А кто это был с тобой? — спросила я, вспомнив, что капитан был в сопровождении какого-то проционца в синем плаще.

— Мой друг. Но Зоя, все вопросы потом, — грубо отрезал он. Затем с минуту посидел в задумчивости. — Ну и задачку ты нам задала.

— Дэн, прости…

Он глянул на меня исподлобья и не сказал ничего. Я почувствовала, что комок подступает к моему горлу и, должно быть, всхлипнула так, что Дэн услышал.

— Ладно уж, — смягчился он. — Я пошел, спущусь на планету еще раз — попробую поискать твоего альдебаранца. Сильно не убивайся. Тебе, конечно, стоило быть осмотрительней, но все мы не без греха, и порой в космосе напрочь забываем про осторожность. Так что молись, если есть кому, чтобы Триша нашлась. Тогда мы не будем вносить этот инцидент в отчет о полете, и просто забудем обо всем. Иначе — нам всем придется худо. Потеря члена экипажа — серьезное дело. Тебе оно грозит увольнением, а мне — в худшем случае даже уголовным делом.

Дэн вернулся через пять часов. К тому времени доктор, осмотрев меня, пришла к выводу, что в лазарете мне больше делать нечего, и меня выписали, велев каждый день приходить на перевязки. Бинты с лица и рук сняли, оставив только пластыри на месте порезов.

— У вас на щеке шесть швов, а на лбу — четыре, — сказала она мне. — И много ран без швов, но все равно достаточно глубоких. Останутся шрамы. Так что, когда попадете на Землю, сходите к пластическому хирургу.

Дэн был не в духе. Я встретила его сразу, как он вернулся, но он только отмахнулся от меня:

— Потом, Зоя. Мне надо отдохнуть.

— Скажи, есть хоть что-то?

— Забрал фотографию Триши из квартиры, где все случилось. Помимо этого — почти ничего. Я позову тебя попозже и все расскажу.

Задерживать межзвездный пассажирский рейс конечно же было нельзя, и мы улетали с Залона ни с чем. Я стояла возле иллюминатора, смотрела на удаляющуюся планету, и на душе у меня было гадко. Надежды когда-нибудь увидеть Тришу практически не осталось, я это понимала. Моя космическая карьера завершилась, а что я умею еще? Как смогу заработать себе на жизнь? Меня же наверняка уволят, и что мне делать дальше? Мыть полы? Я даже денег себе не скопила за три года, и жить мне не на что. Придется вернуться к родителям, наверно. И тогда у моей матери будет еще один повод для злорадства, а у моего брата-извращенца будет новый повод для дрочки. Даже не знаю, стоит ли мне возвращаться. Отец, наверно, осуждать меня не будет, но он возлагал на меня такие надежды! А может он мне поможет с работой? У него есть связи, и он вроде как уважаемый человек в космических кругах. Хотя он уже давно не летает, и даже не общается ни с кем из космического сообщества, насколько я знаю. Но может он сможет если не сохранить мне место, то хотя бы помочь устроиться куда-то еще по космической специальности? У меня хороший диплом, и богатый опыт. Я могу быть проводником, переводчиком, да кем угодно! Но как же не хочется его ни о чем просить!

Через час после отлета позвонил Дэн и вызвал к себе. Когда я пришла, у него уже собралось трое: сам капитан, тот самый проционец в синем плаще, который вместе с капитаном спас меня из лап коричневого гада и помощник капитана Стив — совсем молодой, но надежный и опытный парень.

— Вот она, виновница наших бед, — сказал Дэн, подняв стакан с виски в мою сторону. У Дэна была одна особенность: когда он уставал, он становился ужасно злым и грубым, но стоило ему полчасика отдохнуть и пропустить стаканчик-другой, он сразу же добрел, и тогда его можно было просить о чем угодно. Вот и сейчас он, видимо уже отдохнул, и теперь казался вполне приветливым.

Я кивнула Стиву и поздоровалась с незнакомым проционцем.

— Это Гуук, мой хороший друг, — сказал мне капитан. — Ты, должно быть, его не помнишь?

— Помню, помню, — сказала я. — Это ведь вы были с капитаном тогда?

Гуук молча кивнул, а Дэн продолжил:

— Мы как раз с ним сидели в одном залонском баре, когда ты позвонила мне по коммуникатору. Тебе повезло, что я был тогда недалеко. Твой коммуникатор быстро стал недоступным, но я успел записать твои координаты.

— Спасибо вам за помощь, — сказала я Гууку.

Гуук был пожилым желтокожим гуманоидом, с мужественным и худым лицом, испещренным сетью глубоких морщин. Сухая кожа обтягивала его выдающиеся скулы, глаза смотрели пристально, седые слегка вьющиеся волосы спадали на плечи. Он был высоким и чуть сутулым, взгляд его казался усталым, но в нем чувствовалась сила и воля. Он напомнил мне того Тоурийского жреца, статую которого мы с Тришей разглядывали в музее в Асфе. Триша сказала тогда, что пошла бы за таким мужчиной на край света. Наверно, Гуук бы ей понравился. Вспомнив о Трише, я тяжело вздохнула.

— Ну, все в сборе, — сказал Дэн, ставя передо мной стакан. — Пить будешь?

— Нет, спасибо. Неохота.

— Гуук прихватил с собой один проционский напиток, тебе стоит попробовать. Мигом развеет твое хмурое настроение, — он взял прозрачную бутыль с красноватой жидкостью и плеснул мне в стакан. — Пей.

Сев на край кресла, я отпила из стакана.

— Пожалуй, я начну, — сказал капитан, видя, что все смотрят на него. — Дело серьезное, скажу я вам, и нам нужно сегодня обсудить две вещи. Первое, будем ли мы предпринимать какие-то дальнейшие действия для поиска Триши, и если будем, то какие.

— Что за вопрос, — перебила я Дэна, — конечно, будем!

— Зоя, ты же понимаешь, что у нас нету средств и возможностей заниматься этим лично? Ты готова в свое свободное время и за свои деньги ездить по Галактике?

Я погрустнела, вспомнив, что у меня нету ни копейки.

— Второй вопрос — это то, как мы будем отчитываться перед руководством компании. Первый, думаю, может подождать, потому что нам лететь до Земли еще две недели, и обсудить его мы успеем. Но второй желательно решить сегодня. Обо всех подобных ситуациях я должен сообщать на Землю сразу же, и если я этого не сделаю, у руководства появятся лишние основания подозревать меня в намерении скрыть какие-то факты.

— У вас есть «живая» связь с Землей? — проционец удивленно посмотрел на капитана.

— Нет, к сожалению, такого мы еще не умеем. Но мы умеем отправлять сообщения гораздо быстрее, чем перемещать звездолеты.

— И сколько сигнал идет от Залона до Земли?

— Порядка десяти стандартных часов.

Гуук присвистнул.

— Ничего себе. Ты мне об этом не рассказывал. Мы такого не умеем.

— Ха! Что, обставили вас, проционцев, какие-то выскочки с Земли? — капитан ехидно улыбнулся.

— Да, неожиданно… — Гуук почесал подбородок. — Я слыхал, у веганцев есть какая-то технология для быстрого обмена радиосообщениями на гиганстких расстояниях, но они держат ее в секрете. Но веганцы — это веганцы, они летали в космос, когда у вас еще цивилизации на Земле не было.

— Это поэтому нас называют выскочками? — спросила я.

— Не только поэтому. Но я всегда хорошо относился к землянам, так что я только рад за вас.

Дэн попросил меня рассказать все произошедшее на Залоне еще раз, чем не очень меня обрадовал, потому что рассказывать все подробности при Стиве и Гууке мне не очень хотелось. Но они, вопреки моим ожиданиям, слушали серьезно, и в самых пикантных моментах истории мне даже почти не пришлось краснеть. Когда я дошла до того момента, как нашла фотографию Триши, Дэн порылся в своем письменном столе и извлек ее оттуда.

— Забрал ее с той же самой тумбочки, когда второй раз спускался на планету. К счастью, местная полиция еще не успела все там перерыть, — объяснил он.

Гуук и Стив внимательно изучили фотографию.

— Да, это она. Без сомнений, — сказал Стив.

— Вашу Тришу я не видел, но то, что на фоне — звездолет веганцев, подтверждаю, — сказал Гуук.

— Ну что, какие ваши соображения? — спросил капитан остальных, когда я закончила рассказ. — В какой форме это подать руководству, чтобы я и Зоя остались на своих рабочих местах?

— Дэниэл, расскажи мне, какие правила у вас в компании, — попросил Гуук. — За что вас могут уволить? За связь с инопланетянином? За халатность? Что конкретно вам нельзя им рассказывать? Ты, кажется, говорил, что тебе даже уголовная ответственность может грозить?

— Ну, это вряд ли, но уволить могут за многое. В первую очередь, за халатность, да. Это как раз то, что грозит Зое. Но помимо этого мы очень печемся о своей репутации, и с каждым годом в уставе компании появляются все новые и новые дурацкие правила. Связь с представителем другой космической расы — достаточный повод для увольнения.

— А как вам такая история? — вдруг сказал Стив, который до сих молчал. — Зоя и Триша обедают в кафе, к ним подсаживается Гарч, угощает их выпивкой и приглашает их к себе домой. Или даже лучше, пускай они сами себе выпивку заказывают, а потом приходит Гарч. Триша, как совсем неопытная, быстро пьянеет и хочет пойти к Гарчу, но Зоя против. Или можно вообще без выпивки, Триша просто хочет к Гарчу, но Зоя, как более опытная, не пускает ее. Зоя отлучается в туалет, а когда возвращается, видит, что Триши и Гарча нет. Она выбегает из кафе и видит, как они скрываются за поворотом. Зоя преследует их до квартиры Гарча, запоминает, в какую дверь они вошли и звонит капитану. Потом возвращается к квартире, стучится в дверь, но там оказывается открыто. Она входит, встречает там тех двух коричневых гуманоидов, а дальше все происходит, как было.

— Вроде неплохо, — сказал Гуук. — Но сцена в кафе — она произошла на виду у множества людей. Transgalactic Spacelines наверняка отправят своего представителя, который заглянет в это кафе, и там ему все расскажут.

— Ну хорошо, можно назвать другое кафе. Или не кафе вообще, а, скажем, парк, музей, набережную. Чтобы точно нельзя было проверить.

— Ладно. Хоть и не очень убедительно. А как быть с разбитым стеклом? Надо придумать, почему его разбили.

— Как вам такое? — вставила я. — Меня втащили в комнату, но я попыталась убежать через балкон. Я закрыла за собой дверь, но спрыгнуть побоялась из-за высоты. Тогда коричневокожий гуманоид выстрелил в стекло.

— Думаю, сойдет, — согласился Стив. — Дэн, что скажешь?

— Да, неплохо, — но капитан как будто бы думал о чем-то другом. — У Зои история есть, ладно. А вот у меня пока ее нет.

— У тебя? — переспросил Стив. — А что не так с твоей историей? Ты прибежал, как только Зоя позвонила, и спас ей жизнь.

— Все дело в том, что Зоя и Триша по расписанию должны были работать в тот день. Они вляпались в эту историю в свою смену, когда должны были быть на корабле. А отпустил их я.

— А если сказать, что они подменились? — спросил Гуук. — Взяли отгул, скажем?

Капитан покачал головой.

— Нет. У нас с этим строго, и меняться можно только в случае болезни. Но не могли же они одновременно обе заболеть, а потом отправиться в свой больничный на планету, чтобы посидеть в кафе.

— Если другого выхода нет, то я бы попробовал эту историю, — сказал Гуук.

— Да, но боюсь, что это не прокатит. Я бы, например, такому не поверил. Сразу бы заподозрил, что капитан корабля что-то скрывает. Но даже если это прокатит, ответственность снова ложится на Зою. Выходит, что она в свой больничный потащила Тришу на планету.

— Да, задача непростая, — сказал Гуук. — Самое обидное, что вместо того, чтобы думать, как спасти бедную девушку, которая сейчас неизвестно где, нам надо думать, как спасти наши задницы. Ваши задницы, точнее, — он указал на нас с капитаном.

— Мне сложно это говорить, Зоя, — сказал капитан после некоторого молчания, — но мне кажется, что лучше всего будет, если ты возьмешь ответственность на себя.

— В каком смысле? — не поняла я.

— Скажешь, что сама отправилась на планету по своей воле, подговорив Тришу. Что я вас никуда не отпускал.

— Что?! Дэн, ты же знаешь, что я бы такого никогда не сделала!

Дэн вскочил с кресла и начал ходить по комнате.

— А какие у тебя есть еще предложения?! Если мы начнем придумывать что-то с вашими больничными, им ничего не будет стоить поднять записи лазарета, и увидеть, что никаких больничных у вас не было. А если мы скажем, что я отпустил вас, меня сразу же уволят!

— Ага! — вспылила я и тоже вскочила с кресла. — А ты понимаешь, что так сразу же уволят меня?! Тебе вообще плевать на свой экипаж, да? Тебе лишь бы прикрыть свою жопу!

— Зоя, ты же знаешь, что я всегда стоял горой за свой экипаж. Но ты понимаешь, что если даже я признаю, что вас отпустил, все равно нет никаких гарантий, что они примут на веру твою историю? Я думаю, что в нашей ситуации самым разумным будет спасти хотя бы одного.

— И ты имеешь в виду, конечно же, тебя?!

— Да, по нескольким причинам, — капитан немного успокоился и снова сел на кресло. — Присядь, давай поговорим спокойно. Во-первых, отмазать меня будет гораздо проще, чем тебя. Мы просто скажем, что вы с Тришей ушли с корабля по своей воле, а я ничего не знал. Во-вторых, у меня есть жена и маленький сын, ты это знаешь. На какие деньги я буду их содержать, если меня уволят? В-третьих, я зарабатываю гораздо больше тебя, и обещаю, что если ты мне поможешь сейчас, то я буду помогать тебе финансово, по крайней мере на первых порах, пока ты не найдешь работу. И, в-четвертых, моя карьера. Я двенадцать лет работал, чтобы стать капитаном корабля, и если я лишусь этого места, то репутация моя будет подпорчена, и начинать мне придется с самых низов. Вряд ли я когда-то снова достигну такой должности. А ты все свои три года в компании, как была бортпроводником, так и осталась. При всем моем уважении, Зоя, нам обоим будет так проще. Я не могу рисковать своим местом, выдумывая ваши с Тришей больничные, которых не было, тем более, что при этом нет никаких гарантий, что тебя пронесет. Извини.

Я молчала, обдумывая его слова.

— Может есть какой-то другой выход? — спросил Стив, и, видя, что я готова расплакаться, подвинул свое кресло к моему и обнял меня.

— Если у вас есть идеи — предлагайте, — сказал капитан. — Но имейте в виду, отчет я должен отправить на Землю сегодня же. Я и так уже затянул.

— Дэн, я же не смогу больше устроиться по специальности, если меня уволят, — я умоляюще посмотрела на него. Капитан имел надо мною какую-то непонятную мне власть, которую я не могла объяснить, поэтому я почти сразу же мысленно согласилась с его планом. Любила я его? Когда-то да, но больше — нет. Боялась я его? Совсем нет. Уважала? Да, но не настолько, чтобы губить из-за него свою карьеру. Почему же я так легко согласилась с его предложением? Я сама до сих пор не могу себе этого объяснить.

— Знаю, Зоя, что не сможешь, — он тоже подвинулся ко мне и по-дружески обнял. — Только не плачь, пожалуйста.

— Что ж, выходит, прощай, космос, — по щекам у меня потекли слезы, и я вылила себе в рот остатки проционского напитка. — Что-то ни черта он не помогает. Дэн, плесни-ка мне виски. Не разбавляй.

Мы долго сидели в молчании, слышен был только звук льющейся в стаканы жидкости, когда кто-то подливал себе из бутылки на столе. Гуук, пивший сначала свой красноватый напиток, тоже перешел на виски, и теперь сидел на кресле поджав ноги, поднося к губам стакан и потягивая его медленными глотками. Стив разбавлял виски содовой, капитан пил со льдом. Тусклый малиновый свет исходил от лампы причудливой формы, висящей на стене, и делал комнату таинственной и уютной. Голова гигантской рептилии на одной из стен скалила зубы, и ее панцирь отблескивал разными цветами. Никому не хотелось возвращаться к нашим бедам и заботам, потому мы молчали, наслаждаясь приятными моментами.

— Камина не хватает, — вдруг проговорил Стив.

Глядя на бутылку красного напитка на столе, я вспомнила коктейль, которым угощал нас Гарч. Мои мысли снова переключились на Тришу, и я потеряла то спокойствие, в котором находилась последние десять минут. Я попыталась думать о чем-то другом, но неустойчивое равновесие было нарушено, и уют комнаты перестал на меня действовать.

— Дэн, расскажешь, что ты нашел?

Капитан долго молчал.

— Очень мало, Зоя. Почти ничего, — он вылил себе в стакан остаток виски и бросил бутылку в угол комнаты. — Первым делом я вызвал местную полицию, и вместе с ними мы установили, что квартиру, в которой все произошло, действительно снимал альдебаранец с длинным именем, которое я сейчас не произнесу. По всей видимости, это и есть твой Гарч. Жил он в ней всего около недели, и, конечно же, найти его нам не удалось. Коричневых гуманоидов опознать тоже не получилось. Похоже, что мы никогда не имели дела с этой расой и даже представить себе не можем, откуда они прибыли. Галактика большая, и, конечно же, неудивительно, что есть расы, которых мы не знаем, но странно, что они делали на Залоне. Полиция отправила труп того, что я подстрелил, на медэкспертизу, но результаты мы сможем получить только когда прибудем на Землю.

— Не думаю, что они много нам помогут, — вставил Гуук.

— Я тоже не питаю больших надежд, — продолжал капитан. — Дальше я сделал запрос в Залонское космическое бюро с просьбой сообщить, прибывали ли за последние несколько дней на планету какие-то необычные корабли. Обычно они не разглашают такую информацию, но я объяснил им ситуацию, предоставил отчет из полиции города Асфы, и они согласились помочь. Многого найти я не ожидал, но проверить все же стоило. Мне сказали, что никаких необычных частных звездолетов на планету не прибывало, а все пассажирские прибывали и вылетали строго по расписанию. Тогда я попросил дать мне список кораблей, снявшихся с орбиты за последние несколько часов, и оказалось, что два грузовых корабля, остановившиеся над Асфой, вылетели совсем недавно. Вообще, такие частные корабли, перевозящие промышленные грузы по Галактике, часто выходят на орбиту над Асфой, потому что там есть несколько больших складов химикатов, и ничего подозрительно в этом нет. К тому же, не факт, что наш новый коричневый знакомый вместе с Тришей, соберется сразу же покидать планету — он может переждать несколько дней в каком-то укромном местечке и спокойно улететь, когда шум уляжется. Но за неимением другой информации я решил проверить эту. Оказалось, что один корбаль везет химические удобрения с Альтаира на Процион через Сириус, причем это регулярный рейс, принадлежащий крупной проционской компании «Риден-о-Мелла».

— Этих я знаю, — сказал Гуук. — Один из самых крупнейших проционских промышленных конгломератов.

— Как это переводится, кстати? — спросил Стив, который как раз учил проционский язык. — «Риден-о-Мелла».

— Странное название, — сказала я. — Что-то вроде «всемирный улей», я права?

— Да, так и есть, — ответил Гуук, рассмеявшись. — Вам будет сложно понять наши метафоры. Но это очень крупные ребята, к тому же с безупречной репутацией, и я очень сомневаюсь, что их корабль мог быть причастным к нашему делу. Что со вторым кораблем?

— Второй корабль следовал со звезды Лейтена на Вегу и перевозил какие-то промышленные химикаты, и он заинтересовал меня больше. Владелец корабля, как оказалось, — бывший преступник, пират с Веги, который последние несколько лет зажил честной жизнью, открыл свой бизнес и теперь занимается всевозможными грузоперевозками по Галактике. На Сириус его корабли залетают очень редко, что, как вы понимаете, еще больше усиливает подозрения.

— Тогда нам стоит проверить этот вариант, — сказал Стив.

— Стоит ли? — Дэн покачал головой, — Да и как мы это проверим? Мы, если ты помнишь, в данный момент полным ходом летим на Землю. И еще как минимум две недели будем не в состоянии ничего сделать. Но самый главный вопрос, который мы должны себе задать — а что мы вообще можем? Кроме как подать отчет о случившемся и предоставить нашему руководству возможность действовать, я не вижу, чем бы мы реально могли помочь Трише. Зоя и Стив, по вашим глазам я вижу, что вы горите желанием пуститься на поиски хоть завтра. Какой у вас план действий? Вы полетите на Вегу и попытаетесь найти тот корабль? Ну допустим, вы его найдете. Что дальше? Зоя, я прекрасно понимаю, что тебя гложет чувство вины, но прошу тебя, будь прагматичной.

— Кроме того, Зоя, ты ведь даже не знаешь, кого будешь искать, — проговорил Гуук. — Что мы знаем о Трише? Вы все считали ее простой девченкой с Земли, но выходит, она не так проста.

Дэн встал с места и снова замерил каюту шагами.

— Да, Гуук прав, — сказал он. — Ее фотография была и у альдебарнца, и у тех коричневых гадов. Могу предположить, что она замешана в какой-то опасной истории… Так что тысячу раз подумай. Она обманывала всех, говоря, что не бывала за пределами солнечной системы, отсюда и вопрос: стоит ли рисковать своей жизнью — а я уверен, что рисковать ты будешь именно ей — ради нее. Может быть она ни в чем не виновата, но может и виновата, в том и дело. Подумай об этом, пока мы летим на Землю.

— Ну и если вдруг ты все же решишь начать поиски, — промолвил Гуук после некоторого молчания, — я бы советовал начать с Земли. Там есть две ниточки, которые могут куда-то привести. Первая — это семья Триши. Кто знает, быть может от них удастся что-то узнать. Может даже расспросить соседей, ее учителей в школе, кого угодно, кто ее знает. И вторая — этот ваш эколог Гарч. По его словам, он провел на Земле два года, и, вероятно, вы сможете узнать о нем что-то интересное. Да, это не очень обнадеживающе, но это куда лучше, чем лететь на чужую планету и искать маленький частный звездолет, который только тем и подозрителен, что улетел с Залона сразу же после случившегося.

Я молчала — доводы Дэна и Гуука были разумными, и возразить мне было нечего. Стоит ли идти на риск, когда я совсем не знаю, кто такая Триша и за что ее схватили? Я вдруг припомнила, что когда мы с ней лежали на полу квартиры Гарча, а коричневокожие совещались на наш счет, я улучила минутку и прямо спросила Тришу про ту фотографию. Ее недоумение было таким искренним, что я почти поверила ей, что она ничего не знает.

— Дэн, мы можем сравнить это фото с другими ее фотографиями с помощью компьютера? — вдруг пришло мне в голову. — Может это просто недоразумение?

— Уже, Зоя. Я сделал это сразу же, как вернулся с Залона. Это она.

***

В тот же вечер капитан отправил нашему руководству отчет о случившемся, в котором указал, что бортпроводница Зоя Хилл и находящаяся под ее кураторством стажер Триша Фланаган во время остановки корабля на планете Залон в свою смену самовольно покинули звездолет «Мураками» и спустились в город Асфу. Там они завязали знакомство с представителем альдебаранской расы, который пригласил их к себе в квартиру по адресу такому-то. Зоя Хилл, как более опытный член экипажа, сначала отказывалась, но потом уступила уговорам Триши Фланаган и приняла приглашение. Приведя девушек в квартиру, альдебаранец поспешно их покинул, сославшись на срочный межзвездный звонок. Пока девушки ожидали, Зоя обнаружила на тумбочке в одной из комнат фотографию Триши Фланаган (прилагается к отчету), сделанную на фоне веганского звездолета, что расходится с официальной биографией самой Триши Фланаган, которая заявляла, что никогда не покидала Землю до этого полета. Зоя Хилл не успела никак отреагировать, так как практически в тот же момент в квартиру проникли два представителя неопознанной расы (фотография и подробное описание трупа одного из них прилагается) с огнестрельным оружием. Последующие события описывались почти без изменений, после них следовал рассказ капитана о его безуспешных поисках. В общем, практически все в отчете было правдой кроме того факта, что на планету мы не уходили с Тришей самовольно, ну и сцена в кафе была полностью опущена. В конце капитан добавил, что Зоя Хилл находится в тяжелом психологическом состоянии и по выздоровлении предоставит свой отчет с более подробным описанием случившегося.

На следующий день пришел ответ. Не знаю точно, что там было сказано, но капитан ходил угрюмым весь день.

— Дэн, ну что там? — спросила я его вечером, заглянув к нему в каюту. — Тебе-то ничего не грозит?

— Не знаю, Зоя, не знаю… Я очень надеюсь, что ничего. Они еще думают. Но мне дали понять, что любого другого на моем месте сразу же попросили бы подать в отставку.

— У тебя хорошая репутация.

— Была хорошая, — улыбнулся он.

Я улыбнулась в ответ.

— Дэн… А что насчет меня? Есть надежда?

Он поглядел на меня серьезно и покачал головой.

— Зоя…

— Я понимаю, — я не могла сдержать слезы. — Понимаю.

— Зоя… — он обнял меня и прижал к себе. — Спасибо.

Уткнувшись ему в плечо, я уже не могла сдержать рыданий. Он гладил меня по спине, волосам. Закрыв глаза, я прижалась к его телу, и мне показалось, что мы перенеслись в те далекие времена, когда были друг в друга влюблены. Сейчас кажется, что это было так давно, хотя прошло-то всего года три. Тогда мы так же сидели на диване в его каюте, он гладил мои волосы, шептал мне на ухо приятные глупости. Он умел быть нежным в такие моменты, по-настоящему нежным.

Прошло, наверно, минут десять. Слезы мои частично высохли, а частично впитались в рубашку Дэна, но размыкать объятий нам не хотелось.

— Дэн… Мне всегда нравилось, когда ты такой большой и теплый.

— А мне всегда нравилось, когда ты так странно выражаешься.

Мне вдруг захотелось его поцеловать. Я подняла голову и потянулась к его лицу. Удивленно на меня посмотрев, капитан немного отодвинулся, пытаясь понять, что у меня на уме. Поддавшись минутному порыву, резким движением я впилась в его губы, и он сразу же ответил мне. Поцелуй был долгим и страстным, как будто мы впервые поцеловались с тем самых пор. Дэн по обыкновению попытался завладеть ситуацией и оказаться сверху, но на этот раз я ему не позволила. Какое-то время мы боролись, не размыкая губ, но борьба длилась недолго: капитан предпочел сдаться. Теперь он сидел на диване, откинувшись на спинку, и с любопытством глядел на меня.

Обвив его ногами, я уселась к нему на руки, и наши губы снова встретились. Сильные руки расстегивали пуговицы моей блузки и, когда она полетела на пол, впились в мою грудь. Вот и лифчик последовал за блузкой, и губы Дэна, лаская мою шею, постепенно опустились вниз. Я выпрямилась, и моя грудь оказалась перед его лицом. Нежно работая языком, Дэн ласкал мои соски — один, затем второй, руками массируя груди. Вот он провел языком между ними… Его частое дыхание стало громче, но оно было не единственным признаком того, что он сильно возбужден. Своей попкой, я уже давно чувствовала, что в брюках у него готовое к бою орудие. Это меня подзадорило: от предварительных ласк Дэн обычно так сильно не возбуждается. Видимо, этот раз и для него особенный. Я принялась двигать тазом, напирая вперед и пытаясь лучше прочувствовать Дэна. Я ощущала его под собой, и с каждым мгновением он становился все более желанным. Он снова попытался выбраться из под меня и захватить преимущество в нашем сражении, но я легонько толкнула его в грудь — и он поддался мне опять.

Расстегнув сорочку, я ласкала его красивую грудь. Языком водила по соскам, покусывала их, сосала. Откинувшись на спинку и закрыв глаза, Дэн дал мне свободу действий. Спустившись к поясу и расстегнув его, я выпустила наружу то, что уже давно наружу рвалось. Член торчал вертикально, словно колосс. Устроившись поудобнее на полу у ног капитана, я стащила с него джинсы и трусы и губами дотронулась головки. Громкий вздох вырвался из груди Дэна, и я поспешила продолжить свои ласки. Плюнув на головку несколько раз, задвигала рукой по всей длине, языком едва коснувшись верхушки. Язык стал делать круговые движения, будто полируя поверхность. Руки продолжали работать: одна двигалась вдоль, вторая легонько массировала яички. Обхватив головку губами, я пропустила член в рот, не прекращая движений языка. Руки Дэна легли мне на голову, и я ощутила, как они направляют меня вниз. Задвигав головой, я с каждым разом заглатывала все больший кусочек его плоти, в то время, как руки мои продолжали двигаться, задавая ритм всему действу. Я набрала в грудь воздуха, расслабила гортань и заглотила. Скользнув по языку, член погрузился в мое горло. И снова ласки: губы и руки скользят по члену, язык проделывает путь от основания до верха. Снова заглотила, и на этот раз держала в себе долго, как могла, сжимая и отпуская член мышцами гортани.

— Зоя, погоди, — взмолился Дэн, — я сейчас кончу!

Я оторвалась от него и повалилась на диван, хватая ртом воздух. Воспользовавшись ситуацией, Дэн ловко вспрыгнул на меня сверху, и ввел в меня два пальца. Я закрыла глаза и откинулась на подушку, сжав руками грудь. Капитан чего-то ждал, и, открыв глаза, я увидела, что он пристально смотрит мне в лицо. Улыбнувшись, я прошептала «Вперед, капитан», и он начал ласкать меня пальцами. Я стонала, выгибалась, и наконец получила первый оргазм. Дэн достал пальцы, облизал их, и дал облизать мне. В это время, его член медленно раздвигал мои половые губы и еще пульсирующие после оргазма стенки влагалища. Обхватив руками мою попку, он задвигал тазом, проникая в меня и издавая звуки, похожие на рычание дикого зверя. Обвив Дэна ногами, я потянулась губами к его лицу, и он ответил на поцелуй. Его движения становились резче, и очередная волна наслаждения подкатывала ко мне. Ногти мои впились капитану в спину, и от боли он стал двигаться еще жестче. Потом укусил меня за губу, и вот наши губы снова слились в поцелуе. Ощущение, которого у меня уже давно не было, вдруг посетило меня: мне показалось, что мы стали единым целым, одним телом и одной душой.

По глазам капитана я видела, что это раз для него действительно особенный, и он чувствует примерно то же. Доведя себя практически до оргазма, он через силу от меня оторвался, и принялся ласкать меня губами: шея, грудь, живот, то, что между ног. Ему, как и мне не хотелось, чтобы наш дикий танец заканчивался. Я зажала его голову ногами, а руками вцепилась в его волосы. Он помогал себе пальцами, проникал внутрь, ласкал клитор, промежность. Я кончила еще раз, не выпуская голову Дэна, прижимая его к себе, и он тщательно слизал все мои соки. Оторвавшись от меня, встал по центру комнаты, любуясь мной. Я улыбнулась ему, повернулась, выставив ему навстречу зад, а руками опершись об диван. Дэн вошел в меня резко, но возбужденная дырочка свободно приняла его. Все громче и громче рыча, он трахал меня, и каждое его движение приближало еще один оргазм. Мы кончили вместе, повалившись на диван.

Я чувствовала, как меня наполняет что-то теплое и приятное, и на какое-то потеряла ориентацию в пространстве. Это, должно быть, то, что Хемингуэй называл «земля плыла», и это, наверно, действительно испытываешь всего несколько раз в жизни! Мы долго лежали так, не шевелясь и не произнося ни слова. Когда наши дыхания выровнялись, капитан слез с меня, и отошел к столу.

— Дэн…

Он оглянулся, и лицо его выглядело смущенным.

— Зоя… Это было…

Я рассмеялась.

— Давно такого не было, правда? Ты идешь в душ?

Повернувшись к нему спиной, я медленно пошла в душевую. Дверь оставила открытой, и Дэн вскоре последовал за мной. Он стоял в дверях, обнаженный и красивый, наблюдая за тем, как я намыливаю свое тело. Потом подошел и сильными руками взял мое лицо. Пристально посмотрел в мои удивленные глаза и поцеловал.

Читайте также...

Лейла. Часть 5

ПОДГОТОВКА КОНЦА Так, ни шатко, ни валко тянулись дни. Наконец, в начале ноября была получена …

39 queries in 0,252 seconds.